Новости

31.05.2006 00:15
Рубрика: Общество

Где приземлится птица Фарн

Главные музеи страны ведут спор с липчанами за право обладания уникальной находкой

Золотой орел во всей красе.Царица и грабители

Давным-давно в степи близ нынешней южной окраины Липецка умерла родовитая женщина. Настолько знатная и богатая, что ее подданные и сородичи из воинственного племени сарматов устроили похороны с царской пышностью. Местом захоронения был выбран древний уже по тем временам курган в междуречье Дона и Воронежа. Завоеватели-сарматы согнали местный люд копать подобающую той женщине по сану могилу невиданных размеров три на пять метров.  Когда же кочевые отряды грозных воинов снялись в очередной поход, осмелевшие аборигены (нет, не предки нынешних липчан – первые славянские поселения появились здесь на семь-восемь веков позже)  разрыли курган и проникли в свежую усыпальницу. В глаза им бросился поразительной красоты парчовый балдахин сине-фиолетового цвета. По центру погребальной ткани стоял могучий золотой орел с распахнутыми крыльями, а края украшали золотые фигурки оленей и горных баранов. Грабители осквернили священный символ, оторвав ему голову, отбросили балдахин в сторону, а сами занялись более драгоценной добычей – золотыми кубками, украшениями, монетами.

События двухтысячелетней давности восстановили ученые-археологи Воронежского госуниверситета, производившие раскопки безымянного кургана под Липецком. От парчовой одежды знатной сарматки уцелели лишь элементы вышивки. Ткань сгнила,  аппликации из золотой фольги перепутались и смешались с землей. Древняя госпожа, судя по всему, любила красивую посуду и модные в первом веке н. э. заколки-фибулы, пользовалась румянами и носила платье, сплошь расшитое золотыми бляшками. Остатки всех этих вещей сохранились в могиле. А еще с десяток сосудов, происхождение которых далеко южнее здешних мест Северного Придонья.

"Это сенсация мирового уровня", – заключают о находках  специалисты. Но прежде чем перейти к сенсации, стоит рассказать еще одну детективную историю, связанную с этим курганом, произошедшую уже в наше время.

            По сарматам – бульдозером

Года три назад близ поселка Ленино под Липецком началось возведение коттеджного поселка. Подрядчикам – городскому управлению капитального строительства – при прокладке дороги помешал небольшой, поросший кустарником холм. Несколько минут потребовалось бульдозеру, чтобы "подравнять" его с одной стороны. При этом, как оказалось, вторглись на территорию охраняемого памятника археологии федерального значения. За курган вступилась областная Государственная инспекция по охране памятников. Когда протесты не подействовали, обратились в арбитраж. Суд внял доводам археологов и вынес решение о возмещении ущерба, нанесенного культурному достоянию области. Стоимость научно-исследовательских работ по кургану оценили в 663,5 тысячи рублей.

Так создан был редкий судебный прецедент. Известно, как еще неудовлетворительно исполняется у нас Закон "Об охране культурного наследия (памятников культуры и истории) народов РФ". При прокладке дорог, строительных работах нередко гибнут уникальные свидетельства прошлого, невосполнимо теряется историческая память. Так, в соседнем Воронеже на глазах у всех, при равнодушии и бездействии городских властей, строителями были снесены остатки знаменитых Частых курганов, находки из которых вошли в свое время в сокровищницу Эрмитажа. Местная инспекция по охране памятников оказалась не в силах остановить губителей. А ведь уважение к минувшему, по словам Пушкина, отделяет цивилизованность от дикости.

Деньги же строителей в Липецке пошли на благое дело: на них прошлой осенью были проведены археологические исследования кургана с приглашением лучших специалистов Воронежского госуниверситета.  Возглавлял экспедицию молодой ученый Илья Сафонов. 

Код золотого орла

Само научное открытие произошло ночью.  И не в полевых условиях экспедиции, а в городской квартире преподавателя воронежского истфака Любови Гончаровой. Это ей, единственному в Черноземье специалисту по скифскому искусству "звериного стиля", поручили распутать найденные в раскопе комки золотой фольги и совместить их между собой. Не замечая времени, Любовь Юрьевна пыталась разгадать ребус. В час ночи раздался ее восторженный крик: "Сложилось!". Окружившие стол коллеги-археологи с возгласами восторга разглядывали изображение могучего золотого орла, стоявшего в царственной геральдической позе с распахнутыми на полметра крыльями. Первые поздравления, предположения, догадки. Срочно приехавший профессор ВГУ Александр Медведев не смог скрыть восторженного удивления.

– Фантастика! Скорее всего это из Ирана. И где же – на верхнем Дону, чуть ли не в Подмосковье!

Когда через несколько дней находки были выставлены для краткого обозрения в музее археологии ВГУ, Александр Павлович уже более уверенно говорил коллегам:

– Перед нами царская птица, древний геральдический знак. Сарматы были иранцами по языку и этнической принадлежности. И потому теперь я с  уверенностью могу назвать имя липецкого золотого орла. Это – священное древнеиранское божество Хварно,  которое сарматы на своем диалекте называли Фарн.

Согласно мифологии древних иранцев, Хварно-Фарн являлся и символом, и материальным воплощением царской власти, хранителем богатства и славы, стабильности и процветания государства, залогом военной удачи. Человек, завладевший  Хварно, становился царем Ирана. Присутствие на балдахине баранов и оленей – тоже глубоко сакральных символов иранского искусства – не оставляет сомнений в принадлежности "липецкой дамы" к царскому роду, правившему в то время в северной части Сарматии. Восточный колорит, сохранение иранских традиций говорят о прочной духовной привязанности придонских сарматов к своей далекой прародине. Свидетельством этому являются и погребенные с женщиной дорогие сосуды.

Но в чем, собственно, заключается научная сенсация? Богатые погребения знатных женщин ("цариц") в степях Причерноморья и Северного Кавказа находили и раньше. Но Верхний Дон до последнего времени рассматривался учеными далекой периферией сарматского мира. Найденное погребение царского ранга заставляет пересмотреть эти взгляды.

Открытие воронежских археологов во многом меняет привычное представление об исторических процессах древности на территории региона. Оказывается, за тысячу и более километров от античных центров здесь существовала яркая культура, производились предметы роскоши. Птица счастья Фарн, взлетевшая под Липецком, по-новому осветила прошлое нашего края.                  

Какая же судьба ждет сами удивительные предметы, найденные в кургане? Завершившие научные исследования воронежские археологи готовы передать их Госдирекции охраны исторического и культурного наследия Липецкой области. Руководитель дирекции Андрей Найденов считает, что Липецк имеет все права на артефакты – как место их обнаружения, как город, финансировавший раскопки и  научную экспертизу. Правда, местный краеведческий музей не имеет условий для хранения подобных ценностей. Между тем директор Государственного исторического музея Александр Шкурко официально обратился к липецким властям с просьбой передать клад в главное хранилище исторических реликвий страны. Насколько известно, в своих запросах он пробует заручиться поддержкой соответствующих федеральных органов. По мнению профессора Медведева, место царственного орла и зверей в экспозиции Золотой кладовой Государственного Эрмитажа. Ранг реликвий того заслуживает. Они должны стать доступными для ознакомления не только россиянам, но и гостям нашей страны. Тем самым слава Липецкой земли, мол, только приумножится. Но у липчан свои амбиции – построить по этому случаю специальный музей древностей, самый современный по оснащению. Так что где приземлится взлетевшая из раскопа чудесная птица Фарн, пока не известно.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Арт Архитектура Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Липецкая область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники