Новости

10.08.2006 02:00
Рубрика: Власть

Прокурор временно недоступен

Поправки в закон не всегда делают его лучше
Текст: Борис Гаврилов (заместитель начальника следственного комитета при МВД России, генерал-майор юстиции, доктор юридических наук)

Следователь

ждет согласия

Первое - значительно усложнилось проведение следственных действий и принятие следователем нужных решений. При этом законодатель в 40 случаях ограничил полномочия следователя со стороны прокуроров и судов. Тормозом для следствия стало введение такого положения, как получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела.

Речь о том, что следователь не вправе начать работать, пока прокурор не даст согласие на возбуждение уголовного дела. Во многих районах, где милиция территориально далека от прокуратуры, это стало большой проблемой.

Например, следователи Кондинского района Ханты-Мансийского автономного округа находятся в 120 километрах от своей прокуратуры. Причем сообщение с ней во время распутицы, а это 3-4 месяца в году, реально только вертолетом, а летом - теплоходом. Дорога занимает 5-6 часов. Всего в прошлом году в Ханты-Мансийском автономном округе зарегистрировано почти 53 тысячи преступлений.

В Магаданской области территория следователей Тенькинского РОВД - 450 квадратных километров. Для выезда на место происшествия в поселок Майуруст надо преодолеть 110 километров до Охотского моря по суше и еще 15 - на пароме. Такая же проблема при поездке в поселок Оротук, который в 180 километрах от райцентра.

О какой оперативности в раскрытии преступлений и расследовании уголовных дел может идти речь, если 14,5 процента из имеющихся 2980 следственных подразделений России расположены так, что до ближайших прокуроров и судов от 10 до 600 километров?

Мониторинг действия УПК, который проводился по совместному решению Комитета Госдумы по законодательству и администрации президента, показал, что значительная часть ученых и абсолютное большинство практических работников, в том числе часть прокуроров низового звена, которые надзирают за милицией, высказались за отмену нормы, требующей согласия прокурора на возбуждение уголовного дела.

"Заказ" на депутата

Когда вводили новый УПК, многие говорили, что теперь "заказных" уголовных дел станет меньше. Это был один из главных аргументов. Вот свежий пример.

Для розыска и изъятия реестра акционеров одной из фирм в Кемеровской области были незаконно возбуждены два уголовных дела. Одно - следователем, а другое - дознавателем. Причем дознаватель возбудил дело против депутата, знавшего о месте нахождения реестра. Этого делать было нельзя, потому что прерогатива возбуждения такого уголовного дела против депутата принадлежит исключительно прокурору области, чего, кстати, надзирающий прокурор не мог не знать. Более того, депутат дознавателем был задержан как подозреваемый.

Думаю, главная причина возбуждения "заказных" уголовных дел состоит в том, что отдельные следователи и их начальники идут на поводу у оперативных служб, коммерческих структур, чиновников, лоббирующих чьи-то интересы. Так рождаются уголовные дела, которые должны решаться в арбитраже. Иногда возбуждение уголовных дел инициируют, и это не секрет, представители органов региональной власти, а руководители следствия и прокуроры, молчаливо с ними соглашаясь, обеспечивают их расследование в "нужном" направлении.

Пример - факт возбуждения с согласия прокурора в Астраханской области четырех уголовных дел в отношении одного и того же предпринимателя, которые в дальнейшем были прекращены за отсутствием состава преступления. Спрашивается, зачем это делалось? Ответ очевиден. На первое место здесь выступает коррупционная составляющая.

Замороженный горячий след

Крайне негативно обязательное согласие прокурора повлияло на раскрытие и расследование так называемых общеуголовных преступлений. А это 90 процентов уголовных дел. Те, кто этим занимается, оказались фактически лишенными возможности раскрывать преступления по горячим следам, то есть в течение нескольких первых суток.

Сегодня в течение суток уголовные дела возбуждаются в среднем лишь по 5-10 процентам заявлений о преступлениях. Это стало одной из причин увеличения почти в два раза количества нераскрытых преступлений (с 881,4 тысячи в 2001 году до 1659 тысяч в 2005 году и, по прогнозу, - 2 миллиона в 2006 году). За этими цифрами - рост нарушений конституционных прав людей на защиту от преступников.

Обязательное согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, а нередко и отказ в этом следователю, порождают еще одну проблему. Называется эта проблема защитой чести мундира. Его суть проста. Если прокурор дал согласие на возбуждение уголовного дела, то никакая обоснованная жалоба о его отмене, в том числе вышестоящему прокурору, не поможет.

Из трех миллионов согласий прокурора, даваемых ежегодно, вряд ли удастся найти десяток отмененных вышестоящим.

Пример - все то же уголовное дело в Кемеровской области против депутата. Несмотря на обращения защиты и депутата к вышестоящему прокурору, явно незаконное постановление так и не было отменено, и лишь потом дело прекратили за отсутствием состава преступления.

Возможна и другая ситуация, когда прокурор, отказав в согласии на возбуждение дела, защищая честь мундира, отказывает в этом и в последующем.

Вот весьма яркий пример такой ситуации. Для возбуждения уголовного дела по факту задержания воров с похищенными на Рыбинском авиазаводе запчастями к самолетам, согласие прокурора было получено через 3,5 месяца (!), и только после третьего обращения в Генпрокуратуру. Но к этому времени основные фигуранты от следствия уже скрылись.

Сегодняшний порядок возбуждения уголовного дела не позволяет следователю задержать человека по подозрению в совершении преступления. Например, вора, застигнутого владельцами квартиры в момент кражи. Нельзя допросить потерпевшего человека, которому нанесены раны, от которых он может умереть. И только получив согласие далекого прокурора, следователь вправе начать работать.

С другой стороны, не секрет, что согласие прокурора следователь получает, как правило, утром следующего рабочего дня, что может, а в некоторых регионах повлекло за собой серьезную правовую коллизию.

Так, в Перми прокуратурой было возбуждено уголовное дело против районного следователя. Ему инкриминировалось незаконное задержание человека, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего Ичетовкину. В полдесятого вечера следователь вынесла постановление о возбуждении уголовного дела. В 22 часа 15 минут она была вынуждена составить протокол о задержании подозреваемого Чазова в связи с истечением установленного 3-часового срока с момента его доставки в милицию, разъяснив ему его права. А за согласием прокурора на возбуждение уголовного дела следователь обратилась лишь в 11 часов утра следующего дня.

Пермский областной суд решил, что сделано это было законно и вынес следователю оправдательный вердикт. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ оставила оправдательный приговор без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения, указав, что "согласия прокурора на задержание подозреваемого лица по уголовно-процессуальному закону не требуется".

Это судебное решение поставило перед законодателем вопрос об изменении правовой регламентации института получения согласия прокурора. При ближайшем реформировании УПК из него должно быть исключено требование об обязательном получении следователем согласия прокурора на возбуждение уголовного дела. Но прокурор незамедлительно уведомляется об этом, и ему должно быть дано право отменить постановление и прекратить уголовное дело, если в этом он увидит необходимость.

Власть Работа власти Госуправление