Новости

30.06.2006 04:00
Рубрика: Происшествия

Взятки гладки

Экономическому подъему страны мешает коррупция. Так, по последним данным "Левада-Центра", думает половина россиян. И сомнений на этот счет у наших граждан все меньше. Если год назад с ответом затруднились 6 процентов опрошенных, то в июне 2006-го - всего 4 процента.

Почему в ряду факторов, тормозящих экономический рост, в массовом сознании на первое место вышла коррупция? Почему она обошла таких претендентов на "лавры", как "сопротивление чиновников" (34 процента) и "отсутствие продуманной программы реформ" (19)? Тому наверняка поспособствовал фон, на котором проходил опрос. Арест губернатора Ненецкого автономного округа... Взятие под стражу первых лиц Волгограда: сначала мэра, а затем и председателя городского парламента... Возвращение в следственное производство скандального дела "Трех китов"...

Кто-то увидел в этом начало реальной борьбы с коррупцией. Чтоб главу региона укатали в СИЗО - такого прежде не было. Как не было случая, чтобы крупный чиновник сполна получил все, что ему причитается за грехи его. Губернатор Вологодской области Николай Подгорный по обвинению во взяточничестве, превышении полномочий и хищениях был приговорен к 7 годам заключения, но вышел на свободу по амнистии. Смоленский губернатор Александр Прохоров за хищения и незаконное ведение дорожного строительства получил три года, но вскоре был амнистирован. Тверской губернатор Владимир Платов за превышение полномочий и нанесение ущерба бюджету заработал пять лет тюрьмы, но добился снижения наказания до трех лет условно.

Озверевшие от такой "справедливости" граждане в своих настроениях дошли до края. По опросам ВЦИОМа, каждый третий россиянин требует введения смертной казни за коррупцию и экономические преступления.

Что в Ненецком автономном округе и Волгограде местные начальники не просто получили повестки о вызове в прокуратуру, но и тотчас же оказались в СИЗО, народ воспринял с мстительным удовлетворением. Как показывают опросы, жители многих регионов желают такой же участи и своим руководителям. Но почему карательная машина, доселе равнодушная к фигурам, достойным ее внимания, вдруг принимается перемалывать их? Этим вопросом рядовое большинство не задается. А зря. "Коррупция - это существенный механизм в поддержании внутриэлитного баланса, - считает руководитель аналитической группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин. - Власть покупает чиновника возможностью жить на не совсем легальный доход. Безусловно, есть огромное число абсолютно честных и порядочных чиновников, но существует негласное правило игры: ты можешь "химичить" в определенных пределах в обмен на лояльность. И это даже поощряется. Если же вдруг ты проявишь нелояльность - не к государству, а к конкретному клану, - у этого клана всегда есть за что тебя привлечь".

В советские времена нечто подобное тоже наблюдалось. С одной существенной разницей: за измену общепартийной корпорации или какому-то ее клану можно было вылететь из руководящего кресла, но угодить на нары - нет. О заведении уголовного дела против секретаря обкома и речи не могло быть. Залежи компромата, возможно, имелись. Но что можно было инкриминировать партийному функционеру? Ну неумеренное пристрастие к рюмке. Ну "неформальные отношения" с какой-нибудь сотрудницей из аппарата. Ну - в самом страшном случае - загородный дом, записанный на жену или тещу. Вот, пожалуй, и все. Финансовыми потоками ни один партийный владыка не управлял, то была заповедная вотчина Госплана и Совмина. Подловить главу области или края на сомнительной экономической сделке, держать его на этом крючке, остерегая от проявлений нелояльности, было невозможно.

Рыночная эпоха приумножила ресурсы власти. Она, например, открыла чиновнику хотя и нелегальную, но практическую возможность совмещать госслужбу с коммерческой деятельностью. Бывший глава минатома Евгений Адамов, ныне ожидающий суда в "Матросской Тишине", как раз в этом и был уличен.

ЕСЛИ чиновник определяет правила игры на рынке и нередко выступает на этом же рынке самостоятельным игроком (сколько губернаторских фирм оформлено на подставных лиц - кто-нибудь знает?), то коррупция непобедима. Взятки - гладки. В том смысле, что собственный коммерческий интерес при решении какого-то вопроса для чиновника - лучшая смазка.

История с Адамовым дает повод вернуться к теме, не очень приятной для отечественного чиновничества. Речь о кодексе поведения госслужащих. У нас такой кодекс не принят до сих пор. А вот в Казахстане он есть. В нем любопытно прочесть такой, например, параграф: "Не допускать действий, способных дискредитировать Казахстан". Не менее поучительно примерить к российским реалиям запрет казахстанским госслужащим вмешиваться в предпринимательскую деятельность, лоббировать интересы предприятий и компаний и получать за это "подарки и услуги от физических и юридических лиц". Чтобы эти и прочие должностные табу не воспринимались как благие пожелания, в документе сказано: за нарушения требований кодекса госслужащие "могут привлекаться к ответственности".

Свод правил, регламентирующих поведение чиновничества, несколько лет назад пыталась принять и российская Дума. Казалось, наконец-то будет исполнена рекомендация комитета министров Совета Европы. Согласно ей, все страны, входящие в эту организацию, должны иметь подобный кодекс. Если евростандарт, так во всем, и госслужба не исключение. Но пройдя первое чтение, законопроект был отклонен во втором. Шансов, что кодекс в ближайшее время вновь встанет в думскую повестку дня, по правде сказать, маловато. И вот почему.

ЕСЛИ депутаты для победы на парламентских выборах намерены мобилизовать весь свой ресурс, то никак не время портить отношения с чиновничеством. За попытку лишить его "статусной ренты" можно жестоко поплатиться. Если же думское большинство в канун выборов решит продемонстрировать народу свой антикоррупционный настрой и примет-таки кодекс, это вряд ли приблизит нас к евростандарту в понимании, что можно чиновнику, а чего нельзя. Потому что евростандарт базируется не столько на букве кодекса, сколько на духе его. На общепринятых нормах служебного поведения. И что самое важное, на подконтрольности власти обществу. На таком общественном климате, при котором чиновник, "забывший" в частной поездке заплатить за самолет, или отдохнувший всей семьей на вилле какого-нибудь магната, моментально и навсегда становится для госслужбы персоной нон грата.

Провалившийся в Думе проект предписывал нашим госслужащим не допускать "коррупционно опасных ситуаций, создающих конфликт интересов". Ну почему же конфликт? Должностной мздоимец, принимая решение, не обязательно попирает государственный интерес, наоборот, чаще всего он за взятку делает то, что и обязан делать без всяких подношений. Но пока количество столоначальников на квадратный метр власти у нас будет превышать все экологические нормы, пока не подвергнутся усекновению сами функции, с которых кормится бесчисленная армия "разрешателей" и "запретителей", до тех пор "коррупционно опасные ситуации" будут воспроизводиться автоматически, а не из-за отсутствия писанных для чиновничества моральных уставов.

Происшествия Преступления Должностные преступления
Добавьте RG.RU 
в избранные источники