Новости

29.06.2006 02:00
Рубрика: Власть

И до Москвы недалеко, и до местной власти - рукой подать

Муниципальный чиновник за все в ответе: и за опоздавший автобус, и за цены в магазине

Российская муниципальная академия уже несколько лет проводит конкурс "Лучший муниципальный служащий", стараясь поддержать престиж этой профессии. В этом году лауреатом в одной из самых сложных номинаций - "Социальное развитие" - стал глава муниципального образования - городского округа "Домодедово" Леонид Ковалевский.

Свой диплом он хранит вместе с протоколом избирательной комиссии - в сентябре 2005 года Ковалевский с решительным отрывом победил на выборах главы округа, в которых участвовали 15 кандидатов. Два свидетельства - признания земляков и признания коллег.

Российская газета | Это же были, если не ошибаюсь, ваши третьи выборы. Так что диплом лауреата вы "заработали" не за пару месяцев.

Леонид Ковалевский | За это время можно только "растратить", а не создать что-то серьезное. Я руковожу администрацией уже 17 лет, и многие вопросы приходилось решать с нуля, а некоторые из них - до сих пор меня тревожат.

РГ | Хорошо помню, какие у вас здесь кипели страсти в 90-х годах. Особенно митинг работников совхозов, которые вы отказались дотировать из районного бюджета. Думала, они вас растерзают. И, признаться, тогда мои симпатии были на стороне протестующих.

Ковалевский | Мы не могли, да и не обязаны были "кормить" все совхозы, тем более что они получили полную самостоятельность. Но самые перспективные все-таки местным бюджетом поддержали, чтобы их не смели во времена "земельного передела" и они смогли адаптироваться в рыночных условиях. Каких только "собак" на меня не вешали! И все-таки расчет был правильный. Сегодня у нас современное сельское хозяйство европейского уровня - лучшее не только в Московской области, но и в России. В прошлом году мы произвели 65 тысяч тонн молока. О таких объемах в советские времена и не мечтали. Я это с полной ответственностью говорю, потому что работал тогда секретарем, а затем председателем исполкома горсовета.

По мясу, например, мы выходили максимум на 8 тысяч тонн в год. А в прошлом году "выдали на гора" 35 тысяч тонн. И сегодня производим 10 процентов подмосковного молока и 20 процентов - мяса. Это при том, что округ занимает всего 2 процента территории области, а среди жителей Подмосковья домодедовцев - лишь 1,5 процента. Так что экономическую стратегию не митинги и не эмоции определяют, а правильно выбранные приоритеты.

Одно время меня, кстати, критиковали и за то, что я поддерживаю, как тогда их называли, "красных директоров" предприятий. А по мне - будь они серо-буро-малиновые, главное, чтобы хозяйственник был крепкий и свой, домодедовский. На той волне пришлым что надо было? Схватить, распродать и деньги получить. А нам - район поднимать, не дать его разорить в пылу передела собственности. И сегодня все наши предприятия работают, развиваются, да и новых влилось немало: 8 процентов производственного оборота Подмосковья - наши. Так что округ - крупный донор. И каждый год перечисляет в областной и федеральный бюджеты по 4-6 миллиардов рублей. У нас и свой бюджет достаточно солидный - 1,3 миллиарда рублей, что дает нам возможность решать социальные проблемы. Средний уровень регистрируемой безработицы по округу - 0,6 процента - уже давно значительно ниже федеральных и региональных показателей. У нас даже переизбыток вакансий - более шести тысяч мест. Так что зарабатывать есть где.

РГ | Но и расходы у людей не малые. Те же услуги ЖКХ каждый год дорожают почти в два раза.

Ковалевский | В нашем округе рост тарифов ЖКХ не превышает роста цен на услуги естественных монополий - газ, электричество. Мы приняли решение о приоритетном финансировании затрат на капитальный ремонт жилого фонда, объектов и инфраструктуры ЖКХ за счет местного бюджета (200-250 миллионов рублей в год).

Это очень существенная прибавка к тем средствам, которые выплачивает население за жилищно-коммунальные услуги. При этом, не забывайте, мы создали в округе жесткую систему финансового контроля за всеми доходами и расходами ЖКХ - ни одна платежка не пройдет незамеченной. В результате, четыре из шести муниципальных предприятий ЖКХ, которые долгие годы давали одни убытки, закончили 2005 год с прибылью, а крупнейшее из них - уменьшило убытки с 70 миллионов рублей до 8 миллионов рублей.

И хотя в Жилищном кодексе заложена концепция, что всеми проблемами ЖКХ население должно заниматься самостоятельно, я считаю, что государство, муниципальная власть ни в коем случае не должны уходить из этой сферы. Уровень доходов населения, особенно пенсионеров, бюджетников сегодня таков, что невозможно повесить весь этот огромный комплекс на плечи населения. Оно никогда не справится. Я уже говорил, сколько денег выделяется из местного бюджета на ЖКХ. Так, за их счет мы реконструируем дворы - эта программа работает уже третий год, и на нее тратится по 100 миллионов рублей. Строим новые стоянки для машин, спортивные площадки, теннисные корты, хоккейные коробки, роллеродромы. Параллельно ремонтируем кровли, подъезды, отмостки, швы, то есть, решаем те вопросы, на которые десятилетиями не находилось денег.

Второе направление - реконструкция улиц, строительство новых современных дорог, благоустройство улиц и скверов. В прошлом году закончили работы по Аллее Победы, она нам в 18 миллионов рублей обошлась. Из социальных объектов самый важный - современная детская поликлиника, она открылась в новом четырехэтажном здании. Вторую половину этого здания, где будет находиться стоматологическая поликлиника, мы сейчас завершаем. Она тоже оборудуется по последнему слову техники. Это муниципальная поликлиника. И все услуги, которые положено предоставлять людям бесплатно, в ней сохранятся. Остальное, правда, за деньги. Но для своих ветеранов и пенсионеров мы сохранили бесплатное протезирование зубов, несмотря на то, что эта услуга "упразднена" с монетизацией льгот.

Вообще, медицину мы неплохо подтянули. У нас современное хирургическое отделение с отличным инструментарием, кондиционированием воздуха. Практически создали новое отделение реанимации. Провели реконструкцию родильного отделения, сейчас проектируем дальнейшую реконструкцию центральной районной больницы.

РГ | У вас, наверное, и рождаемость выросла?

Ковалевский | Последние три года она, конечно, растет, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы. И пока рождаемость в округе, на мой взгляд, очень низкая. На то есть множество причин. И те меры, которые намечаются сегодня государством в связи с демографической ситуацией в стране, не решат всех проблем до конца. На мой взгляд, одна из главных причин, по крайней мере в нашем округе, это дефицит детских садов. Этой проблемы не существовало, когда была безработица. Мамы сидели дома, детские сады пустовали. Когда экономика начала подниматься, все мамы вышли на работу. Но мы надеемся снять напряжение с детскими садами уже в следующем году, а полностью ликвидируем проблему за несколько лет. Наша задача - обеспечить каждого маленького домодедовца детским садиком.

Вторая не менее важная причина низкой рождаемости - жилье. Сегодня мы строим в 2-3 раза больше, чем при советской власти. В нашем округе в расчете на тысячу жителей жилья вводится больше, чем в Москве. Но, увы, для молодых семей оно недоступно. И ситуация не изменится, пока мы не создадим систему, при которой молодые могли бы брать в банке ипотечный кредит на 25 лет под 2-3 процента годовых. Сегодня у нас в округе можно взять кредит на 25 лет, но под 13 процентов годовых. Занимаются этим только коммерческие банки. Через них идут даже государственные средства, которые выделяются на поддержку ипотеки, но кредиты предоставляются все равно по коммерческим расценкам. Не будет никогда жилье доступным под такие проценты.

Я считаю, что программа должна финансироваться полностью из федерального бюджета. Есть и другой источник. Когда планировалась пенсионная реформа, то нам говорили, что деньги, которые россияне перечислят в пенсионный фонд, будут отдавать правительству РФ и "возвращать" населению в виде кредитов на строительство жилья. Экономисты подсчитали, что деньги из пенсионного фонда - самые длинные, их можно ссужать на 50 лет. То есть заставить их поработать, прежде чем выдать гражданину в виде его пенсии. Казалось бы, огромные суммы уже накопили. Но вместо того, чтобы отдать их правительству, деньги загоняют в частные пенсионные фонды. А средств на создание нормальной ипотечной схемы как не было, так и нет.

Так что с 90-х годов численность населения округа практически не увеличилась. И, к сожалению, рождаемость у нас в 1,5 раза ниже, чем смертность. Численность населения сохраняется только за счет механического прироста. Но этого крайне мало. Такая экономика, как наша, требует значительно большее количество рабочих рук. И мы выходим из положения только за счет приема на работу иностранцев и приезжих из других регионов.

РГ | Сейчас по всей стране идет стон, что катастрофически не хватает именно рабочих рук.

Ковалевский | Наш округ - не исключение. Мы добились высокого уровня образования. И после школы практически все наши ребята поступают в вузы, а вот в рабочие никто идти не хочет. Хотя на машиностроительном заводе квалифицированный рабочий зарабатывает значительно больше, чем инженерно-технические работники. Так что сейчас думаем, как расширить в округе первоначальное и среднетехническое профессиональное образование. Бизнес тоже в этом заинтересован, так что найдем решение.

РГ | Смотрю, у вас к социальному развитию сугубо практический подход - и повышение рождаемости, и образование подгоняете под решение экономических задач.

Ковалевский | Вы правы, но лишь отчасти. Второй блок нашей социальной программы - это помощь малоимущим, тем, кому нужна помощь. Мы создавали эту систему с нуля, и у нас есть все учреждения социальной защиты. Открыт центр "Семья", в котором с детьми и взрослыми занимаются около 70 сотрудников. Есть в нем и пристанище для женщин, которые подвергаются насилию в семье. Это небольшая гостиница, где жена может на время "спрятаться" от распоясавшегося мужа, перевести дух, собраться с мыслями. Психологи, юристы помогают там женщинам решить их семейные проблемы.

У наших ветеранов тоже есть два центра, где ведут прием юристы, психологи, медсестры, которые и давление измерят, и укол сделают. Есть патронажная служба - ее сотрудники ухаживают за одинокими престарелыми людьми, убирают квартиры, покупают продукты. Здесь работают около 300 человек. Мы открыли геронтологическое отделение на 15 коек, где наши старики могут отдохнуть и подлечиться. То есть создана стройная разветвленная система, которой при советской власти не было. Но теперь, по новому закону о разграничении полномочий между разными уровнями власти, вся социальная защита финансируется из областного бюджета. Так мы и не успели построить дом для престарелых. Мы его уже спроектировали, но потом передали все в область.

А вот детский дом построили, хотя нам и говорили, что он округу не нужен. Как же не нужен? Наших сирот отправляли в разные детские дома Подмосковья, и мы теряли с ними связь. В конце концов, это наши родные ребята. И мы хотим сами о них заботиться. Тем более что в округе для этого созданы все условия. Раньше педагоги-организаторы работали по месту жительства в системе ЖКХ. Мы эту службу долго сохраняли, но в прошлом году ликвидировали. Все-таки ЖЭКи должны заниматься водопроводом, канализацией и эксплуатацией домов. В администрации округа создан Комитет по культуре, делам молодежи и спорту. Он координирует всю работу, и это позволяет нам комплексно решать проблему. Сейчас в этом подразделении только по месту жительства работают более 60 человек. Среди них, например, есть тренеры по разным видам спорта, которые занимаются с детьми и подростками. А скоро еще и стадион достроим на 6 тысяч мест, плавательный бассейн. Вообще мы стараемся, чтобы у домодедовцев было больше возможности заниматься спортом. Так мы боремся с пьянством и наркоманией, ведь здесь уговорами, да профилактическими беседами горю не поможешь.

РГ | А чем закончилась ваша борьба с игорным бизнесом. Смотрю, как вы его ни выдавливали, он неплохо развернулся.

Ковалевский | Но из центра города и из магазинов мы игровые автоматы все-таки вывели. А теперь ждем первого июля, когда вступит в силу закон Московской области об игорном бизнесе. Он нам поможет продолжить нашу борьбу. Здесь вы правы, она еще не закончена.

Да и закон нас не до конца устраивает. Наш совет депутатов считает, что его необходимо ужесточить. Мы свои предложения отправили, но пока получили на них лишь отписку, дескать, все меры предусмотрены. Я сначала не понимал, что происходит. А тут смотрю, недавно в этот закон по-тихому приняли несколько поправок. И если до этого размещать игровые центры и автоматы можно было не ближе 500 метров от школ и детских учреждений, то теперь это расстояние сократили до 200 метров. Я считаю, что такой подход просто безответственен. Понимаю, на депутатов давят. Оборот игорного бизнеса в России составляет 12 миллиардов долларов в год, и так просто он сдаваться не собирается. Но мы должны быть последовательными. И пусть мне не говорят, что игорный бизнес приносит большие деньги казне. Основная его часть - в тени. В прошлом году игорный бизнес домодедовского округа перечислил в бюджет всего 6,6 миллиона рублей. Не такая уж и большая сумма - область вполне может без нее обойтись. Да и не в деньгах дело. Игромания - страшная, разрушительная и неизлечимая болезнь. И здесь любой компромисс преступен.

РГ | Но, судя по всему, в ближайшее время вам придется сосредоточиться на другой проблеме. Верховный суд поддержал решение Московского областного суда о неправомочности создания на территории Домодедовского района городского округа. Таким образом, вы якобы нарушили закон о местном самоуправлении, который предусматривает создание двух уровней муниципальной власти.

Ковалевский | Но закон не ставит это обязательным условием. Территории сами вправе выбрать ту структуру, которую считают наиболее эффективной. Действительно, по всем формальным признакам нам надо было бы создавать муниципальное образование "Домодедовский район", потому что кроме города у нас есть еще 9 сельских округов. Такое устройство предусматривает два уровня местной власти - муниципальный район и муниципальные поселения.

То есть в каждом сельском округе должна работать своя местная администрация. Я считаю, что для такой небольшой территории, как наша, это нерационально. Мы уже пережили земельный передел, передел собственности в промышленном производстве. При нашей компактности у нас есть крупнейший транспортный узел - международный аэропорт "Домодедово", железная дорога, автомобильные трассы. Вот там, где большие просторы, такой риск оправдан, поскольку у людей, которые живут на окраине, нет возможности тесного контакта с властью. А у нас из самой "дальней" точки можно добраться до администрации городского округа за один-два часа.

РГ | Но, согласитесь, это не вам решать, какую систему местного управления выбрать. Закон таким правом наделил жителей территории.

Ковалевский | Так они это и решали. Еще в 1996 году у нас прошел референдум, на котором был задан один вопрос: согласны ли вы, чтобы в районе был единый орган местного самоуправления без создания дополнительных структур в деревнях и поселках? 70 процентов населения сказали: "Да". Так мы и поступили. А три года назад вышел 131 федеральный закон, с которого и началась реформа местного самоуправления. И мы выбрали из него ту модель, которая не противоречит итогам нашего референдума - создали городской округ "Домодедово", предусматривающий один уровень местной власти. Оформили все юридически - вышел соответствующий закон Московской области, устав нашего округа зарегистрирован в минюсте. И в этой системе мы живем уже более двух лет. Кстати, по такому же пути пошли в Свердловской и Калининградской областях. Там тоже были суды, но они не нашли в таком устройстве законодательных противоречий. Почему же для Подмосковья этот путь заказан? Судья Московского областного суда свое решение мотивировала тем, что создание городского округа приведет к полной урбанизации сельскохозяйственного района. Какая урбанизация? Если мы производим как никогда много мяса и молока, если у нас есть перспективные планы развития сельского хозяйства?

РГ | Но у сельских жителей были льготы, значит, они их лишились?

Ковалевский | Нет ни одного домодедовца, который бы от этого пострадал, иначе бы меня завалили жалобами, а у здания администрации шли нескончаемые митинги. А жители тех поселков, которые стали микрорайонами города, только выиграли. Потому что мы стали там проектировать канализацию, строить жилье. Мы даем этим поселкам вторую жизнь. А положенные льготы мы селянам сохранили.

И обратите внимание - иск в суд подали не жители, а мой конкурент на выборах главы округа. Его расчет мне ясен: сменить статус территории, провести новые выборы и попытаться взять реванш. А нам надо работать, готовиться к осенним полевым работам, к зиме. Признаться, мне жаль тратить силы на что-либо другое. Единственное, что меня заставляет активно участвовать во всех этих разбирательствах, так это желание помочь своим коллегам в других регионах. Сейчас губернатор Московской области обратился с надзорной жалобой в президиум Верховного суда РФ. Если она будет удовлетворена, то возникнет прецедент, который поможет гражданам и главам муниципальных образований решительнее принимать то решение, которое они считают наиболее перспективным.

На мой взгляд, со временем двухуровневое муниципальное управление на небольших территориях отомрет само собой. Просто при разработке закона, когда еще не было практики его применения, некоторые нюансы не были учтены. Но вот уже есть первый опыт. В Подмосковье, в поселке Томилино Люберецкого района, создали муниципальное образование первого уровня. И зима показала, что невозможно в условиях маленького муниципального образования содержать ЖКХ надлежащим образом. Если бы жилищно-коммунальное хозяйство было у нас отлажено по полной программе, тогда другое дело.

А в тех условиях, что мы имеем, я считаю, преступно рисковать здоровьем населения. Мы, например, при двухуровневой системе должны были бы все ЖКХ разделить и отдать местной власти - в поселки и деревни. А кто его будет содержать, если там только и есть что небольшое отделение сельскохозяйственного кооператива? Никаких серьезных экономических объектов в сельской местности, по крайней мере в Подмосковье, как правило, нет. С кого же тогда налоги собирать? Значит, надо "садиться" на дотацию, ходить просить деньги из районного и регионального бюджетов. До областной администрации только добираться будешь часа три - не набегаешься. А у района тоже бюджет получится "обмелевший", если часть полномочий, а, значит, и доходов уйдет в муниципалитеты первого уровня. Согласитесь, местная власть без денег - это пустая формальность. Тут надо или искать для нее новые источники финансирования, или не мешать территориям в рамках закона действовать по обстановке.

Сейчас в Московской области создали около 300 муниципальных образований первого уровня. Мы ездим на совещания, слышим, как они стонут: без денег, без компьютеров, без машин. Уверен, законодатели еще вернутся к этой проблеме.

И будет принято оптимальное решение, как создать муниципальные образования, чтобы местная власть не только стала ближе к людям, но и была самодостаточной, за счет собственных источников могла содержать свое хозяйство и развивать его. Но произойдет это не раньше выборов нового состава Госдумы. Значит, сегодня нам, муниципальным чиновникам, надо сделать все возможное и невозможное, чтобы жизнь людей в результате реформы местного самоуправления не ухудшилась. А личные амбиции - дело десятое.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область