Новости

15.06.2006 02:00
Рубрика: Происшествия

Следователи рассказали "РГ" о тайнах "Трех китов"

 "РГ" стало известно, что кроме пятерых задержанных по делу "Трех китов", суд рассматривает еще одну просьбу прокуратуры на задержание шестого по счету гражданина.

Об этом корреспонденту "Российской газеты" сказал Владимир Лоскутов, руководитель следственной группы Генпрокуратуры, заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Ленинградской области:

- Впереди у нас еще очень большой объем работы. И не только по уголовному делу, но также по предъявлению обвинений уже задержанным.

Впервые о мебельной контрабанде "Российская газета" рассказала еще в 2002 году (№49 от 20.03 2002). Мы писали о судьбе капитана Зайцева, руководителя следственной группы, которая занималась "Грандом" и "Тремя китами". Писали, чьи интересы он затронул и какие силы схватились вокруг контрабанды. Тогда "мебельное" дело прекратили, а против капитана Зайцева и двух сотрудников таможни возбудили уголовное дело. Позже "РГ" не раз возвращалась к этой теме.

Уникальность "трехкитового" уголовного дела в том, что к нему, как ни к какому другому применимо слово "коррупция". Именно поэтому из казалось бы крупного, но банального по тем временам расследования вышел всероссийский скандал.

За мебельными монстрами высилась охранная фирма под руководством отставного генерала Заостровцева, чей сын на тот момент руководил департаментом экономической безопасности ФСБ. А уголовное дело в милиции вел простой капитан из Тверской области. Почувствуйте разницу...

Позиция Генеральной прокуратуры в контрабандном деле менялась не раз. И она стала третьей стороной схватки. Первый шаг прокуроров был понятен - с санкции заместителя Генпрокурора Василия Колмогорова дело и родилось. Второй шаг - прокуратура не раз продлевала следствие. Но вдруг прокуроры резко развернулись и дали обратный ход. Что случилось?

На самом деле уголовных дел на мебельщиков было несколько. Их вели МВД и таможня. Самым большим и серьезным было дело о контрабанде. Его поручили следователю по особо важным делам капитану милиции Павлу Зайцеву. В его группе было десять следователей. Работала группа сутками с 9 октября до 22 ноября 2000 года. Этого времени хватило, чтобы набрать большой объем материала. А дальше был настоящий детектив из российской действительности.

22 ноября в Следственном комитете при МВД вдруг появляется сотрудник Генпрокуратуры и сгребает со стола Зайцева "все по мебели", что оказалось там на этот момент.Причем, делалось все без документов - запросов, описи, актов приема-передачи. Задним числом по факсу Зайцев получит бумагу "об истребовании дела на изучение в порядке надзора". Позже пришлют еще одну такую же бумагу, уже настоящую. Но и в ней не будет сказано, что и сколько унесли документов. Позже прокуроры впишут эти данные в документ от руки.

Чего и сколько на самом деле увезли не знал ни следователь, ни его начальство, ни, как ни странно, даже прокуратура. Позже выяснится, что унесли от капитана Зайцева мизер - около шести томов. Четыре тома были сформированы, остальные сложили из бумаг со стола капитана.

На самом деле выяснилось, что у Зайцева было кроме взятого со стола еще 200 томов уголовного дела и куча вещественных доказательств. Наконец прокуроры потребовали официально привезти им все. Грузовик, в котором поместились две сотни томов с вещдоками съездил в прокуратуру и вернулся назад. Потому как постояв у ворот, сопровождающие узнали, что уголовное дело уже прекратили.

Закрыв дело прокуроры написали, что данные об истинном весе товара, представленные иностранными перевозчиками, не могут быть доказательствами по делу. А если нет доказательств, то и дела - нет.

Потом против следователя милиции и двух сотрудников таможни Файзулина и Волкова, работавших по "мебели", возбудили уголовное дело. Нарушили они интересы коммерсантов. Был суд. Всех осудили. Следователя Зайцева прокуратура потребовала уволить. Но позиция тогдашнего министра внутренних дел Грызлова не могла не вызвать ничего, кроме уважения.

"...Для нейтрализации работы следователей и оперативных сотрудников члены преступного формирования использовали сотрудников центрального аппарата Генеральной прокуратуры для прекращения расследования дела, опорочения полученных доказательств, с последующим увольнением сотрудников из органов внутренних дел..." - это отрывок из письма Грызлова Генеральному прокурору Устинову. Преемник Грызлова Нургалиев эту позицию не изменил.

Сегодня судимый следователь Зайцев продолжает работать в Следственном комитете при МВД - уникальный случай.

После прекращения дела вмешались депутаты Госдумы. Было специальное заседание комитета по безопасности. И выводы - дела прекращено неправильно. Генпрокуратура прекращение отменила, а президент своим решением назначил прокурора Владимира Лоскутова из Ленинградской области продолжить расследование. И он начал работать. Известные на сегодня результаты, похоже - не последние.

Корреспондент "РГ" разыскал прежнего следователя Павла Зайцева. Он сказал, что по его мнению следующим задержанным может оказаться Павел Стрипков - один из двоих руководителей подставной фирмы "Лига-Марс", через которую и шла контрабанда. Сегодня Стрипков - заместитель руководителя фирмы "Ростэк". Это крупнейшая в стране структура, созданная для того, чтобы облегчить труды таможни и коммерсантов при пересечении грузов через нашу границу.

После судов в России следователь Зайцев обратился в Страсбург. Он не согласен со своим осуждением по "мебельному" делу. На днях он получил из-за границы ответ - суд предложил российским властям в срок до 19 июня примириться с заявителем. В противном случае, сказано в письме, жалобе следователя "будет придан приоритет".

На вопрос "РГ", повлияет ли активное возобновление следствия на его и таможенников оправдание, следователь ответил:

- Хотелось бы в это верить.


Происшествия Правосудие Суд