Новости

05.07.2006 05:30
Рубрика: Власть

В обществе Путина

Представители гражданских организаций "большой восьмерки" чувствовали себя вполне свободно

Конечно, не все пожелания представителей неправительственных организаций вызвали у главы Российского государства согласие. Однако он по достоинству оценил результат двухдневной работы общественников. Тем более что все это время они обсуждали как раз те вопросы, что вынесены на повестку дня Петербургского саммита. "Я так счастлив, что пришел к вам сегодня, потому что чувствую себя словно в среде единомышленников", - признался ближе к концу встречи российский лидер. По правде, это было не совсем так, но даже потенциально жесткие пожелания общественников звучали далеко не как ультиматум. Скорее, больше походили на осторожные и местами заискивающие просьбы.

Заранее успевший ознакомиться с некоторыми позициями НПО, Владимир Путин с ходу вступил в полемику с представителями организаций. Он подчеркнул, что отдельные пункты будут вызывать споры на "восьмерке". "Не уверен, что все здесь присутствующие согласны, что надо прекратить развитие ядерной энергетики, - заметил президент. - Я согласен, что можно работать над альтернативными возобновляемыми источниками энергии, но, наверное, последовательность действий должна быть иная". Сначала найти альтернативу, а потом только закрывать.

Как раз противники энергии мирного атома, действительно находившиеся в зале, быстро проявили себя. Шесть молодых людей в черных футболках встали на свои стулья, и у каждого на груди было написано по одной букве, из которых складывалась понятная фраза: "Нет АЭС!" Чаще всего несанкционированные акции на мероприятиях с участием президента заканчиваются для их организаторов общением с Федеральной службой охраны, а потом с милицией.

Но этим экологам повезло. Они даже удостоились благодарности от главы государства за то, что высказали свое мнение по поводу развития АЭС. "Не надо, пусть не садятся. Дайте людям заниматься своим делом, они же для этого пришли", - заметил Путин. Люди сначала так и сделали, но, постояв еще немного, спокойно сели на свои места.

Переубедить своей позицией Владимир Путин экологов не смог. Да и соответствующее пожелание по атомной энергетике уже было выработано. Директор по охране природы российского представительства Всемирного фонда дикой природы Евгений Шварц заявил, что в год 20-летия аварии на Чернобыльской АЭС его и другие организации не могут не потребовать прекратить развитие этого сектора энергетики.

"Предметом обсуждения будет не развитие ядерной энергетики, а обеспечение безопасности ядерной энергетики", - подчеркнул Путин, наверное, чтобы не повторяться. По его словам, некоторые коллеги вообще не хотели выносить тему на саммит из-за жесткой позиции своих неправительственных организаций. Но именно Чернобылем Москва смогла переубедить сомневавшихся.

А вот требование НПО выделять больше средств на развитие альтернативных источников энергии Кремль считает справедливым. "Потребовать от правительства, чтобы оно увеличило выделение ресурсов на развитие альтернативной энергетики не только можно, но и нужно", - сказал Путин, сорвав бурю аплодисментов. Только не за счет введения прогрессивного налога на добычу той же нефти, как предложили общественники. Увеличение налоговой нагрузки не всегда самый лучший вариант, да и нет гарантий, что деньги пойдут на указанные цели.

Значительное место в программе гражданского форума было уделено проблемам соблюдения прав человека. И правозащитники очень расстраивались, что этой темы нет в программе саммита G8. О правах человека говорить готовы все лидеры, подчеркнул потом Путин, но только не у себя в стране.

"Права человека испытывают кризис после 11 сентября и в ходе борьбы с терроризмом", - заявил глава Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе. Отношения между государством и НПО, считает он, должны строиться на взаимной открытости, участии организаций в формировании повестки дня и ее обсуждении. И главное, государства должны признать право НПО критиковать органы государственной власти. Власти же обязаны перестать приравнивать критическую позицию неправительственных организаций, принимать законы, ужесточающие регистрационные процедуры и создавать имитации совещательных органов, пересмотреть собственные антитеррористические законодательства. Последнее связано с частыми нарушениями прав человека в ходе боевых конфликтов. Например, в Чечне и Ираке.

Следует заметить, что речь шла не конкретно о России, а в целом о мире - многие страны "восьмерки" тоже грешат ущемлением прав человека. Но Владимир Путин решил не отмалчиваться, ожидая возможных прямых упреков, и ответил за свою страну. Он напомнил судьбу российского закона о неправительственных организациях, который прошел экспертную оценку, в том числе в Совете Европы, и практически все замечания Запада были учтены в итоговом варианте. "Я допускаю, что этот документ оказался несовершенным", - согласился российский лидер, напомнив, что у российского общества в отличие от европейских демократий было не так много времени для естественного становления гражданских институтов. Поэтому логично, что Российское государство стремится оказать этому демократическому процессу всестороннюю поддержку.

Если говорить об ужесточениях, то для этого, полагает Путин, даже не надо принимать никаких законов. Достаточно административные процедуры так закрутить, что никто не сможет работать. И если при новом законе об НКО в России появятся подобные ужесточения, то глава государства лично выйдет с предложениями об изменениях законодательства. Здесь Владимир Путин сорвал очередную порцию аплодисментов.

"Никаких боевых действий в Чечне сегодня нет, есть только вспышки террористических проявлений", - заявил президент на упоминание российского региона. Армия сидит в казармах, войска занимаются учебой, несением боевого дежурства, все вопросы, связанные с правоохранительной деятельностью, решают правоохранительные органы самой Чеченской Республики, сформированные почти на 100 процентов из жителей Чечни. И государство, заверил Путин, будет и дальше делать все, чтобы гражданское общество в Чечне развивалось.

Выступая на форуме, российский лидер также напомнил об иранском ядерном вопросе как одном из наиболее актуальных сегодня в мире. Он обязательно будет обсуждаться и в Петербурге. "Нам бы очень хотелось, чтобы иранские партнеры приняли предложения всех тех стран, которые выработаны, чтобы как можно быстрее был начат диалог, переговоры на базе этих предложений", - сказал президент. Конечно, было бы лучше, если переговоры начались еще до саммита, но это маловероятно. Российская сторона, пообещал Путин, будет всячески способствовать разрешению кризиса вокруг иранской ядерной программы и вместе с европейскими и американскими партнерами работать над поиском ее решения с тем, чтобы, с одной стороны, обеспечить Ирану возможность доступа к современным технологиям, но с другой - исключить всякую озабоченность международного сообщества по поводу распространения ядерных военных технологий. Все эти процессы должны находиться под постоянным контролем международных организаций, прежде всего МАГАТЭ, повторил президент свою позицию.

За более чем часовую встречу Владимир Путин услышал все рекомендации восьми рабочих групп. Кроме вышеописанных общественники обсудили темы экологии, генно-модифицированных продуктов, образования, борьбы с бедностью и инфекционными заболеваниями. Хозяин будущего саммита гарантировал, что если даже какие-то вещи обсудить с коллегами не удастся, то он их внесет в заключительное заявление председателя саммита.

Такое согласие с НПО по практически всем их позициям Владимир Путин объяснил просто. "Работа по подготовке документов к саммиту "восьмерки" слишком забюрокрачена. Это отдельная тяжелая песня", - признался президент. И эту живую струю мнений он и намерен включить в работу саммита.

Власть Позиция Власть Работа власти Регионы Президент