Новости

В послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин заявил, что ответственность за обеспечение глобальной стабильности несут ведущие мировые державы - "державы, обладающие ядерным оружием, мощными рычагами военно-политического влияния".

Каков баланс сил в современном мире и как мы обеспечиваем решение задач ядерного сдерживания и стратегической стабильности? На эти вопросы "Российской газете" отвечает депутат Государственной Думы Андрей Кокошин, занимавший в разное время посты первого заместителя министра обороны, секретаря Совета обороны, секретаря Совета безопасности РФ, автора теоретических и прикладных разработок по вопросам ядерного сдерживания и стратегической стабильности.

Российская газета | Андрей Афанасьевич, в чем суть ядерного сдерживания и стратегической стабильности?

Андрей Кокошин | Ядерное сдерживание прежде всего базируется на способности к ответным действиям с мощным поражающим эффектом даже в самых тяжелых условиях, в которых оказалась подвергшаяся нападению сторона. Речь идет о возможности нанести ответный удар с разрушениями такого масштаба, который сделает невыгодной любую агрессию против тебя, причинит противнику то, что оценивается как неприемлемый ущерб.

Каждый оппонент государства, обладающего системой ядерного сдерживания, вынужден десять раз подумать, прежде чем начать какую-то акцию силового давления, которая может привести его к вовлечению в вооруженный конфликт с ядерной державой. Я имею в виду лестницу эскалации от конфликта с применением обычных вооруженных сил до конфликта, который предполагает применение ядерных сил и средств. Стратегическая стабильность обеспечивается и разного рода мерами по ограничению соответствующей военной деятельности, по сокращению вооружений, по поддержанию линии "горячей связи". Так что постановка в повестку дня мировой политики президентом России вопроса об ограничении и сокращении вооружений - это весьма актуальная тема для обеспечения стратегической стабильности.

РГ | С вашим именем связано создание новейшей межконтинентальной баллистической ракеты "Тополь-М", зарождение системы "Булава", строительство малошумных атомных подводных лодок и ряда других важнейших видов вооружений. Какова роль ядерного сдерживания в обеспечении суверенитета нашей страны?

Кокошин | Военная мощь, и прежде всего силы и средства ядерного сдерживания, - это не только военная безопасность, но и один из важнейших компонентов обеспечения высокой, скажем так, политической да и экономической капитализации страны.

Сейчас Россия все больше позиционируется как энергетическая сверхдержава, и эта роль России определяется не только самыми большими в мире запасами углеводородов и другими возможностями в области энергетики, но и тем, что мы по-прежнему одновременно и ядерная великая держава.

РГ | Нет ли опасности, что в скором времени произойдет радикальное изменение ядерного баланса сил в пользу США? Об этом пишут некоторые американские авторы...

Кокошин | В количественном отношении - по числу боезарядов - США на обозримую перспективу будут, по-видимому, превосходить Россию. Но это не тот кратный отрыв, который существует между Россией и США, с одной стороны, и остальными членами ядерного клуба, с другой. Арсеналы России, претерпевая сокращения, развиваются при этом в качественном отношении.

Сейчас очень важно обеспечить развитие нового поколения наших стратегических ядерных сил на основе того, что было сделано и в девяностые, и в самые последние годы. Речь идет о развертывании в достаточном количестве межконтинентальных баллистических ракет "Тополь-М", о завершении отработки перспективной системы "Булава", о вводе в строй подводных стратегических ракетоносцев по проекту "Борей" и реализации ряда других программ. Все эти системы обладают как более высокой степенью неуязвимости, а их группировки, соответственно, большей боевой устойчивостью, так и более значительными возможностями по преодолению какой-либо перспективной системы ПРО.

Надо сохранять и развивать достойную авиационную составляющую стратегических ядерных сил, которая обеспечивает необходимую устойчивость всей ядерной триады. Замечу также, что в России имеются и весьма серьезные заделы для развития систем контроля космического пространства, для глубокой модернизации системы предупреждения о ракетном нападении, развития системы боевого управления всем комплексом сил и средств ядерного сдерживания.

Надо создавать заделы и на отдаленное будущее, развивая достаточно широким фронтом отечественную фундаментальную и прикладную науку. Развитая наука, наукоемкие технологии двойного назначения - это наш главный страховой полис на случай всякого рода неприятных неожиданностей.

РГ | Насколько важно именно ядерное сдерживание применительно к тем угрозам безопасности страны, которые имеются?

Кокошин | После того как НАТО осуществило агрессию против Югославии в 99-м году, на одной международной конференции кто-то из россиян сказал натовцам: сегодня вам не понравилась то, что Югославия делает в Косове, завтра не понравится то, что делает где-то Россия... И вот что ответил американский участник той конференции: "Ну что вы! К России это неприменимо, вы ведь ядерная держава!" В этой реплике - суть роли ядерного сдерживания для конфликтов на уровне ниже "ядерного порога". И мы не раз могли бы ожидать использования средств "принуждения к миру" в каких-то районах, которые входят в зону наших стратегических интересов, если бы у России не было сил ядерного сдерживания, причем обновляемых, модернизируемых.

РГ | Если говорить о будущем, насколько молодые люди сегодня интересуются всей этой оборонной научно-промышленной проблематикой?

Кокошин | И политический интерес, и собственно технический интерес - огромный. Сегодня можно не сомневаться, что новое поколение конструкторов, творцов оружия и в целом сложной наукоемкой продукции у нас вполне может состояться. Разумеется, над этим надо еще много и целенаправленно работать, поскольку сильно дают о себе знать тяжелейшие девяностые годы, когда практически не было притока новых кадров в оборонную науку и промышленность. В том числе очень важно в короткие сроки обеспечить масштабное техническое переоснащение наших вузов.

РГ | Вы - депутат Государственной Думы от "Единой России". Что делает ваша фракция для развития ядерного потенциала страны?

Кокошин | Мы постоянно следим за состоянием дел в этой области. Необходимо, чтобы все программы должным образом финансировались. Когда нам становится известно о тех или иных сбоях на этих направлениях, партия и фракция обращаются в правительство. Существенно, что в своем выступлении перед активом "Единой России" заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков особо отметил: ядерный компонент Вооруженных сил - основа нашего национального суверенитета.

Мы всячески способствуем развитию технологий двойного назначения, соответствующих производств, научно-исследовательских коллективов, от которых зависит надежность нашего ракетно-ядерного щита, всей нашей системы ядерного сдерживания. Эти вопросы рассматриваются, в частности, на заседаниях профильных комитетов Госдумы, возглавляемых членами "Единой России".

Русское оружие Законодательная власть Госдума Правительство Минобороны Послание президента Федеральному Собранию 2006 года
Добавьте RG.RU 
в избранные источники