Новости

31.08.2006 03:55
Рубрика: Общество

Амнистия с видом на жительство

Если нелегалы не преступники, зачем держать их за решеткой?
Текст: Лидия Графова (председатель исполкома "Форума переселенческих организаций")

Эту сцену довелось наблюдать через несколько дней после посещения вместе с Уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным московских спецприемников. В одном из них мы и познакомились с этой "нелегалкой" Розией Атаджановой из Хорезма. Она тогда безутешно рыдала и на все расспросы отвечала односложно: нужно найти ее дочку... Номер мобильника, записанный у нее на бумажке, был наглухо заблокирован. На следующий день дочь мы нашли, но мать с приступом уже увезли из спецприемника в Боткинскую больницу. Конечно, в сопровождении милиционера.

При всей своей экзотичности такая ситуация вполне органично вписывается в стиль того абсурдного спектакля, который называется "Борьба с нелегальной миграцией".

В последние пять лет, когда проблема миграции находилась в ведении милиции, приоритетом миграционной политики считалась именно борьба с нелегалами. Однако это была лишь видимость борьбы, поскольку резко ужесточившееся в 2002 году миграционное законодательство превратило в нелегалов миллионы наших соотечественников, приехавших законно, по безвизовому режиму, а теперь они стали "иностранцами", и милиция могла штрафовать и третировать их на каждом шагу. Честно, без взяток, легализоваться в России стало практически невозможно. Зато криминальные "гости" с легкостью получали и регистрацию, и паспорт. А вот добропорядочные трудовые мигранты множили ряды нелегалов.

Сегодня, по оценкам Федеральной миграционной службы, в России около 10 миллионов нелегальных мигрантов. Самые невезучие из них попадают в спецприемники, которые называются торжественно и чинно: центры для содержания иностранных граждан, подлежащих административному выдворению или депортации (ЦСИГ). В Москве работает 8 ЦСИГов, такие есть и в каждом регионе России. Уполномоченный Лукин в сопровождении правозащитников и журналистов посетил два московских центра. Репортажи об этой акции дали (с повтором) все центральные телеканалы, информагентства и газеты. Всего 60 выступлений СМИ, и в каждом упоминалась "иммиграционная амнистия" (так в мировой практике называется легализация упрощенным способом сразу большого количества мигрантов, не имеющих правового статуса).

СМИ подавали как сенсацию: Лукин "подвел нелегалов под амнистию". Писали, якобы Уполномоченный, "поддавшись душевному порыву", предложил амнистировать "всех подряд" и "прямо сейчас". Ничего подобного не было. Во-первых, не столь эмоционален российский омбудсмен, чтобы сгоряча предлагать решения. А во-вторых, о каком экспромте может идти речь, когда Лукин вместе с правозащитниками уже пятый год пытается "пробить" идею иммиграционной амнистии.

Впервые о необходимости такой амнистии публично заявил Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту мигрантов еще в июне 2002 года. Но резолюция съезда не возымела действия, и вновь принятые бессмысленно жестокие законы вместо того, чтобы упорядочить миграционную стихию, только усугубили хаос. А в 2003 году уже президент Путин с тревогой говорил о судьбе четырех миллионов наших соотечественников, которые давно переселились в Россию и успели интегрироваться, но из-за разных бюрократических препон не могут получить правового статуса.

"Лучший способ борьбы с нелегальной миграцией - это легализация", - под таким девизом в 2004-м в здании ФМС прошел "круглый стол" общественных организаций. Его результатом стало создание при Уполномоченном Лукине экспертной группы по разработке концепции иммиграционной амнистии. В этой группе успешно работали авторитетные ученые, юристы, а также представители госорганов.

В мае прошлого года проект был разослан, как положено, во все заинтересованные министерства и ведомства. Вскоре проект обсуждался в Белом доме трехсторонней комиссией под председательством вице-премьера Жукова и был в целом одобрен. А в декабре ФМС провела в 10 регионах эксперимент быстрой легализации трудовых мигрантов по упрощенной схеме. Хоть за один месяц удалось вывести из тени лишь 7 тысяч мигрантов, но и эта толика уже принесла в госбюджет в виде налогов 350 миллионов рублей.

А дальше дело почему-то застопорилось. И по-прежнему не легализация, а выдворение и депортация являются главным способом борьбы с нелегальной миграцией. Как это практически выглядит, своими глазами увидела делегация во главе с Лукиным и, честно сказать, большинство из нас ужаснулись. Эти ЦСИГи, почти ничем не отличающиеся от тюрьмы (те же решетки, замки, глазки в металлических дверях), исполняют роль угрожающей страшилки, а практической пользы от них почти нет.

Ну смотрите: за шесть месяцев этого года из всей России выдворено 50 тысяч нелегалов, в основном - не устану повторять - наших соотечественников. И как же это может повлиять на ситуацию с нелегальными мигрантами, если их у нас, как считает ФМС, более 10 миллионов?!

Право же, не борьба это, а имитация борьбы, спектакль, абсурдный и дорогостоящий. Содержание в ЦСИГе одного задержанного стоит государству примерно 1200 рублей в сутки. И это притом, что на питание уходит всего лишь 35-50 рублей в день, да и комфортом здесь не балуют. Значит, деньги идут в основном на "обслуживание", то есть на охрану, чтобы ЦСИГи были настоящей тюрьмой.

А сидят здесь месяцами. Посольства стран исхода не спешат идентифицировать личности своих сограждан. Работники центров с благодарностью отзываются о посольстве Таджикистана, которое старается помогать своим согражданам, а вот сотрудников посольств Узбекистана, Молдовы и Украины здесь никогда не видели.

Эсэнговские консульства, оформляя справки о возвращении своих граждан, берут (с России!) по 30 долларов за каждого. Оплата авиабилета (поездом выдворяемых не отправляют, тогда пришлось бы приставлять к каждому конвоира), тоже идет в основном за счет российского бюджета. Иногда, чтобы вызволить задержанного, деньги собирают родственники.

А если в течение года личность задержанного не установили или денег на отправку не хватило, то центр выпускает нелегала "обратно в город". Решение суда о выдворении действует только год, а потом - "гуляй Ваня...".

Некоторые журналисты поспешили написать, что принятые недавно либеральные поправки в закон о правовом положении иностранных граждан и новый закон о миграционном учете (они вступят в силу с 15 января) раскрепостят гастарбайтеров и иммиграционная амнистия вроде бы уже ни к чему. Увы, закон, как известно, обратной силы не имеет, и судьбу этих бедолаг никак не облегчит.

И совершенно не понятно, как быть с остальными, невыловленными (миллионами!), которые давно работают и живут в России и, возможно, остались бы на ПМЖ - помогли нашей стране преодолевать демографический кризис, но нет ведь у них такого права. Неужели, чтобы легализоваться по новому закону, всем этим миллионам придется бросать работу, срочно выезжать вон из России? С единственной целью - получить на границе заветную миграционную карту - и тут же обратно. "А почему б и не выехать, раз того требует закон?" - с легкостью необыкновенной заметил в разговоре со мной один известный политолог. Ну если ему совсем людей не жалко, пусть бы задумался хотя бы о том, чем грозит экономике России такой мощный финальный аккорд нашего затянувшегося спектакля. Разовый отъезд миллионов мигрантов немедленно прекратит работу многих производств и строек, остановит общественный транспорт и, что самое главное, навсегда уж отобьет у наших соотечественников охоту работать на благо России.

...Дочь той Розии Атаджановой, оказывается, работала поваром в подмосковном санатории и вызвала мать, потому что требовалась уборщица. Но теперь вот они обе уезжают из России, истратив на билеты все заработанные деньги. И также, как и все другие выдворяемые, не смогут в течение пяти лет приехать в нашу страну. Таково требование закона.

А тем временем Россия, как известно, провозгласила новую миграционную политику, привлекательную для соотечественников. Сколько же еще нужно доказывать, что иммиграционная амнистия - тот первый шаг, с которого может реально начаться такая политика. Говорят, само слово "амнистия" властям не нравится: мигранты, мол, не преступники. Действительно, вопреки расхожим мифам на долю мигрантов приходится всего лишь 3 процента от совершаемых в России преступлений. А подавляющее большинство приезжающих к нам соотечественников - желанные, нужные для России люди, без участия которых остановится рост российской экономики и обеднеет буквально все население страны. Так зачем же этих, случайно выловленных, содержат за решеткой как настоящих преступников?

Р.S.
На днях узнала, что в Казахстане с 1 августа началась иммиграционная амнистия. У них всего 300 тысяч нелегальных мигрантов. Каждый день им удается легализовать по тысяче человек. Право же, позавидуешь.

Общество Соцсфера Миграция Программа переселения соотечественников