Новости

28.06.2006 02:30
Рубрика: Власть

У нас в России все экстремизмы опасны

В последние годы наблюдается активизация деятельности молодежных объединений экстремистской направленности (скинхеды, "Российское национальное единство", "Национал-большевистская партия", "Актив красной молодежи" и прочие). Все эти организации, по крайней мере большинство из них, создают структуры и ячейки своих объединений в регионах Российской Федерации. Некоторые финансовые структуры поддерживают эти экстремистские группы, используют их для оказания политического давления на власть. К примеру, население Санкт-Петербурга скорее всего не без оснований полагает, что все происходящие в их городе громкие преступления на расовой почве носят заказной характер, направлены на дискредитацию их города, Северной столицы России.

Нельзя не видеть, что экстремистские организации используют любые формы недовольства, возникающие на религиозной и социальной почве конфликты для дестабилизации политической обстановки в нашей стране. Экстремистские организации активно участвовали в акциях протеста, спровоцированных монетизацией льгот, призывали участников этих акций к блокированию автодорог, зданий органов власти.

В Российской Федерации как многонациональной стране, которая по сути является добровольным союзом народов, проживающих на своих исторических территориях, особую угрозу представляет разжигание ненависти и вражды между народами, разжигание настроений распада, провоцирование центробежных тенденций.

Мы не можем забывать, о чем недавно убедительно говорил в своей публичной лекции заместитель главы администрации президента РФ Владислав Сурков, что распад СССР был спровоцирован прежде всего русским изоляционизмом или великорусским сепаратизмом, стремлением выделить "русские территории" из состава Советского Союза, бывшей Российской империи.

Эти опасные, разрушительные, самоубийственные настроения сохраняются и поныне. К примеру, на прошлогодних, декабрьских выборах в Московскую городскую Думу нашлись партии, которые решили снова поэксплуатировать изоляционизм, выдвинув лозунг "Столица для москвичей". Национал-популисты, решившие заработать проходные баллы на антикавказских настроениях, не хотели видеть, что Москва является столицей до тех пор, пока она является городом для всех граждан РФ, является сосредоточением святынь, учреждений, объединяющих всех граждан Российской Федерации. До тех пор, пока Москва является городом, столицей для татар, дагестанцев, чеченцев, Россия является Россией. Этот пример показывает, что суд, судебные органы не только имеют право, но обязаны отстранять от выборов политиков, которые беззастенчиво используют в своих эгоистических целях настроения ксенофобии, пытаются прыгнуть на высоты власти на волне национализма. Вот почему необходим закон, сдерживающий политиков от призывов и заявлений, направленных против национального мира, стабильности в России, ее целостности.

Есть целый ряд фундаментальных причин исторического свойства, которые не отражены в пояснительной записке законодателей о поправках к статье 20.3 Кодекса Российской Федерации об "усилении уголовной и административной ответственности за правонарушения экстремистской направленности".

Прежде всего о причинах ближней истории. Нельзя не учитывать, что новое поколение, которое в первую очередь пополняет ряды экстремистских организаций, сформировалось в условиях морального и политического хаоса начала и середины девяностых. Наша трагедия, национальная трагедия состоит в том, что в эти годы демократия в сознании людей, в том числе и детей той эпохи, ассоциировалась со вседозволенностью, с мнением, что прав тот, кто сильнее, кто смелее, кто никого и ничего не боится.

Не следует забывать и о дальних исторических причинах, питающих нынешний, сегодняшний политический экстремизм. Россия была больна экстремизмом до революции 1917 года. Мы являемся первой страной в мире, где революционный экстремизм, революционный терроризм, то есть убийство человека без суда и следствия, убийство невиновного во имя идеи, в назидание виновным, стал политической практикой. Мы являемся единственной страной в мире, где общественное мнение стояло на стороне террористов, на стороне убийц.

И самое главное. Надо помнить, что большевики не только победили благодаря чудовищному экстремизму, благодаря революционному терроризму, но они и удерживали власть благодаря проведению репрессий и путем так называемого коммунистического воспитания масс, в основе которого лежала идеология гражданской войны, идея классовой ненависти.

Надо понимать, что трудно, чрезвычайно трудно отучить политиков от экстремизма, от призыва к насилию, к "низвержению существующего строя", когда массы по традиции продолжают от них "ждать резких движений", крутых слов.

Как только мы перейдем к широкому, системному, историческому взгляду на природу, причины нашего нынешнего российского экстремизма, мы сумеем увидеть многие скрытые, не очевидные причины нынешних расколов.

К примеру, на первый взгляд трудно понять, почему либеральная оппозиция, СМИ буквально в штыки восприняли обсуждаемые дополнения к статье 20.3 Кодекса РФ, направленные на ужесточение наказания за "публичные выступления, которые побуждают к осуществлению или допускают возможность осуществления экстремистской деятельности". Казалось бы, нашим либералам надо только поддерживать усилия, направленные на сдерживание экстремизма на национальной почве, на пропаганду и демонстрирование атрибутики и символики, "сходной с нацистской". Но тут произошло нечто неожиданное. Люди, которые до сих пор отличались педалированием реальной угрозы ксенофобии и национализма, вдруг увидели в нынешних законодательных инициативах Думы наступление на политические свободы в России.

На мой взгляд, эти парадоксы в тактике либеральной оппозиции имеют вполне рациональное объяснение. Во-первых, понятно, что наши так называемые либеральные партии, утратившие целиком и окончательно влияние в России и прежде всего в российской провинции, связывают свое будущее исключительно с насилием, с повторением Майдана, то есть с политическими акциями, направленными на блокировку и захват правительственных зданий и так далее. Поэтому закон, направленный против повторения акции, подобной захвату нацболами приемной президента, карающий за призывы к подобным акциям, имеет самое прямое отношение и к планам наших либералов. Ведь не случайно они организуют лагеря по подготовке нашей, российской "оранжевой" молодежи к нашему, московскому майдану.

Во-вторых, и это, на мой взгляд, является главным источником негативного отношения либералов к новому закону об экстремизме, сказывается страх перед публичным разоблачением экстремистской сути их идеологии, их веры. Все дело в том, что по духу, по убеждениям наши либералы, и прежде всего лидеры СПС, являются наследниками левого, марксистского экстремизма, наследниками "подлинного" революционного большевизма. Вся их идеология, все их представления о методах борьбы за власть завязаны на идее ломки, разрушения устойчивого.

Призывы лидеров СПС, к примеру, уйти из Чечни, переделать "российский архетип", отказаться от права самим формулировать свои национальные интересы, изменить "цивилизационный вектор развития России" на самом деле были и являются продолжением большевистского экстремизма.

Не забывайте, что политики, называющие себя в России "либералами", были сторонниками революционных беловежских соглашений, инициаторами малой гражданской войны в Москве осенью 1993 года, всех неправовых, антиконституционных акций первой половины девяностых. Все это говорит о том, что проблема преодоления экстремизма в России предполагает перестройку всего нашего политического, духовного и морального климата. Предложенные законодателями меры по усилению борьбы с экстремизмом - только первый шаг в этом направлении. Рано или поздно нам надо будет конституционно закрепить выход из состояния гражданской войны, запретить пересмотр цивилизационных основ современной России, запретить пропаганду реванша коммунизма, запретить отказ от территориальной целостности страны, запретить попытки разрушить национальный мир в России, подвергнуть осмеянию достоинство всех без исключения народов нашей страны. Надо понимать, что у нас в России все экстремизмы опасны - и красные, и коричневые, и либеральные.

Для создания прочного щита от традиций российского экстремизма нам нужен российский пакт Манклоа, российский пакт о фундаментальных, ненарушаемых устоях России. Надо внедрить в сознание наших политиков мысль о незыблемых устоях новой, демократической России, которые не могут быть пересмотрены ни при каких условиях.

Власть Позиция Власть Работа власти Регионы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники