Новости

18.07.2006 07:00
Рубрика: Власть

Саммит: Кофи - брейк

Важные проблемы встречи обсуждались в кулуарах, за чашкой кофе

- Мы постарались наилучшим образом выполнить взятые в рамках "восьмерки" обязательства. Мы избрали несколько вопросов, и как оказалось, выбор был правильный, - сказал на итоговой пресс-конференции российский лидер.

Последний день саммита, по традиции, был посвящен приглашенным лидерам. Под проливным дождем, несмотря на обещание устроить хорошую погоду, президенты Мексики, Бразилии, ЮАР, Конго, который председательствует в Африканском союзе, а также главы КНР и Индии собрались в Константиновском дворце.

Так или иначе, в центре внимания "расширенного саммита" оказались ключевые вопросы повестки дня, которые днем ранее лидеры "восьмерки" обсуждали в узком составе. В последний день работы в поле зрения собравшихся в Стрельне оказались вопросы замороженных конфликтов на пространстве СНГ, из которых, правда, только Нагорный Карабах попал в итоговое заявление председателя. А, по словам премьер-министра Италии Романо Проди, Грузии и Абхазии лидеры "большой восьмерки" свое время посвящать не стали.

К проблемам энергетической безопасности привлекли директора МАГАТЭ Мохаммеда аль-Барадея, председателя КНР Ху Цзиньтао и премьера Индии Манмохана Сингха, с которыми у Владимира Путина позже прошла встреча и обнаружились общие подходы по многим вопросам, обсуждаемым на саммите.

А присутствие на заключительной части генерального директора ЮНЕСКО Коитиро Мацууры и исполняющего обязанности гендиректора Всемирной организации здравоохранения Андерса Нордстрема связано с двумя другими основными темами саммита - образованием и борьбой с инфекционными заболеваниями.

Еще один гость - президент Казахстана Нурсултан Назарбаев - прибыл в резиденцию на час раньше, чтобы встретиться один на один с Владимиром Путиным. Вообще-то он присутствовал в Стрельне как нынешний председатель СНГ, неформальная встреча лидеров стран которого пойдет на этой неделе и решит дальнейшую судьбу этого образования в части проведения реформ организации. Но вчера два президента больше говорили о темах, близких саммиту "большой восьмерки", и не ограничились одними словами. Путин и Назарбаев подписали совместную декларацию о развитии долгосрочного сотрудничества в области переработки и реализации газа Карачаганакского месторождения. Теперь дело за правительствами двух стран, которые намереваются подписать это соглашение в октябре в Уральске на встрече губернаторов приграничных регионов.

Трудная энергобезопасность

Это соглашение вполне было в русле финального заявления председателя, главная часть которого была посвящена энергобезопасности. Насколько легко были подписаны совместные документы "восьмерки", касающиеся этой темы, настолько же трудно шло их согласование. Как рассказал российский су-шерпа Андрей Кондаков, особенно сложно обстояли дела с понятием безопасности спроса на энергоносители. И результатом стала лишь осторожная формулировка о необходимости "активизации диалога между странами-потребителями и поставщиками". Впрочем, в заявлении все-таки появился пассаж о важности заключения долгосрочных контрактов как некоторой гарантии странам-поставщикам углеводородного сырья.

"Наша совместная стратегия строится на едином понимании того, что у человечества - общее энергетическое будущее. Будущее, за которое все мы несем солидарную ответственность", - заявил на своей итоговой пресс-конференции президент России Владимир Путин. И принятые на саммите решения позволяют это будущее обеспечить. "Это и повышение надежности энергетической инфраструктуры, и диверсификация производства и поставок ресурсов, это развитие энергосберегающих технологий и альтернативных источников энергии, это достижение большей прозрачности и предсказуемости энергорынков, в основе которых лежит учет интересов всех участников глобальной энергетической цепочки", - сказал российский лидер.

По большей части гипотетический, обмен активами также вызвал много вопросов. Россия призывала не мешать ей в рыночных устремлениях приобретать активы за рубежом. Но даже уже после подписания совместных документов Москве устами представителей "Газпрома" снова пришлось убеждать, например, Великобританию в необоснованности страхов потерять энергетическую независимость. Но невзирая на отдельные препятствия на Западе, Москва не намерена отступать от собственной генеральной линии, что российский лидер вчера подтвердил еще раз. "Энергетика - это сердце российской экономики", - сказал президент и предложил Западу, желающему получить к нему доступ, поделиться равнозначными частями "тела". "Может быть, возьмем часть активов в Центральной Европе в обмен на допуск в наши месторождения", - заметил он, напомнив об успешном взаимодействии в подобном формате с немецкой компанией BASF. "Мы их пустили в одно из крупнейших месторождений, оценили их активы и взяли часть их транспортных активов в Германии", - пояснил Путин. Впрочем, разговор на эту и на другие связанные с энергетикой темы будет продолжен, уверен президент Франции Жак Ширак, продолжится этой осенью в Финляндии на саммите Россия-Евросоюз.

Особым достижением саммита в энергетической части стало то, что в заключительных документах все-таки появился пассаж о необходимости развивать ядерную энергетику. Несмотря на не раз высказываемую особую позицию в этом вопросе Италии и Германии и мрачные прогнозы экспертов. Однако все тот же Путин уверен, что встреча в Санкт-Петербурге позволила найти устраивающую всех формулу развития этого сектора энергетики.

В удовольствии отказано

Поговорили вчера лидеры "большой восьмерки" и о международной торговле, которую в делегациях называют ритуальными страданиями. И процесс принятия накануне соответствующего совместного заявления только это подтвердил, поскольку последние согласования шли ночью, и шерпам неоднократно пришлось будить лидеров, чтобы узнать их точку зрения. Но, строго говоря, эта тема непосредственного отношения к России не имеет, поскольку ей в очередной раз отказали в удовольствии присоединиться к ВТО. Интересно, что канцлер ФРГ Ангела Меркель поставила в зависимость от последующих переговоров Москвы с Всемирной торговой организацией тематику следующего саммита "большой восьмерки". Он пройдет в Германии, и одной из проблем, которые будут обсуждаться, станет борьба с бедностью.

Война на фоне саммита

Впрочем, львиная доля времени у лидеров "большой восьмерки" ушла не на обсуждение заранее проработанных вопросов энергобезопасности, образования и инфекционных заболеваний, а на оперативное согласование решений по текущим мировым конфликтам, обострившимся как раз к петербургскому саммиту. Особенно противостояния Израиля и Ливана.

С утра обсуждение этого вопроса приобрело новую форму. На встрече с Генсеком ООН Кофи Аннаном премьер-министр Великобритании Тони Блэр высказался за размещение на Ближнем Востоке международных сил безопасности как единственного варианта по созданию условий для прекращения насилия. При этом он не забыл еще раз напомнить, кого именно отдельные члены G8 видят главным зачинщиком израильско-ливанского конфликта. Ввод контингента необходим для остановки ракетных ударов, заметил Блэр, повесив "всех собак" на Ливан. Это при том, что в воскресенье заявление "восьмерки" по Ближнему Востоку было выдержано в российско-французской тональности - прекратить свои акции должны обе стороны.

"Главное сейчас - остановить разрастающиеся противоречия, не дать экстремистам ввергнуть регион в хаос и спровоцировать более широкий конфликт, прекратить страдания невинных людей, отдать приоритет политико-дипломатическим методам урегулирования при центральной роли ООН", - заметил Путин, комментируя ситуацию на Ближнем Востоке. Что касается участия российских миротворцев в зоне конфликта, то российский президент не подтвердил и не опроверг такую возможность. Сначала, подчеркнул он, соответствующее решение должен принять Совет Безопасности ООН, и необходимо согласие обеих конфликтующих сторон. "Когда будет это решение, мы тогда будем смотреть, принимать нам участие именно здесь или не принимать", - заключил глава государства.

Примечательно, что у европейских партнеров немного странные понятия о миротворческой деятельности. Премьер-министр Италии Романо Проди, для которого этот саммит первый в новом статусе, например, заявил, что можно обсудить возможность участия Израиля в миротворческой миссии на юге Ливана. По его же оценкам, для нормализации ситуации достаточно ввести в регион еще 8 тысяч миротворцев к тем двум, что уже размещены там.

Не столь однозначны и позиции сторон по поводу потенциального участия Ирана в дипломатическом урегулировании конфликтов на Ближнем Востоке. Подобные предположения появились в прессе накануне саммита. Комментируя это на воскресном вечернем брифинге, Владимир Путин выбрал нейтральную позицию. "Я думаю, что Иран, конечно, - влиятельная страна в регионе, и нужно считаться с его интересами и с его позицией с тем, чтобы побудить его к изменению ситуации к лучшему", - заявил он, указывая тем самым, что Тегеран мог бы сыграть определенную роль в умиротворении Ближнего Востока.

Конечно же, разменной картой в этой игре могла бы стать более мягкая переговорная позиция Запада по ядерной программе Ирана. Но там уже для себя все выводы сделали. Романо Проди в отношении привлечения Ирана к переговорам по ближневосточным конфликтам высказался коротко и ясно, заявив, что вообще не понимает, откуда взялось это "идиотское" предположение.

Ядерный миротворец

Сам Иран тоже подбросил пищу для размышлений к саммиту. Еще вечером в субботу заместитель секретаря Верховного совета безопасности страны завил, что два из предложений "шестерки" неприемлемы для Тегерана, в том числе требование остановки ядерной программы. Все ждали реакции, и даже пошел разговор о санкциях. Но "восьмерка" не стала реагировать на такую провокацию, хотя за закрытыми дверями лидеры и могли обсуждать заявление.

"О санкциях в отношении Ирана говорить преждевременно, - заявил вчера Владимир Путин. - Чего бы нам хотелось - это чтобы иранское руководство как можно быстрее отреагировало на то предложение, которое было сделано шестью странами, и чтобы как можно быстрее были начаты переговоры на базе сделанных "шестеркой" предложений". Собственно, это пожелание и легло в основу иранской части заявления о нераспространении, принятом "большой восьмеркой" в Петербурге. А резкая постановка вопроса о санкциях, считает российский президент, может только создать неблагоприятные условия для начала переговорного процесса.

Но главной отличительной чертой прошедшего в России саммита стало то, что его организаторы попытались сделать его максимально открытым. На этом поприще потрудился и Владимир Путин, регулярно бьющий свои же рекорды в области общения с прессой. На сей раз президент "взял" частотой встреч, за три неполных дня проведя четыре пресс-конференции, одна из которых была совместной с Джорджем Бушем. Каждый вечер, после рабочих ужинов, Владимир Путин выходил к прессе и в течение часа отвечал на любые вопросы, фактически отбирая хлеб у членов своей делегации, также готовых рассказать про саммит. "Мы стремились демократизировать восьмерку", - сказал Путин на итоговой пресс-конференции. Может, именно поэтому он удостоился звания настоящего героя Китая от журналиста из Пекина.

Власть Работа власти Внешняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники