17.08.2006 01:00
    Рубрика:

    "Человек-змея": Предпочту философию пустой трате времени за боулингом

    Режиссер Александр Франскевич, выходивший когда-то на подмостки белорусского театра в образе Гамлета, имеющий немалый опыт работы в Германии и Голливуде и снявший в минувшем году коммерчески успешный сериал "Слепой-2", на сей раз задался целью создать не просто качественный боевик с элементами мелодрамы, но - ни много ни мало - вернуть в кино столь дефицитный нынче образ положительного героя. Эта миссия возложена на российско-голливудского актера Олега Штефанко. Именно его пригласили на роль майора Ветрова, которому не раз и не два придется делать серьезный моральный выбор. Но игры с честью - не в характере героя Чергинца... Естественно, что и оппонент у такого сильного персонажа должен быть соответствующий. Подчеркнуть благородство Игоря Ветрова предстоит Хакиму - бесстрашному и беспощадному. В него перевоплотится Мухтар Гусенгаджиев, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, легендарный "человек-змея", тренирующий голливудских звезд. Во время съемок очередной сцены с его участием довелось подслушать разговор в творческой группе: "Надо же, какой злодей на экране, а в жизни - добрейший человек!" Вскоре я и сама в этом убедилась.

    - Не такой уж он и злодей, - оправдывает своего героя Мухтар. - Просто так вышло, что бизнес его сопряжен со злом, а Хаким - человек целеустремленный, вот и сметает на своем пути все, что ему мешает. Но при этом он способен и на искреннюю привязанность... Кстати, свои трюки в кино я демонстрирую нечасто. Здесь - всего лишь во второй раз.

    - В Книге рекордов Гиннесса вы названы самым гибким человеком планеты...

    - В этом "амплуа" я выступаю уже много лет, объездил 28 стран, благодаря журналистам - всегда на виду. И когда 10 лет назад на Канарских островах был съезд йогов, туда пригласили и меня. Совершенно неожиданно меня признали там "номером один" - естественно, пресса распространила эту информацию, я получил приглашение в Лос-Анджелес, и в 1998 году в Книге рекордов Гиннесса официально зарегистрировали мой рекорд... Но если кто-то повторит все мои трюки плюс сделает то, чего не смогу я, рекорд может быть побит.

    - Но пока таких нет?

    - Увы. Скажем, такие специфические вещи, как вывих плечевого сустава или управление ребрами, - мои авторские трюки, над которыми я работаю уже 22 года. Конкурентов пока не объявилось.

    - Тем не менее вы утверждаете, что, регулярно занимаясь разработанными вами упражнениями, достичь нечеловеческой гибкости способен любой. Хотя известно, что прославленный Гудини, например, своей гуттаперчевостью был обязан врожденному дефекту костей...

    - Да, я разработал такой комплекс. В ЦИТО даже проводили консилиум, профессора-ортопеды пытались опровергнуть мои утверждения, что вывих плеча не является травмой, полагая, что моя гибкость - индивидуальная особенность. Но на моих рентгеновских снимках не обнаружили никаких дефектов. Дело в том, что у обычного человека амплитуда движений слишком ограниченна, мы не работаем со своим телом. Поэтому и случаются травмы. Допустим, для того чтобы, сидя на шпагате, положить пятку на пол, нормальному человеку придется ногу сломать. А я это делаю каждый день на выступлениях, регулярно доказывая, если нестандартно разрабатывать тело, организм и не на такое способен.

    - Чтобы так безжалостно экспериментировать с собственным телом, инстинкт самосохранения, видимо, нужно отключить...

    - Напротив, безжалостно относится к себе тот, кто не занимается. Он не жалеет свое тело и гробит его комфортом. Но ведь есть еще такое понятие, как "мышечная радость"... Я начал заниматься в 22 года, хотя все, кто меня видит, уверены, что гораздо раньше - с пеленок. Тем не менее я начал довольно поздно, без учителя, спонтанно. И благодаря тому, что не знал об установленных пределах человеческих возможностей, пришел к своей системе, обучиться которой хотят даже звезды Голливуда, хотя у них и без меня есть, у кого тренироваться.

    - А вы осознаете, что тренировали женщин, о которых мечтают очень и очень многие?

    - Ну конечно... Помню, как журналисты изводили меня вопросами, не мешает ли грудь заниматься Памеле Андерсон. Дурацкий вопрос... Но фотографировать себя во время тренировки она запрещала - к своим неудачным фото в прессе звезды относятся болезненно. Хотя в жизни Памела очень простая. О Мадонне, например, такого не скажешь. Как среди наших актеров, так и среди голливудских встречаются разные люди. Скажем, Ван Дамм высокомерен, зато Чак Норрис - открытая душа...

    - Говорят, вам подарили дворянский титул - уж не английская ли королева?

    - Не подарили, а пожаловали. Российское дворянское общество в 1997 году. Теперь я граф. И обычно ношу закрученные усики и бородку - у меня дедушка так ходил. Сейчас вот только сбрил для съемок.

    - У вас вообще безумная биография - тюрьма, титул, Голливуд...

    - Скоро у меня выйдет книга. В детстве я был беспризорником, меня даже в магазины не пускали - знали в лицо, а я воровал пирожные, чтобы выжить... Потом интернат, армия - ракетные войска, затем три года в тюрьме отсидел за элементарную драку, когда меня побили ни за что, а я себя защитил... И вот я попытался проанализировать, почему судьба бросает тебя в такие условия, которые ты сам никогда бы не выбрал...

    - И как выбраться из этих условий?

    - Бороться! Как преодолеть, например, ситуацию, когда ты сидишь в камере, где 28 человек курящих, а ты один некурящий... В конце концов я пришел к выводу, что ежесекундно в нас идет борьба белого и черного и судьба наша зависит от того, как часто белое побеждает черное. В моей книге реально, факт за фактом, человек увидит, что из совершенно беспросветного настоящего можно выбраться, дойти вплоть до Голливуда... Это черное нам нашептывает: возьми поешь, приляг на диван, включи телевизор. А белое настаивает взять книгу и лишний раз отжаться от пола... Например, в Москве мне звонят: "Приезжай, здесь боулинг, мы все оплатили". Но мне это неинтересно. Я предпочту почитать философию, позанимаюсь на гитаре, порисую - мне это доставит гораздо больше удовольствия, нежели пустая трата времени за боулингом или посиделки в ресторане.

    - То есть везение ни при чем?

    - Ни в коем случае не сидеть, не ждать везения! Каждый сам влияет на свою жизнь... До 17 марта 89-го книга у меня черно-белая, и фотографии там черно-белые, поскольку жизнь черно-белая. А дальше - цветная.

    - И что случилось в тот день?

    - После тюрьмы я работал в Сибири, чтобы накопить денег и приехать в Москву. Но в Москве человек с улицы никому не нужен... Денег уже почти не оставалось, когда мне посоветовали пойти в цирковую студию. И я пришел в церковь - в советское время ее забрали под цирковые склады и там проходили просмотры. Не случайно это оказалась церковь: я вышел оттуда совершенно другим человеком, с другими планами и целями. С той самой минуты я делаю только то, что мне нравится, и даже получаю за это деньги.

    - А кино для вас - развлечение или новый виток биографии?

    - Это уже девятый фильм, где я снимаюсь. И вторая главная роль: если за что-то берусь, то берусь основательно... Но свое главное занятие никогда не брошу, буду совершенствоваться. Смешно слышать, как кто-то вспоминает, что в молодости, лет в 25-30, был способен на то и на это. Мне вон пятый десяток идет, а я утверждаю, что к 50 мои трюки станут еще сложнее. Потому что старость - это самовнушение.

    - Где вы сейчас живете - в Москве или Лос-Анджелесе?

    - Не смогу жить нигде, кроме Москвы! Ностальгия для меня страшная вещь... Раньше я думал, что можно привыкнуть, но не поверите - до физической боли доходит. В Лас-Вегасе я ездил на работу мимо перекрестка, где было место, до такой степени напоминающее Россию, что я старался не смотреть туда или предпочитал добираться более длинным путем, чтобы его не видеть. Потому что чувствовал реальную боль, хотелось бросить все и вернуться домой. И все-таки не выдержал... Правда, чтобы не ломать контракт, устроил в шоу братишку, он мой ученик. Жить в Москве было моей детской мечтой. Я открывал букварь и видел Красную площадь, Спасскую башню и страстно желал хотя бы разочек увидеть все это наяву. Теперь я живу в Москве с видом на Кремль, на набережную. Потому что любая мечта сбывается, если добиваться ее целенаправленно.