Новости

20.06.2006 06:00
Рубрика: Власть

Деловой завтрак с будущим Генпрокурором

Избранные места из диалогов Юрия Чайки с читателями "Российской газеты"

В обеих палатах Федерального Собрания высоко оценивают шансы на назначение Юрия Чайки. По словам председателя Совета Федерации Сергея Миронова, "никаких трудностей кандидатура Юрия Чайки во время обсуждения в комитетах и на пленарном заседании не вызовет, так как сенаторы знают его как грамотного профессионала с твердой гражданской позицией". Спикер Госдумы Борис Грызлов назвал Чайку настоящим профессионалом и "стопроцентным прокурором". Вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин охарактеризовал Чайку как "безусловно зрелого и опытного государственника, умеющего принимать взвешенные решения в любых ситуациях, не признающего "телефонного права" и всегда стоящего на позициях законности".

О подобном подарке от президента прокуроры могли разве лишь мечтать. Тем более что в последние дни ходило множество якобы "проверенных" слухов о возможных преемниках ушедшего в отставку Устинова.

Назывались разные кандидатуры, вплоть до экзотических. Больше всего прокуроры боялись получить в шефы непрофессионала. Такое уже однажды было и до сих пор вспоминается как тяжелый сон. После известных трагических событий начала девяностых главное правоохранительное ведомство страны вручили Алексею Казаннику. Решение было политическим, в той нестабильной обстановке на ключевой должности требовался честный, порядочный, не замешанный ни в каких политических кланах и дрязгах человек. Казанник отвечал всем этим требованиям. Но оказалось, что для должности Генпрокурора быть просто хорошим человеком - недостаточно.

Назначение Чайки в этом плане в Генпрокуратуре воспринимают как наиболее удачный выбор президента. Он прокурор, что называется, с молодых ногтей, прошел в этом ведомстве все ступени, предшествующие главному посту. Начинал стажером, затем рядовым следователем в Усть-Удинской районной прокуратуре Иркутской области. Родился же Юрий Чайка в городе Николаевске-на-Амуре, это в Хабаровском крае, юридическую науку постигал в Свердловском юридическом институте.

Прокурорская карьера будущего Генерального пролегала через посты межрайонного и транспортного прокурора, следственный отдел Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры, судьба заносила даже на партийную работу, правда, тесно связанную с надзорным делом - был заведующим государственно-правовым отделом в Иркутском обкоме. Затем два года работал восточно-сибирским транспортным прокурором, а с 1992 по 1995 год возглавлял прокуратуру Иркутской области. В том же 1995 году был назначен первым заместителем Генпрокурора и провел в стенах на Большой Дмитровке свою первую пятилетку. После ухода с поста Юрия Скуратова пять месяцев возглавлял ведомство в качестве "и.о.", но 17 августа 1999 года был назначен министром юстиции России.

Те, кто работал в Генпрокуратуре вместе с Юрием Чайкой, а таких немало, сохраняют о нем самые добрые воспоминания как о профессионале высокого класса и человеке, лишенном высокомерия и карьерного безразличия к людям. Последнее немаловажно в структуре, где многое строится на доверии и очень важно знать, что начальники тебя не "сдадут" под напором каких-либо обстоятельств.

Каким будет ведомство под началом нового Генерального? С одной стороны, он воспитанник прокурорской школы, унаследовавший ее традиции. С другой - работа министром юстиции обогатила и расширила его юридическую практику, стало быть, и представления о роли и месте ведомства в структуре власти современной России. Известно, что Юрий Чайка придерживается демократических взглядов на развитие правоохранительной системы. При нем Главное управление исполнения наказаний было переведено из МВД в структуру минюста, там прошли значительные реорганизации, существенно улучшившие положение "контингента" в местах не столь отдаленных. Появился даже ряд исправительных учреждений, где условия пребывания созданы на уровне евростандартов. Вообще в Европе относятся к Юрию Чайке с уважением. Своего рода признанием заслуг его и проводимых в России реформ стало общеевропейское совещание министров юстиции, которое впервые в истории было успешно проведено в Москве.

Именно с минюста началась в стране нынешняя административная реформа. Из министерской бухты ушли в самостоятельное плавание три федеральные службы, каждая из которых ныне заняла солидное место в общей структуре управления. Правда, все они трудятся под правовым надзором министерства, если не считать возникающих порой мелких рецидивов "болезни роста". Известно также, что единственным ведомством, которое не подверглось перепланировке, остается Генеральная прокуратура. Не связано ли нынешнее назначение с перспективами такого рода? Прокуроры в один голос утверждают, что у них давно осуществлены все внутренние переналадки в соответствии с духом времени, а устраивать некую ломку ради моды - подобно безрассудству. Так это или не так, надеемся узнать уже от самого Юрия Чайки, возможно, в первый же день его второго пришествия на Большую Дмитровку.

   прямая речь

Свои взгляды на прокуратуру, развитие права, судебной системы Юрий Чайка подробно излагал на "Деловых завтраках" в "Российской газете". Его высказывания по ключевым проблемам юстиции сегодня поэтому особенно интересны.

О прокуратуре

- Наша прокуратура останется достаточно сильным и самостоятельным органом, решающим многие вопросы. Другое дело, что за счет усиления судебной власти, увеличения численности судов, в том числе мировых судей, многие функции просто перейдут к ним. Скажем, санкции на арест. Прокуратура, я считаю, должна усилить свои позиции, прежде всего с точки зрения уголовного преследования, а также свои правозащитные функции. Пока суды сформируются, пока определятся - кто будет защищать права граждан бесплатно, как это сегодня делает прокуратура? Поэтому, я считаю, у прокуратуры хорошее будущее.

О законах

- Важное направление - гуманизация нашего законодательства. Пора отказаться от жесткой и порой неоправданной карательной политики в области уголовного судопроизводства.

- Нуждаются в проверке законы и нормативно-правовые акты всех трех уровней: федерального - это законы, а также нормативно-правовые акты министерств и ведомств, второй уровень - субъекты Федерации и третий - муниципальный. На уровне муниципалитетов тоже издаются нормативно-правовые акты, которые затрагивают права человека.

- Основной процент нормотворчества сегодня в исполнительной власти. Но в муниципальных образованиях, например, по данным прокуратуры, вскрывается от 30 до 40 процентов актов, которые не соответствуют федеральному законодательству.

- Когда принимается тот или иной закон, в соответствии с постановлением правительства одновременно должен формироваться и перечень нормативно-правовых актов к нему. К сожалению, такая схема пробуксовывает.

О наказаниях

- Я против того, чтобы чуть что - сразу в тюрьму. У нас нынче за решеткой контингент - на уровне Советского Союза, а населения ведь стало в два раза меньше. Мы сейчас выходим с совершенно другими критериями оценки. Если человек совершил особо тяжкое преступление, он должен быть наказан, и сурово. Но если совершены проступок или правонарушение, не представляющие большой общественной опасности, зачем же в тюрьму?

- Меньше содержания под стражей, больше других, альтернативных мер пресечения. Шире использовать штрафные санкции, условно-досрочное освобождение, колонии-поселения.

- Статистика говорит вот что: рецидив среди лиц, отбывших наказание, примерно 25- 30 процентов. Среди амнистированных - не более 5 процентов. То есть амнистия бесспорно оправдывает себя.

О помиловании

- К помилованию отношусь очень осторожно. Во-первых, нельзя подменять помилованием отправление правосудия, что у нас, к сожалению, было. По сути помилование было поставлено на поток и превратилось в еще одну ветвь судебной власти. Я приведу цифры: во Франции фиксируется 30 - 35 тысяч ежегодных обращений о помиловании, решений бывает примерно 500, или менее 2 процентов. Канцлер ФРГ за пять лет помиловал 21 осужденного, или три сотых процента. В нашей стране было помиловано около 13 тысяч человек, или 6-7 процентов, из них почти 2 тысячи человек - люди, имеющие третью и даже четвертую судимость, 2689 человек, осужденных за умышленное убийство, 1834 человека - за разбой, 14 - за бандитизм, 709 - за грабеж. Какие еще нужны комментарии? Мы штамповали по 250 помилований за одно заседание. Сейчас эта система кардинально пересмотрена.

О службе судебных приставов

- О Федеральной службе судебных приставов разговор особый. Нельзя построить правовое государство, если решения судов не будут исполняться.

- Будут ли приставы наделены правом оперативной деятельности - непростой вопрос в принципе. Сегодня приставы проводят дознание по ряду уголовных преступлений, разыскивают имущество должников, обеспечивают безопасность участников процесса. И казалось бы, они должны получать информацию о готовящихся преступлениях, вести оперативные разработки по розыску должников и их имущества. Но этот механизм никак не регламентирован. И здесь есть некий правовой пробел. Точка зрения на него неоднозначна. К единому мнению в правительстве не пришли, но такая инициатива у нас есть - чтобы функция оперативной работы была у службы приставов.

О личном

- Для меня дороже всего на свете порядочность и надежность людей, с которыми я имею дело. И, естественно, профессионализм. Не приемлю предательства, человеческой подлости, которых, к сожалению, еще очень много в сегодняшней жизни.

Ссылки по теме:

Юрий Чайка: Чтобы закон исполнялся, его должны знать

Гражданам России растолкуют законы до запятой

Минюст выступил против карательной судебной практики

Минюст разработал новые виды наказания

Чайка о следственных изоляторах

Чайка готовится создать для малоимущих альтернативную юридическую службу

Власть Работа власти Госуправление Правительство Генпрокуратура
Добавьте RG.RU 
в избранные источники