Новости

31.08.2006 01:00
Рубрика: Культура

Черная сила искусства

На открывшемся вчера Венецианском фестивале множится число убийств

О картине, которую назначили закрыть 63-ю Мостру, - ортодоксальном "Острове" Павла Лунгина, апокалиптической молитве во спасение души, - я уже подробно писал и теперь с интересом жду отзывов международной прессы. Но до этого еще нужно потерпеть: венецианская премьера "Острова" состоится 9 сентября.

А самый первый луч кинопроектора достиг фестивального экрана уже во вторник утром: зазвучал марш молодости из "Весны" - бессмертной, как выясняется, комедии Григория Александрова с Любовью Орловой, Николаем Черкасовым, Фаиной Раневской, Ростиславом Пляттом, Риной Зеленой и с грандиозной, тоже уже классической музыкой Исаака Дунаевского... Я как сел перед экраном, так и не мог, уже в который раз, оторваться от этого источника чистейшей жизненной энергии, каких больше в кино не бывает. И тоже теперь интересно, какие будут отзывы. Какой из двух Россий тут больше поверят, какая вызовет больше симпатий.

Одну Россию представит, напомню, эта большая - 17 фильмов - программа "Тайная история русского кино" ("Волга-Волга", Веселые ребята", "Кубанские казаки", "Карнавальная ночь", "Романс о влюбленных" и др.), которая открыла рабочие будни фестиваля.

Вторую - три фильма в главных программах Мостры: работы молодых Ивана Вырыпаева ("Эйфория" - премьера 6 сентября) и Бориса Хлебникова "Свободное плавание" (7 сентября), а также вышеупомянутый "Остров" - полуторачасовое камлание в черных тонах.

Церемония торжественного открытия одиннадцатидневного киноконкурса прошла в среду вечером и была ознаменована мировой премьерой новой картины мастера напряженных сюжетов Брайана Де Пальмы "Черная орхидея" по детективному роману Джеймса Эллроя. Роман этот к большой литературе отнести трудно - сугубое автобусное чтиво для любителей жесткого натурализма. Мне вообще кажется, что авторов как книжки, так и фильма в первую очередь возбудил тот факт, что их героиню, существовавшую в действительности голливудскую старлетку Элизабет "Бетти" Шорт, убили особо изощренным способом: раздев, изнасиловав, расчленив на две части тело и разрезав до ушей рот - на манер бедняги Гуинплэна, героя романа Гюго "Человек, который смеется". Это тот "фильм-нуар", где "нуар" - самое важное и главное, на создание черноты брошены все силы и средства. На сюжет этот, как мухи на мед, слетались как раз те кинорежиссеры, что славятся своим пристрастием к чернухе: известно, что его хотел снимать Дэвид Финчер, не уступает ему в этом и Де Пальма, автор бесчисленных гангстерских лент типа "Человека с шрамом" и "Пути Карлито". Да и для автора "Загадок Лос-Анджелеса" Эллроя это всего только часть его "Лос-Анджелесского квартета", сугубо коммерческого проекта, чтива для любителей. Написан роман скверно, дурным утилитарным стилем, причины трагедии этот детектив не интересуют - он больше по части "давай подробности!" Фильм снят чуть лучше и даже с определенным чувством меры - все-таки Де Пальма. Но сладкое слово "тестостерон" не сходит с уст режиссера - это его единственная целевая установка.

История такова. Девочка из Массачусетса мечтала стать кинозвездой и в девятнадцать лет отправилась завоевывать Калифорнию. Прошла множество кинопроб, в ожидании удачи подрабатывала в ночных клубах. Была жгучей брюнеткой с неизменным цветком в волосах, носила только черное, и ее прозвали Черной Орхидеей. 9 января 1947 года она встретила какого-то дружелюбного джентльмена, и больше ее живой не видели. Зверское убийство потрясло весь Лос-Анджелес, но так и не было раскрыто. Не раскроет ее и фильм Де Пальмы, но несомненно заинтересует охочую до подробностей публику натурализмом деталей - фильму уготована неплохая прокатная судьба.

Впрочем, определенная артистичность в нем есть. Де Пальма умело стилизует его под картины аналогичного жанра "нуар", популярные в 40-х, заставляет своих актеров подражать то Хэмфри Богарту, то Джеймсу Кэгни, то Рите Хэйуорт. "Черную орхидею" играет молодая канадская актриса Миа Киршнер, она считает свою героиню "очень нежной, романтической и интеллигентной особой". Людей, так или иначе причастных к ее судьбе, воплотили "миллионнодолларовая девушка" Хилари Суонк, "девушка с жемчужной сережкой" Скарлетт Йоханссон, Аарон Экхарт, напомнивший Де Пальме "молодого Керка Дугласа", и Джош Хартнетт из "Факультета", который, по словам режиссера, "становится мужчиной". Де Пальма считает особенно интересной эпоху, которую переживал Лос-Анджелес после Второй мировой войны: город был наводнен высокопоставленными гангстерами и разъеден коррупцией сверху донизу, причем мафиози тесно сотрудничали с кинобоссами и щедро финансировали искусство, получая в обмен благосклонность красивых актрис. В этом смысле картина, пожалуй, представляет некоторый специфический интерес для России, переживающей сейчас как раз такую эпоху. Занятно, что того Лос-Анджелеса в природе больше нет, и съемочная группа нашла требуемую натуру в Софии. Зрители об этом нипочем не догадаются. Убедиться в этом можно будет уже 28 сентября, когда "Черная орхидея" выйдет на экраны России.

Интерес к подобного рода реальным историям-загадкам в мире велик, и Венецианский фестиваль то ли обдуманно, то ли случайно собрал в одном конкурсе целую коллекцию подобных сюжетов. Дав ночи полчаса, зарезанную в 1947 году "Орхидею" уже на другой день сменит убитый в 50-х голливудский актер Джордж Ривз, известный как Супермен из популярного в те годы телесериала. Тайна этой смерти тоже никогда не была раскрыта, и теперь на ней строит свой фильм Hollywoodland ("Страна Голливудия") Ален Култер, снявший в главных ролях Эдриена Броуди, Бена Аффлека и Боба Хоскинса. Будут на фестивальных экранах и другие памятные истории "из самой жизни", начиная с "Всемирного торгового центра" Оливера Стоуна о трагедии и героизме 11 сентября и заканчивая "Королевой" Стивена Фрирза - о событиях при королевском дворе Британии после гибели принцессы Дианы. Но об этом - в свое время.

Культура Кино и ТВ 63-й кинофестиваль в Венеции