Новости

02.08.2006 05:00
Рубрика: Экономика

Цена без сговора

Избавит ли нас новый антимонопольный закон от лишних расходов
Текст: Игорь Юргенс (вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей)

Когда нет конкуренции, производитель идет по пути наименьшего сопротивления, чтобы поднять доходы - просто повышает цену на свой товар, не заботясь об улучшении его качества. Все равно купят. Таким образом, рушатся основы свободной экономики. "На поле" появляется монополист, и все сектора, связанные с этим товаром, начинают ощущать на себе негатив фиксированной "нерыночной" цены.

Понятно, что именно конкуренция - единственный стимул к прогрессу и к экономическому росту. Не случайно во всех странах антимонопольное законодательство играет такую большую роль. В конце октября вступит в силу и наш российский закон "О защите конкуренции". И это, безусловно, шаг вперед. Его разработчики учли весь имеющийся сегодня опыт антимонопольного законодательства в США, в Европе, в азиатских странах. И в первую очередь закон защищает интересы потребителей, потому что чем острее конкуренция, чем больше товара, предлагаемого в данном секторе, тем адекватнее его цена и качество. Учтены и пожелания бизнеса. Я помню, какие жаркие дискуссии были во время подготовки закона. Но основные противоречия все-таки удалось снять. В законе, например, говорится о том, что если вы владеете 25, 50 или 75 процентами акций какой-либо компании, то внутри этих "порогов" больше не надо обращаться в антимонопольные ведомства за разрешением увеличить свою долю. Это мало что скажет непосвященному человеку, но те, кто занимается корпоративным управлением, знают, как излишние согласования сдерживали активность инвесторов, особенно иностранных. Не менее важно и то, что закон предусматривает равенство зарубежных и российских инвесторов.

Но, как известно, один закон - в экономике не воин. Даже самые прогрессивные идеи можно свести на нет, если в целом законодательство не будет развиваться синхронно. Я имею в виду давно ожидаемый закон о стратегических отраслях, в предприятиях которых иностранцам будет разрешено владеть лишь небольшими (миноритарными) пакетами акций. А российские компании попадут под жесткий контроль государства. Принятие этого закона явно затягивается, что, к сожалению, не идет ему на пользу. Насколько я помню, первоначально список стратегических секторов экономики насчитывал примерно 30-38 позиций. Сейчас он расширяется. То есть наши отечественные производители делают все, чтобы защитить себя от иностранной конкуренции, втянув свою отрасль в сферу действия этого закона. Мне вообще непонятно, почему мы так боимся иностранцев? Как показала практика, им самим довольно трудно конкурировать в России. Специфика бизнеса в нашей стране такова, что попробуй еще создай свою компанию от Владивостока до Москвы. Понятно, когда речь идет об отраслях, связанных с безопасностью или обороной. Или об энергетике, которая, без сомнения, является стратегическим ресурсом страны, и потому газ, нефть - это святое. Но нельзя расширять "стратегический" список до бесконечности. Однако сейчас уже стали говорить о том, что в него должны войти и мобильная связь, и телекоммуникации. Это вызывает только понятную усмешку: ясно, что люди просто пытаются уйти от конкуренции. Что никогда ни в одной стране с рыночной экономикой не привело к прогрессу в отрасли. Не принесет это пользы и России, поскольку вновь будет сокращаться сфера конкурентной борьбы и соответственно тормозиться развитие страны.

Наши производители делают все, чтобы защитить себя от иностранной конкуренции

Второе противоречие, с которым может столкнуться новый закон о защите конкуренции, - это отсутствие реформирования естественных монополий. Пожалуй, только РАО "ЕЭС России", видимо, все-таки добьется реализации своей концепции приватизации и децентрализации электроэнергетики. И если эта реформа пройдет правильно, без отклонений, то в конечном итоге приведет к потенциальному снижению цен на электричество, сделает эту услугу для населения и промышленности более доступной и качественной. Мы, наконец, начнем строить дополнительные мощности. Что, кстати, показала практика Казахстана, который уже завершил эту реформу, и прекрасно себя чувствует. Но РАО "ЕЭС России", увы, пока исключение. Пять-шесть секторов нашей промышленности и народного хозяйства все еще остаются монопольными, непрозрачными, и никакой конкуренции не подвержены. Это серьезное противоречие, тем более что государственные компании со страшной скоростью скупают различные активы, напрямую к ним не относящиеся.

И, наконец, третье, возможно, самое главное противоречие, которое нельзя сбрасывать со счетов, - это реализация норм антимонопольного законодательства. Можно принять замечательный закон, но потом так его "перекрутить" на практике, что он не даст ожидаемого эффекта. Не секрет, что в России все еще есть "неприкасаемые" компании: то ли они близки к власти, то ли выполняют какую-то особую миссию. И к этим "любимчикам" по всей строгости не применяется ни налоговое, ни антимонопольное, ни таможенное законодательство. Кроме того, не будем лукавить, у нас службы надзора пока подвержены давлению сверху, поддаются лоббизму. И это большой бич.

Безусловно, за последние годы Федеральная антимонопольная служба сделала серьезные шаги, чтобы показать себя объективным надзорным органом, принципиальным регулятором рынка. Очень большой личный авторитет у руководителя ФАС Игоря Артемьева. Этого не отнимешь. Но не на одном только первом лице держится Федеральная антимонопольная служба. А в любом законе можно найти потаенные ниши, лазейки, чтобы применить его избирательно. Поэтому, приняв любой замечательный закон, надо думать о том, чтобы он и по форме, и по духу воплощался в жизнь без искажений. Ведь это в интересах не только бизнеса, а всех нас. Например, в законе заложен прекрасный механизм, который может избавить потребителя от ценовых сговоров. Допустим, какая-то компания контролирует 30 процентов рынка. Это еще не криминал, но ФАС уже может наблюдать за этим сектором, начать вести особый мониторинг. Не дает ли компании ее положение возможность автоматически поднимать цены? Достаточно вспомнить недавнее заявление наших компаний мобильной связи о введении платы за подключение после того, как их заставили, как во всем мире, отказаться от платных входящих звонков. Ведь совершенно очевидно, что это не является какой-то дополнительной услугой. Мы и так уже платим за то, что подключились. А намерение брать дополнительно за каждый исходящий разговор по 25-30 копеек, это не что иное, как попытка компенсировать свои якобы потери от введения бесплатных входящих. За всем этим придется следить. Кстати, и предыдущий закон давал право антимонопольной службе начать разбирательство, почему, скажем, у всех компаний бензин вдруг начинает дорожать. И демарш компаний мобильной связи тоже не прошел мимо внимания ФАС. Но с вступлением в силу нового закона о защите конкуренции, все эти полномочия будут расширены и четко оговорены.

Еще раз хочу повторить: закон вооружил наших антимонопольщиков всеми инструментами, которые есть в мире - от американских до японских и австралийских. Он дает возможность не только наказать компании за картельный сговор на рынке, но и предотвратить его, что особенно важно. Теперь самое главное - правильно, со здравым смыслом, с государственным подходом, без произвола и лоббистских отклонений сделать этот закон нормой нашей жизни.

Экономика Бизнес Закон "О защите конкуренции" Колонка Игоря Юргенса