Новости

05.09.2006 02:00
Рубрика: Культура

Корона Британской империи

Сказ о том, как Тони Блэр королеву спас

Это фильм уникальный уже потому, что вторгается в святая святых - закулисье одной из последних в мире монархий. Его герои - королева Британии Елизавета, королевская семья, а также люди с Даунинг-стрит: премьер-министр Тони Блэр, только что выигравший выборы и заступивший на пост, и его супруга. Их жизнь, открытая публике только официальной стороной, на этот раз предстала в полном объеме и на очень высоком уровне достоверности. Время действия - август 1997 года, за день до гибели принцессы Дианы в автомобильной катастрофе, и главным образом после страшного известия, погрузившего страну в скорбь. Сценарист Питер Морган проделал работу тайного детектива: оброс информаторами при дворе и на Даунинг-стрит, каждому поклялся держать источник в секрете, и те открыли ему множество занятных деталей жизни в королевском дворце, привычек августейших особ, поведения Елизаветы и Блэра в дни кризиса. Остальное ему легко было домыслить.

Идея фильма пришла ее авторам после успеха их телевизионного проекта "Сделка" - о скрытом от сторонних глаз механизме, который привел к власти молодого амбициозного Тони Блэра. Будущего премьер-министра играл один из самых одаренных молодых актеров Британии Майкл Шин. Задумав теперь показать Блэра в дни его первой политической победы на новом посту, они вновь пригласили Шина.

Историю, рассказанную в фильме, можно назвать: "Как Тони Блэр монархию спас". Название было бы точным: он действительно спас репутацию королевской семьи в дни всенародной скорби, а в повествовании об этом есть хорошая доля иронии и незлобивого юмора - несмотря на трагизм ситуации, фильм получился очень смешным.

Премьер только что избран, ему еще предстоит быть представленным королеве, и они с женой репетируют, не скрывая раздражения, нелепые для наших дней протокольные ритуалы обращения к монаршим особам. Для Елизаветы же это развязный юнец, вульгарный парвеню, выскочка, который иронией выборов оказался на вершине власти. С иронией выборов надо мириться: демократия имеет свои издержки, но ее принципы неподвластны даже королеве.

И вот первое столкновение позиций и первое испытание дипломатических талантов нового премьера: известие о гибели Дианы.

Сама катастрофа в парижском туннеле показана так, что у зрителя не остается сомнений: в гибели принцессы повинны хищные папарацци. Этот эпизод продолжается меньше минуты, но производит жутковатое впечатление невыносимой жизни под обстрелом фотокамер, любопытных, вездесущих и агрессивных. И это единственная погоня, которая есть в этом внешне лаконичном, без спецэффектов, но очень пластичном и напряженном фильме.

Королевская семья, которой принцесса и при жизни доставляла много хлопот, теперь в шоке и хочет поскорее без шума покончить со всем этим. Положение в обществе не оставляет этим людям даже права предаться скорби - слишком все на виду, слишком значима для подданных королевы каждая деталь ее поведения. И когда Блэр предлагает свои идеи по организации похорон, ему жестко заявляют: это семейное дело, аттракцион для толпы из него делать не будем.

Это значит, королева своих подданных не понимает. Она не ведает, какая почти религиозная экзальтация охватила страну, для которой Диана была "народной принцессой". И когда площадь перед дворцом оказывается заваленной цветами, когда сотни тысяч людей приходят сюда со свечами, это становится для нее не только неожиданностью, но и постоянным источником раздражения.

Здесь - конфликт фильма. Диана, оказывается, давно не принадлежит семье, она принадлежит народу, и народ хочет иметь право скорбеть вместе с ее близкими. Молчание королевы, отсутствие реакции на трагедию со стороны двора вызывают все нарастающее возмущение, газетные заголовки становятся все более резкими, и Блэр понимает: реноме старейшей монархии планеты висит на волоске. Начинается сущая дипломатическая война премьера с королевой за ее же спасение, и это захватывающее зрелище.

Елизавету играет великая британская театральная актриса Хелен Миррен. Ее существование на экране, то, с каким тактом и чувством меры она ведет свою роль, - главное чудо фильма, и это, возможно, самая виртуозная актерская работа года. Перед актрисой стояла труднейшая задача сыграть не просто ныне живущую особу, но - символ нации, ее главную историческую святыню. При этом сыграть так, чтобы зрители увидели в королеве просто человека - закованную ритуалами, генетически приученную к жесткой самодисциплине, но - женщину. Которая может ходить в халате и водить джип, которой может быть одиноко и страшно под гнетом ответственности. Хелен Миррен даже внешне похожа на Елизавету, и то достоинство, искренность и юмор, с которым она ведет роль, уже делают фильм событием. Мне даже кажется, что ему уготована столь же долгая жизнь в поколениях, как "Римским каникулам", точно так же подкупающим теплотой и юмором.

Достоверности прибавляет и хроника тех дней. Актеры вписались в эту хроникальность так полно и естественно, что по совершенству стиля фильм можно считать рекордным. На сегодняшний день это, на мой взгляд, лучшее, что предложил венецианский экран.

В здешней печати промелькнула информация: королевская семья якобы заслала на венецианскую премьеру своих лазутчиков, чтобы те посмотрели фильм Фрирза и доложили о результатах. Официальное опровержение последовало немедленно.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

- Это история о закате традиций, которые составляли и силу и слабость Британии, - говорил Стивен Фрирз на фестивальной пресс-конференции. - Когда вы рассказываете о людях, которые еще живы, вам приходится быть скрупулезно ответственным, простые решения не годятся. А снимать кино о королеве - почти то же самое, что снимать кино о своей матери. В Англии королева - род символа, "эмоциональной матери" этой страны. Здесь нельзя грешить против правды, нельзя быть легковесным и предвзятым, полагаться на свои симпатии или предрассудки. Но как этого добиться? Полагаю, чисто интуитивно. Эмоции, связанные с королевой, всегда сложны. В каком-то смысле эту женщину я знаю уже 60 лет, и было непросто докапываться до ее потаенных чувств, которые оказались даже сложнее, чем я мог вообразить. Конечно, веками отработанные ритуалы кажутся курьезными, это постоянное притворство. Но мы хотели показать и оборотную сторону этих ритуалов - человеческие свойства монарших особ. Недавно королева отметила свое 80-летие, и множество статей по этому поводу сошлись в том, что хотя сами институции кажутся идиотичными, но женщина она выдающаяся.

Выбирать актеров на такие роли было трудно. Но, к счастью, продюсер фильма Энди Хэррис увидел в телесериале "Главная подозреваемая" Хелен Миррен. Это настоящая королева британской драмы, она даже внешне похожа на королеву Елизавету. К тому же она очень серьезно отнеслась к роли, скрупулезно изучила киноматериалы, связанные с жизнью королевы, и была для нас своего рода камертоном. Думаю, она бы не допустила в фильме никакой дешевки.

Культура Кино и ТВ 63-й кинофестиваль в Венеции