20idei_media20
    02.06.2006 01:00
    Рубрика:

    "Кинотавр" пожелтел, но сохранил традиции

    Он сменил владельцев - его отец-основатель Марк Рудинштейн передал бразды правления в руки известных продюсеров Игоря Толстунова и Александра Роднянского.

    Он лишился довеска в виде рахитичного международного конкурса, у которого вечно не хватало сил привлечь хорошее заграничное кино, и поэтому этот конкурс все эти годы был маргинальным, никто его всерьез не принимал.

    Он сменил логотип и свои фирменные цвета - стал золотистым и претендует на солнечность. Но остался всеми любимым "Кинотавром" - главным и наиболее авторитетным национальным кинофестивалем России.

    В этом году конкурсную программу составили 15 игровых фильмов, большинство - премьеры. Среди них такие интригующие, как "Гадкие лебеди" Константина Лопушанского, петербургского режиссера, снимающего редко, но метко. В этом фильме впервые за многие годы эмиграции появится на наших экранах прекрасный украинский актер Григорий Гладий, живущий в Канаде. Драма по пьесе братьев Пресняковых "Изображая жертву" поставлена Кириллом Серебренниковым сначала на сцене МХТ, а теперь он сделал кинематографический вариант. Покажут новые работы Бориса Хлебникова ("Свободное плавание"), Алексея Балабанова ("Мне не больно" с Ренатой Литвиновой, Александром Яценко и Дмитрием Дюжевым), Валерия Рубинчика ("Нанкинский пейзаж" с Дарьей Мороз и Константином Лавроненко), Александра Рогожкина ("Перегон" с Алексеем Серебряковым), Юлия Гусмана ("Парк советского периода" с Александром Лазаревым-мл. и Михаилом Ефремовым), режиссерский дебют Авдотьи Смирновой ("Связь" с Михаилом Пореченковым и Анной Михалковой), фильм Ивана Вырыпаева "Эйфория" с Полиной Агуреевой.

    Пройдет конкурс короткометражных фильмов, покажут несколько многообещающих побочных программ. Новых лауреатов фестиваля определят два жюри - главное под председательством драматурга Рустама Ибрагимбекова и "короткого метра" под руководством режиссера Виталия Манского.

    Перед началом фестиваля несколько вопросов одному из новых патронов "Кинотавра" Игорю Толстунову.

    Российская газета: Вы - успешный кинопродюсер, ваш коллега Александр Роднянский успешно ведет телеканал СТС. Теперь вы возглавили еще и кинофестиваль. Каким вам хочется его видеть?

    Игорь Толстунов: Национальный кинофестиваль - это ведь не международное состязание, как в Канне. В Канне выбирают из тысяч фильмов по всему свету и могут обращать внимание на мировые тенденции, диктовать кинематографическую моду. А национальные фестивали работают с тем, что снято за год. Задача "Кинотавра" констатировать состояние киноиндустрии и ее творческого потенциала. Он дает возможность экспертизы происходящего. Мы хотим максимально представить все, что делается в кино, - путь даже и не всегда самое удачное. И "Кинотавр" в разных программах показывает если не половину, то треть всего созданного. Его новый девиз: "Настоящее российского кино" - не прошлое, не будущее, а своего рода остановленное мгновение, моментальное фото. Фестиваль - это возможность профессионального общения, что не менее важно, чем состязание фильмов. "Кинотавр" показывает годовую продукцию не только специалистам и зрителям, но и иностранным профессионалам. Это еще одна его задача: пропаганда нашего кино, как сказали бы раньше, а теперь говорят - его "промоушн" за рубежом.

    РГ: Почему, с вашей точки зрения, Китай или Корея стали в мировом кинопроцессе своими и даже диктуют кинематографическую моду, а российское кино все еще на обочине?

    Толстунов: Ответ, как ни обидно, прост: плохое кино делаем. Никому не интересное. В массе своей. Хотя, если заняться подсчетами, то из корейцев и китайцев на мировые экраны пробились по три-четыре человека, не более. Они стабильно производят интересные картины. Но и у нас стабильно работают опять же три-четыре человека.

    РГ: Посмотрите, как мучается наша "оскаровская" комиссия, тужась найти фильмы для номинаций. Они совершенно не уверены в успехе наших картин и работают как бы наощупь - то пошлют откровенную коммерцию типа "Ночного дозора", то делают ставку на "кино про детей". О какой стабильности речь!

    Толстунов: С "Дозором" - это, на мой взгляд, стопроцентная ошибка. У меня есть некоторый опыт: из картин, где я был продюсером или сопродюсером, три выдвигались на "Оскара", а две попали в номинации, войдя в финальные пятерки, - "Вор" и "Восток - Запад". Так что я трижды проходил этот путь, и мы пристально следили за пристрастиями академиков. Их пристрастия лежат далеко от зоны "Ночного дозора". В прошлые десятилетия российские фильмы часто были номинантами и даже победителями "Оскара": Владимир Меньшов с фильмом "Москва слезам не верит", Никита Михалков с "Утомленным солнцем". Номинировались "Кавказский пленник", "Влюбленный повар", "Урга"... Вот она, ниша. Ее можно определить: драма-мелодрама, а иной раз, как в "Урге", - экзотика.

    РГ: "Оскар" - особая статья: там еще надо хорошо кормить академиков.

    Толстунов: Кормить - не кормить, а вложиться на территории США нужно хорошо: приемы, просмотры, диски и прочее. Но это не значит, что за ложку черной икры они поставят свои галочки. Вся "оскаровская" гонка заключается в том, чтобы создать картине хороший промоушн - чтобы ее посмотрели как можно больше людей.

    РГ: Но ведь и фестивали перестали приглашать наше кино. Вот и только что прошедший Канн опять обошелся без наших фильмов.

    Толстунов: А много мы можем назвать новых российских фильмов, которые, положа руку на сердце, можно считать достойными Канна или Берлина?

    РГ: Для меня, скажем, удивительно, что в Берлине не было "9 роты". Там половина конкурса была значительно слабее, но ее не взяли даже в информационные показы.

    Толстунов: "9 рота", на мой взгляд, все-таки коммерческое кино, четкий мейнстрим.

    РГ: Но вернемся в "Кинотавру", который через день начнется. Удалось ли вывести "Кинотавр" на современный технологический уровень - показывать картины в "долби", например?

    Толстунов: В этом году вместе с сочинской администрацией мы оснастили Зимний театр новой кинопроекционной и звуковой аппаратурой. Там, конечно, есть проблемы: зал театральный и для кино плохо приспособлен. Но мы много думаем над этими проблемами: задача - создать объемную фестивальную жизнь, профессиональную и светскую, какая сопутствует всем значительным кинопраздникам.

    РГ: Сохранилась ли возможность для всех желающих купить на фестиваль путевки?

    Толстунов: Обязательно. В путевку входит полный объем услуг от перелета в Сочи, гостиницы и питания до посещения всех кинематографических мероприятий, которые не носят частный характер.

    РГ: И последний вопрос вам как кинопродюсеру: если в наш век взбесившейся коммерции появился бы молодой и никому не известный Андрей Тарковский со сценарием "Иванова детства" - он смог бы пробиться?

    Толстунов: Конечно. Сегодня в России снимают и мэтры уровня Муратовой, Сокурова, Германа-старшего, и молодые - Звягинцев, Кравчук, Герман-младший... Снимают все, от кого можно ждать интересных художественных идей. И не только в области авторского кино. Есть люди, работающие в мейнстриме и при этом делающие хорошее кино. "Иваново детство" я бы тоже не называл авторским фильмом в сегодняшнем понимании этого термина. Потому что сегодня авторским кино называют нечто непонятное, стилистически невнятное и не рассчитанное на зрителей. Такие фильмы чаще всего забываются сразу после премьеры. А "Иваново детство" - это просто очень хорошее кино, которое хочется смотреть снова и снова.