Новости

30.08.2006 02:00
Рубрика: Культура

Бодался лев с волчицей

Устоит ли Венеция под натиском Рима?

Несмотря на заверения его директора Марко Мюллера о том, что этот старейший в мире, ведущий свое летоисчисление с 1932 года, авторитетный кинопраздник не боится конкурентов (см. интервью с ним во вчерашнем номере "РГ"), только что народившийся Римский кинофестиваль нагло наступает ему на пятки. Я бы сказал, венецианская Мостра впервые за всю свою историю открывается в обстановке такого нескрываемого злорадства. Даже трудно понять, почему. Все с азартом спортивных болельщиков следят за назревающим поединком: кто кого загрызет - венецианский Лев или римская Волчица. И припоминают Венеции ее общеизвестные и трудноизлечимые болезни.

С любопытством наблюдают за событиями киты и акулы итальянской киноиндустрии, которым важно понять, на какой фестиваль теперь надо ставить - на Венецианский или на стартующий 13 октября Римский. Они уже давно выражают недовольство тем, что Венеция дает фору так называемому "артхаусу" перед зрительским кинематографом, хотя артхаус в отличие от массового кино всегда убыточен. (Справедливости ради надо заметить, что в последние годы Венецианский фестиваль изменил своему обычному пуризму: его жюри начали награждать сугубо "мейнстримовское" кино типа гей-мелодрамы "Горбатая гора").

Конечно, фестивальная дипломатия старается припудрить конфликт: обе стороны клянутся, что намерены не конкурировать, а сотрудничать. Однако это никого не вводит в заблуждение: всем ясно, что Мостра, как и сама Венеция, прекрасна, но дряхла, у нее серьезные трудности с финансированием и она зажата в тиски маленьким островом Лидо с его старыми фестивальными зданиями, возведенными еще при Муссолини. Наверное, это тот случай, когда легче построить заново, чем реконструировать старое. Появление амбициозного Римского кинофестиваля как раз и дает такой шанс. Конечно, у него нет такой репутации, как у венецианской Мостры, зато есть молодая энергия, и есть роскошный, старинный и при этом динамичный город, где Смерть не присутствует столь явно и ощутимо, как в Венеции.

Это все напоминает битву, развернувшуюся у нас между одряхлевшим, потерявшим ориентиры Московским фестивалем и Петербургским новичком. Но Италия - не Россия, здесь нет столь отработанных навыков подавления конкурентов чисто аппаратными методами. Поэтому в России Петербургский фестиваль задавили в зародыше, а Римский свободно и без вмешательства высших сил выдвигает свои козыри.

Главное коварство: он до предела сблизил сроки - откроется через месяц после Венецианского. Это значит, объявлена война не на жизнь, а на смерть: больших звезд на свете не так много, и теперь за них идет настоящая схватка. Первый раунд выиграл Рим: все итальянские газеты со значением отмечают, что ему удалось отвоевать для своей инаугурации не меньше, чем Николь Кидман с ее новым фильмом "Накипь". Голливудская звезда уже заявила, что чрезвычайно горда возможностью "выступить в качестве крестной матери такого важного события". Во всем этом тоже есть дьявольское коварство: по иронии судьбы Кидман в фильме играет фотографа Диану Арбус, покончившую с собой в 1971 году, после чего ее первая мировая выставка прошла как раз на Венецианской биеннале.

Рим с его разветвленной сетью кинотеатров явно может стать идеальной площадкой для фестиваля демократического - опять же в пику элитарной, но неорганизованной Венеции, где мест в залах едва хватает для аккредитованных журналистов (по этому поводу вспоминают скандальный случай, когда два года назад Аль Пачино в Венеции на премьере собственного фильма "Венецианский купец" был вынужден сидеть на ступеньках - звезде в тесном зале не хватило места). Венеция с ее музейно-исторической транспортной системой, с ее запредельно дорогими отелями и ресторанами не располагает необходимой современному фестивалю инфраструктурой. А Римский фестиваль пройдет в огромном модернистском здании концертного комплекса "Аудиториум", и к его услугам вся развитая инфраструктура столичного мегаполиса. Риму гарантировано внимание широкой публики и студенческой молодежи, которой в Венеции нет совсем. Наконец, хотя Венеция идеальна как съемочная площадка, но здесь нет своего кинопроизводства - а в Риме есть знаменитая киностудия "Чинечитта". Один из организаторов и энтузиастов нового фестиваля Вальтер Велтрони уверяет, что у него и в мыслях нет что-либо отобрать у Венеции, но всем ясно, что при постоянном урезании культурного бюджета итальянское правительство просто не в силах содержать два крупных кинематографических фестиваля (новый Римский кинопраздник обойдется налогоплательщикам не меньше, чем в 7 миллионов евро). "Если Римский фестиваль действительно добьется государственного финансирования, то я пошел за ружьем!" - раздраженно заявил в недавнем интервью мэр Венеции Массимо Каччиари.

Теперь для Венецианской Мостры крайне важно доказать, что она не просто жизнеспособна, но и может, как слон в компании лающих мосек, невозмутимо и гордо идти своим путем. Открывающийся фестиваль впервые в своей истории демонстрирует в своем конкурсе почти исключительно мировые премьеры. В нем есть несколько очень громких фильмов уровня "Всемирного торгового центра" Оливера Стоуна (в российском прокате он глуповато обозначен как "Две башни"), "Фонтана" Дарена Арановски или "Королевы" Стивена Фрирза. Венеция собирается открыть западному миру историю русского мюзикла и пошла на безрассудный, по-моему, риск показать под занавес ортодоксальный, закостеневший в молитве фильм Павла Лунгина "Остров", который, по-моему, для любого фестиваля может стать могильной плитой.

Она делает какие-то конвульсивные и пока не очень понятные движения, вслед за которыми может последовать как провал, так и победа. Так у Свифта ученые острова Лапуты придумали машину, которая выдает хаотические сочетания букв, в надежде, что однажды эти буквы случайно составят великую книгу.

Вчера весь день к Дворцу фестивалей, напоминающему крематорий, рабочие свозили стулья, пальмы в кадках, бочки с пивом и аппаратуру в картонных коробках. На металлических лесах монтировали осветительную аппаратуру. Сегодня вечером она осветит дискотечными лучами обветшавший фасад главного фестивального здания, и возникнет иллюзия праздничной феерии. Кино вообще - всего лишь иллюзия, несуществующая жизнь в эфемерном пространстве белой простыни.

Напомню, что в главном конкурсе российское кино представлено дебютным фильмом Ивана Вырыпаева "Эйфория" (мы о нем подробно писали 23 августа), а в конкурсе "Горизонты" - картиной Бориса Хлебникова "Свободное плавание". В главном жюри за нас может постоять Чулпан Хаматова, в жюри "Горизонты" - победитель прошлогодней Венеции, режиссер фильма "Первые на Луне" Алексей Федорченко. А самой первой картиной, уже показанной в Венеции ранним утром 29 августа, стала музыкальная комедия Григория Александрова "Весна".

Культура Кино и ТВ 63-й кинофестиваль в Венеции