30.08.2006 00:10
    Рубрика:

    Чем "российская" литература отличается от "русской"

    В Пекине представили антологии современной российской литературы

    Одно из таких мероприятий состоялось вчера. В Пекинском государственном университете презентовали две антологии: современной российской прозы и современной российской поэзии. На пресс-конференции для китайских и российских журналистов, устроенной в недавно открытом Российском информационном центре, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский особенно отметил выход этих антологий, а также пристальный интерес китайцев к русской литературе. Михаил Сеславинский поделился опытом посещения крупного книжного магазина в центре Пекина, где он нашел немало книг русской литературы, переведенных на китайский язык. Но все это классика, заметил он. Современная российская литература в Китае представлена пока недостаточно. Выпуск двух солидных антологий серьезно восполняет этот пробел.

    А в Пекинском университете выступали сами участники антологий: поэты Римма Казакова, Максим Амелин, прозаики Владимир Маканин, Василий Аксенов ("Я старейший писатель в этой делегации", - не без грустного юмора заметил Василий Павлович), Александр Кабаков, Михаил Веллер, Алексей Варламов и Михаил Шишкин.

    Хвалить своих писателей всегда приятно, но что правда, то правда: выступления большинства участников встречи были совсем не формальными, а главное - умными. Владимир Маканин, например, прочитал блистательную короткую лекцию, уложившись минут в десять, о конце старого романа и возможностях нового. По его убеждению, традиционный роман вытесняется кино, и с этим ничего не поделаешь.

    Роман в "картинках", роман как нарастающее сценическое действие не может конкурировать с кино. Следовательно, надо возвращаться к дороманному времени, к Аввакуму, к Рабле, и дальше - Светонию. Роман-мысль, роман-слово - вот что продолжает оставаться патентом на благородство изящной словесности.

    Василий Аксенов признался, что с годами вдруг стал тяготеть к поэзии, своеобразным образом претворяя ее в прозу. Его поздняя проза вся внутренне зарифмована, иначе ее не понять.

    Михаил Веллер энергично просветил китайскую аудиторию о той литературе, которую реально читают в современной России, от Марининой до Акунина, скромно не упомянув самого себя.

    Алексей Варламов ответил на неожиданный со стороны китайцев вопрос: чем "русская" литература отличается от "российской"? "Не знаю, - честно сказал он. - Есть русский язык, следовательно и русская литература. Все остальное вопрос политкорректности".

    Живущий в Швейцарии русский писатель Михаил Шишкин, считающийся культовым в определенных читательских кругах, последний лауреат русского "Букера", поделился своими юношескими страхами по отношению к Китаю. "Мое поколение воспитали в страхе перед вашей страной, - сказал он. - Надо ближе узнавать друг друга, потому что детские и юношеские страхи долго изживаются. Так и Европа боится России, потому что не знает ее".

    Поколение Риммы Казаковой, поэта и председателя Союза писателей Москвы, было воспитано в иных традициях. Казакова легко наизусть прочитала стихотворение Мао на русском языке (кстати, действительно хорошее). И что совсем удивительно - в приязни к поэзии Мао признался Василий Аксенов. Китайская аудитория была просто счастлива!

    Вообще китайцы больше всего привлекают (если не сказать - очаровывают) тем, что они очень благодарные слушатели. И вопросы, которые они задают, иногда озадачивают. Например: что общего между временами Достоевского и нашим временем? Кто герой нашего времени? Продолжают ли в России любить великого Горького?

    Пекинский университет сам по себе место удивительное. На его территории веет воздухом древности и мудрости. Деревья здесь настолько древние, что на них висят таблички, и руками к ним даже страшно прикоснуться, хотя очень хочется.

    Сегодня ярмарка начинает работать фактически. Открытие ее будет, несомненно, чрезвычайно церемониальным, это не Франкфуртская ярмарка, где все предельно демократично. Но не это главное.

    Главное - как будет выглядеть российский стенд. Издательств приехало много, более 80. Но центральная книга ярмарки, на мой взгляд, уже определилась. Это создававшийся в течение четырнадцати лет первый том фантастической энциклопедии "Духовная культура Китая".

    Впрочем, посмотрим. Книг привезли много. И, кстати, все они останутся в Китае. Так заранее договорились российская и китайская стороны. Так что китайских славистов, профессоров, аспирантов, студентов ожидает неслыханно щедрый подарок. Это приятно. Это по-русски. Или по-российски.

    По-нашему, в общем.

    Кстати

    Выступая на торжественном приеме по случаю предстоящего открытия ярмарки, первый вице-премьер Дмитрий Медведев напомнил, что в этом году в связи с проведением Года России в Китае наша страна выступает на пекинской международной книжной ярмарке в качестве почетного гостя. "Широкомасштабное присутствие России на ярмарке имеет большое значение для укрепления дружественных связей между народами наших стран", - подчеркнул первый вице-премьер. По его словам, книжная индустрия России впервые представлена на крупнейшем форуме Азиатско-Тихоокеанского региона в такой полноте и разнообразии. К ярмарке в России на китайском языке изданы сборники произведений более 50 современных российских авторов, 17 из которых приехали в Пекин для встречи с читателями.