Новости

Они не могут висеть в сознании людей в режиме терпеливого ожидания профессиональных юридических ответов: люди строят обыденные теории, ищут свои объяснения происшедшему. Что могло взорваться на Черкизовском? Не тип взрывчатки, но тип отношений между людьми, которые могли обернуться калечащим взрывом - вот что нас интересует. Сегодня мы пытаемся воссоздать ту конструкцию экономических и социальных отношений, которую представляет из себя рынок, подобный Черкизовскому.

От взрыва на рынке погибли и пострадали люди различных национальностей: украинцы, русские, цыгане, узбеки, китайцы и представители других национальностей. Этот момент трагедии заставляет нас искать ответы на вопросы, что из себя представляет мир рынка с точки зрения соединения экономического и этнического элементов, справедливы ли обыденные разговоры о том, что национальные диаспоры, контролирующие рынки, устроены, как своеобразные мафии.

Рынок в первом приближении:

- Черкизовский рынок - это город в городе, со своими законами, своей моралью, - рассказал "Российской газете" источник, пожелавший остаться неназванным. - На Черкизовском рынке можно купить паспорт, поддельную регистрацию, получить любой документ, который нужен. Там своя служба безопасности, она состоит из очень красивых здоровых ребят с мобильниками, и русских, и нерусских. Если там происходит убийство, тело выбрасывают за пределы рынка, чтобы не узнали, кто убийца, чтобы это не коснулось рынка. Я видел таджиков, которые жили в железных бараках, в подвалах рынка - во время милицейских рейдов их оттуда вытаскивали сотнями. Когда-то мы снимали там сюжет про большую помойку, которая днем была помойкой, а ночью там жили грузчики. Девяносто процентов грузчиков - молодежь и старики из Таджикистана. Они не имеют доступа в высшую иерархию.

- Рынок - это продукт нашей многолетней нерегулируемой миграции, прежде всего трудовой, - говорит руководитель информационно-правового центра "Миграция и закон" фонда "Таджикистан" Гавар Джураева. - Криминал, который есть на рынке, порожден плохим законом о пребывании иностранных граждан на территории России. Вся надежда на 15 января, когда вступит в силу новый закон о пребывании иностранных граждан. Но несмотря ни на что я все равно благодарна Черкизовскому рынку, который принял сотни тысяч людей из Таджикистана и дал им возможность зарабатывать, пусть гроши. Государственная система не была готова к такому громадному наплыву людей в Россию.

Рынок: взгляд с улицы

Рынок доставляет неприятности и жителям близлежащих улиц. Но о межнациональной розни речь снова не идет. "Из-за него невозможно находиться в квартире, - жалуется жительница 3-й Прядильной улицы Татьяна. - С трех часов ночи туда приезжают "Икарусы" с оптовиками. Я однажды посчитала - 28 "Икарусов" на одной улице. Стоят, соляркой коптят. Из-за них изменили маршрут нашего автобуса - теперь он ходит только в одну сторону. Машины вдоль всей улицы припаркованы с двух сторон, автобусы постоянно стоят в пробке. Уже два года нам обещают, что рынок перенесут, но он только укрепляется. Раньше там были только контейнеры, а теперь построили двухэтажные домики, свет провели, тротуары сделали. Конфликтов у нас с торговцами нет, с чего бы? Мы с ними просто не пересекаемся".

Рынок: взгляд социолога

- Подобные рынки есть во всем мире, и ничего в этом страшного нет, при условии если соблюдаются законы, - считает Леокадия Дробижева, доктор исторических наук, профессор, руководитель центра исследований межнациональных отношений Института социологии РАН.

- Но, к сожалению, у нас законы не соблюдаются, в частности в том, что касается регистрации приезжающих в Россию мигрантов. Человек, чье присутствие в стране законно, чувствует себя с одной стороны защищенным, с другой - ответственным за свои действия. Но у нас это далеко не всегда так, и от этого не соблюдаются и права мигрантов, и окружающие легко попадают в состояние опасности. Это состояние опасности дает большой ресурс тревожности. Возможности нагнетания страхов у нас очень большие, и мы готовы всему приписывать террористические характеристики. Терроризм рассчитан на то, чтобы нагнать страх на большее число людей.

Один из главных социально-психологических моментов состоит в том, чтобы не дать развиться этому страху. Но даже если у этого преступления национальные подоплеки, все равно оно сеет в людях страх и неуверенность в том, что государство способно защитить нас.

Можно ли считать мафиозным тип связей торгующих на рынках людей одной национальности? Мне кажется, нет. Поведение тех, кто держит власть над рынками, диктуется экономическими интересами. А родственные, соседские, этнические связи всего лишь поддержка, когда людей не защищает закон. Мы стараемся убедить работников милиции не употреблять слова "этнические группировки", потому что мы никогда не знаем, что это такое.

Рынок: взгляд писателя

Писательница Бибиш написала книгу, ставшую своего рода политической и социальной сенсацией: она описала свою эмигрантскую жизнь и историю торговли на рынке в России. Мы дозвонились до Бибиш и попросили ее прокомментировать трагедию.

Автор книг "Танцовщица из Хивы, или История простодушной" и "Ток-шоу для простодушной" родилась в Узбекистане, потом жила в Туркменистане, а когда появилась возможность, переехала с семьей в Россию. По специальности Бибиш - хореограф, закончила педучилище и институт культуры, но несколько лет вынуждена была зарабатывать на жизнь продавцом на рынке сначала в Туркменистане, а потом во Владимире.

- Когда мы сюда приехали, гражданство у нас было, но паспортов не было, прописка была нужна, - рассказывает Бибиш. - Денег было мало, а аренда торгового места была дорогая. Стали по рынкам искать, нашли самый дешевый рынок, арендовали место. Мы решили торговать на рынке, потому что людей с образованием здесь и без нас хватало. Торговали сначала мелочами, потом обувью, а сейчас у меня муж торгует джинсами. А что ему еще делать, 47 лет, куда его возьмут в таком возрасте?

Бибиш рассказывает, что писательницу из нее сделала русская конкурентка: "Она меня давила-давила и в итоге сделала из меня писателя. А у меня не было сил ее давить. Некоторые от депрессии по дискотекам ходят или сексом спасаются, а я стала писателем". Однако Бибиш подчеркивает, что национальность обеих враждующих сторон не играла при этом никакой роли. Не верит Бибиш и в национальные корни взрыва в Черкизове. "Очень смешно поднимать национальный вопрос на Черкизовском рынке, когда там нет ни одного русского. Просто сейчас национальная тема очень модная, поэтому о ней везде вспоминают. Я думаю, что это личная неприязнь, замешанная на конкуренции".

   За

Энтузиазм ненависти

- Следствие сегодня уже назвало официальную версию - национальная ненависть, и у меня нет причин ей не доверять, - говорит заместитель директора информационно-аналитического центра "СОВА" Галина Кожевникова. - Наши следственные органы крайне неохотно квалифицируют преступления по этой статье. Хотя это и не уникальный случай. Можно вспомнить взрыв поезда Москва-Грозный в прошлом году, в 2002 году была серия заминированных плакатов. Кроме того, о национальной ненависти было сказано не сразу после того, как этих бойцов задержали, а после обысков. Значит, у них нашли что-то помимо взрывчатки. Впечатление, что все подобные конфликты сразу квалифицируют по статье "национальная ненависть", ложное. В России сейчас идет не больше двух-трех, ну максимум четырех десятков "национальных" дел. Просто это дела громкие, поэтому создается впечатление, что в каждом таком конфликте стараются вменить национальную ненависть. Есть и другая версия - коммерческая разборка, но эти версии не противоречат друг другу. Возможно, есть группы, заинтересованные в ликвидации этого рынка. Другое дело, что, вероятно, эти бойцы ни к каким организациям не принадлежат, или это будет невозможно доказать. Скорее всего это какие-то бойцы-энтузиасты, потому что даже для скинхедских групп характерны более простые методы: напасть вдесятером на одного, зарезать или избить до смерти. Очень может быть, что это происшествие, если там действительно имеет место национальная ненависть, - результат крайне романтического преподнесения скинхедов российскими СМИ весной этого года, где описывалось, что они ориентированы на эпатаж, публичность и террористические методы.

   Против

Случайная взрывчатка

- Черкизовский - это абсолютно закрытая территория, там можно родиться и умереть и ни разу даже оттуда не выйти, - рассказывает руководитель дружины Движения против нелегальной иммиграции Иван Лебедев. - Через автобусный парк Черкизовского рынка можно уехать в любую точку России, и не только России, не оставив нигде следа. Никаких документов у тебя не спросят. Рынок можно условно поделить на кавказскую и азиатскую части. Ближе к метро - кавказская, чуть дальше - вьетнамская. Отношения между ними достаточно напряженные. Бывают разборки с поножовщиной, со стрельбой. Милиции эта территория практически неподконтрольна. Лет шесть назад после многих случаев вымогательства был приказ по ГУВД Москвы о том, чтобы сотрудники милиции в форме на рынки не заходили. Когда мы работали там в дружине, нас часто привлекали к оцеплению во время массовых акций с ОМОНом по проверке паспортного режима, поиску лиц, находящихся в розыске, но эти акции бывали раз или два в год. Там есть свое охранное предприятие, которое поддерживает относительный порядок и более-менее эффективно работает. Но однажды я видел, как сотрудник этого охранного агентства - маленький, щупленький - бил огромного таджика, раза в два больше его, и тот только закрывался руками и кричал "русский, не бей". Просто этим неграмотным таджикам сказали, что в России такие законы: если охранника ударишь - сядешь пожизненно.

По поводу причин взрыва у Лебедева своя, весьма неожиданная версия. "Когда был один из омоновских рейдов, оттуда оружие чуть ли не машинами вывозили, - говорит он. - Я не исключаю версию несчастного случая. Народ там ходит разный, кто-то мог нести взрывчатку".

Экономика Товары и цены Взрыв на Черкизовском рынке в Москве