Новости

01.06.2006 03:55
Рубрика: Общество

Знания в кредит

Владимир Лукин обнародовал специальный доклад о правах человека на доступное образование

Уполномоченный по правам человека предложил ряд кардинальных мер для обеспечения законного права граждан России на бесплатную учебу. Среди них - введение нового образовательного налога, принятие молодежных программ предоставления образовательных кредитов и внесение поправок в Закон РФ "Об образовании", которыми устанавливаются льготы для поступления в вузы, в частности, солдатам-контрактникам и жертвам терактов.

Бедный учитель богатого студента

Российская газета | Владимир Петрович, по закону у нас каждый должен иметь возможность учиться. Тем не менее образование сегодня не вполне доступно. Причина в неисполнении законов или несовершенстве законодательства?

Владимир Лукин | Конституция России в части, касающейся права на образование, а также законы "Об образовании" и "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" полностью соответствуют мировым стандартам.

Так, статья 43 Конституции посвящена реализации гражданами права на образование. В ней говорится, что дошкольное, основное общее и среднее профессиональное образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях России общедоступно и бесплатно. При этом основное общее образование - обязательно.

Таким образом, в новое образовательное законодательство заложен огромный потенциал, который, к сожалению, пока недостаточно раскрыт. Основные причины в том, что образование по-прежнему плохо финансируется, а механизм реализации законодательных норм не отработан.

РГ | Парадокс: мы критикуем свою систему образования, но при этом россиян активно вербуют зарубежные работодатели, а иностранцы едут к нам за российскими дипломами.

Лукин | Но ведь много лет российское образование славилось фундаментальностью, универсальностью, бесплатностью и доступностью. В то же время экономические и социальные потрясения последних лет существования СССР, а еще больше начальный этап российских реформ, безусловно, сказались на его состоянии. Падали его качество и популярность - как основного общего, так и высшего по многим специальностям, считавшимся прежде "элитными". Одновременно возрастал своего рода инфляционный спрос на образование по модным рыночным специальностям. Старели преподавательские кадры.

Российская система образования надолго застряла в переходном периоде и оказалась не вполне готова к наметившемуся во второй половине 90-х возрождению популярности образования как основы жизненного успеха. Качество образовательных услуг - не столько низкое, сколько чрезвычайно неровное. Система образования не отстроена, реформы разрозненны и ведутся с постоянным опозданием.

В обществе по-прежнему нет единого представления о том, какой должна быть новая система образования. Кроме того, сфера образовательных услуг остается высоко коррумпированной и непрозрачной.

РГ | И по-прежнему денег не хватает?

Лукин | Да, главной проблемой образования остается его недофинансирование. И это несмотря на то, что с 2000 года удалось добиться опережающего по сравнению с общеэкономическими показателями роста расходов. Если в 2000 году расходы бюджета на образование составляли 2,8 процента ВВП, то в 2004 году они выросли до 3,6 процента. Между тем в развитых странах на образование выделяется не менее 5,5 процента, а в Японии, Южной Корее и Китае - до 25 процентов ВВП.

Педагогам платят чрезвычайно скупо. Да, повышение зарплаты запланировано - на 20 процентов в этом году и вдвое к 2008 году. Но этого мало. Можно предположить, что отток преподавателей продолжится, а процесс их обновления замедлится. А значит, качество образования продолжит снижаться. Сегодня средний возраст педагогов - чуть больше 40 лет, хотя кадров готовится достаточно. Молодежь крайне неохотно идет работать в школу из-за низкой зарплаты. В вузах ситуация еще тревожнее. Профессорско-преподавательский состав представлен людьми старших поколений, а нередко и преклонных возрастов.

Экзамен на коммерческой основе

РГ | Вы назвали сферу образовательных услуг "высоко коррумпированной". Можно ли переломить ситуацию?

Лукин | Укоренившаяся системная коррупция - это своего рода особенность современного российского образования. Поборы и злоупотребления есть на всех уровнях образовательной иерархии. Нередко они носят не прямой, а латентный характер. Родителей школьников и студентов настойчиво призывают оказать материальную помощь учебному заведению. Широко практикуются и переэкзаменовки на коммерческой основе, что не только подрывает доверие к образовательному сообществу, но и служит препятствием для соглашения с ведущими европейскими странами о взаимной конвертации дипломов. Сегодня за рубежом котируются дипломы лишь десятка российских вузов.

Для перелома нужны бескомпромиссные административные и дисциплинарные меры, вплоть до уголовного преследования педагогов-взяточников. Особое внимание следует при этом уделить элитным школам и университетам, где коррупция нередко имеет особенно широкий размах, а взятки исчисляются десятками тысяч долларов.

РГ | Одних мер устрашения будет, по-вашему, достаточно?

Лукин | Вся система образования должна быть перестроена таким образом, чтобы исключить или хотя бы минимизировать условия для существования теневого рынка образовательных услуг.

В целом же, конечно, искоренение коррупции в системе образования необходимо рассматривать как задачу более важную, чем даже задача модернизации этой системы. Только так можно реально защитить конституционное право граждан России на образование.

РГ | А на каком уровне образовательной иерархии нарушается принцип общедоступности?

Лукин | На уровне дошкольного образования. При сохранении высокого спроса на услуги дошкольных образовательных учреждений наблюдается тенденция сокращения их числа. Или перевода на платную основу. Это ведет к появлению различных конкурсных отборов, а также введению дополнительной, причем нередко теневой платы за предоставление услуг.

Отмечу также противопоставление так называемых "элитарных" общеобразовательных учреждений обычным школам. Бесспорно, качество услуг, предоставляемых обычными школами, в лучшем случае не повышается. Проблема лишь в том, что престиж обычных школ падает гораздо быстрее, чем качество предоставляемых ими услуг.

Диплом | по европейскому стандарту

РГ | А в каких вузах дают более глубокие знания - в частных или все-таки государственных?

Лукин | Принято считать, что государственные вузы дают более качественное образование. Насколько справедливо это утверждение, сказать трудно. Можно лишь предположить, что в силу объективных причин государственные вузы более строго соблюдают существующие стандарты в части составления и выполнения учебных программ, оценки знаний студентов и т.д. Ясно также, что лучшие государственные вузы, имея долгую историю и богатые традиции, не могут не заботиться о поддержании репутации. Напротив, подавляющему большинству негосударственных вузов, где обучение является платным, еще только предстоит такую репутацию завоевать.

Чтобы выжить в условиях неадекватного финансирования, государственные вузы, как известно, вправе принимать абитуриентов, выдержавших конкурс для обучения не только на бесплатной, но и на платной основе. Растет и взяткоемкость государственных вузов, а сам процесс предоставления теневых услуг абитуриентам и студентам приобретает четкую логику, структуру и прейскурант.

Ситуация в образовательной сфере позволяет прогнозировать рост в ближайшие годы студентов, обучающихся на контрактной основе. На сегодня около половины всех студентов получают знания за свои средства. Средняя стоимость обучения в московских вузах - 2-5 тысяч долларов в год. Семья далеко не каждого абитуриента может позволить себе такие расходы. Следовательно, возникает проблема поиска денег.

РГ | Сразу приходят на ум образовательные кредиты.

Лукин | Пожалуй, выходом действительно могли бы стать кредиты, выдаваемые как государственными, так и негосударственными банками. Но, к сожалению, такие программы кредитования имеют всего несколько банков. Что же до условий кредитования, то они, по сути, кабальны: до 20 процентов годовых при максимальном сроке возврата кредита 10 лет и максимальной сумме кредита 25 тысяч долларов.

При таких процентных ставках образовательные кредиты недоступны для многих российских граждан.

РГ | Ваши эксперты изучали опыт введения Единого госэкзамена. К каким выводам пришли?

Лукин | Единый госэкзамен, во-первых, позволяет уменьшить нагрузку выпускников - за счет объединения выпускных и вступительных экзаменов. А во-вторых, обеспечивает выпускникам из любых регионов равные возможности для поступления в лучшие вузы страны. И наконец, в-третьих, способствует ликвидации коррупции и ограничению масштабов теневых образовательных услуг.

Нельзя, однако, не констатировать, что в том виде, в котором он предложен министерством образования и науки, этот проект выглядит пока недостаточно подготовленным и, что особенно важно, не вполне понятным для общества.

РГ | А что, собственно, обществу непонятно?

Лукин | В этом году около 80 столичных вузов приняли участие в эксперименте по использованию ЕГЭ. Однако немало авторитетных вузов восприняли этот проект настороженно, либо отказались от участия в эксперименте совсем, либо оговорив свое право на проведение дополнительных вступительных испытаний для абитуриентов. Было бы неверно усмотреть в такой позиции несговорчивых вузов лишь желание сохранить возможность для злоупотреблений. Многие специалисты справедливо указывают на то, что предлагаемые на ЕГЭ задания не позволяют проверить у экзаменующегося самое существенное - способность думать, рассуждать и анализировать. По сути, востребованной оказывается только память. Например, при отборе на лингвистические и так называемые творческие специальности эта система контроля может давать не просто не полную, но и искаженную картину. В ряде случаев для определения потенциальных возможностей экзаменующегося ответов на тестовые задания ЕГЭ явно недостаточно: необходимо непосредственное общение с экзаменатором.

Опасения вызывает и то, что обязательное и повсеместное введение ЕГЭ может привести к нарушению принципа состязательности при зачислении в вузы, гарантированного частью 3 статьи 43 Конституции. Уровень подготовки абитуриентов в разных регионах страны, в городах и в сельской местности далеко не одинаков. Этот уровень, а значит, и качество высшего образования не должны приноситься в жертву стремлению механически поставить всех абитуриентов в равные условия.

Введение ЕГЭ - это крупнейший модернизационный проект, рассчитанный на десятилетия. Задача в том, чтобы его достоинства выявить, а недочеты - устранить. Важно при этом помнить, что ЕГЭ - не панацея, а лишь одна из мер, призванных повысить эффективность российской системы образования.

РГ | Уже не первый год мы слышим о необходимости перехода высшей школы на европейские стандарты. Но нужны ли нам эти стандарты?

Лукин | Нужны. Интеграция России в европейское образовательное пространство несет в себе очевидные преимущества. Новая система призвана предоставить студентам большую самостоятельность в выборе вектора образования, дополнительные возможности варьировать свое расписание и трудозатраты. Признание отечественных дипломов о высшем образовании в Европе облегчит молодым специалистам поиск работы за рубежом, повысит их конкурентоспособность на международном рынке труда.

Досье "РГ"

Россия, как страна, подписавшая Всеобщую декларацию прав человека и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, должна обеспечить:

- обязательность и бесплатность начального образования;

- доступность среднего, профессионально-технического и высшего образования;

- свободу родителей выбирать школы для своих детей, их религиозное и нравственное воспитание в соответствии с собственными убеждениями;

- направленность образования на полное развитие личности и ее достоинства, уважение к правам человека, взаимопонимание, терпимость и дружбу между всеми нациями, этническими и религиозными группами.

Общество Образование Президент Уполномоченный по правам человека Национальный проект "Образование" Реформа образования
Добавьте RG.RU 
в избранные источники