20idei_media20
    06.09.2006 02:00
    Рубрика:

    Конституционный суд исправил судебные ошибки

    Если закон отменен, то рассматривать его правоприменение в суде незачем - именно этой нормой руководствовались арбитражные суды в Ульяновской и Кемеровской областях. Однако заявители решили, что пока этот отныне "невидимый" закон действовал, их права оказались ущемлены и обратились в Конституционный суд. Трое юридических лиц и гражданин Александр Каплин попросили проверить на конституционность ряд норм Арбитражно-процессуального кодекса (пункт 1 часть 1 статьи 150, часть 5 статьи 195, статью 192).

    Все заявители оказались в похожих ситуациях. Александр Каплин оспаривает в суде постановление ульяновского градоначальника о стандартах оплаты услуг ЖКХ (от 23 мая 2005 года), но его дело в суде не рассматривают, поскольку к моменту разбирательства эти самые стандарты были признаны утратившими силу. В Кемеровской области ОАО "Кузбассэнерго" пытается признать частично недействительным постановление Ленинск-Кузнецкого райсовета народных депутатов (от 30 ноября 2004 года), касающееся ставок земельного налога и арендной платы за землю, но судопроизводство прекращается, поскольку оспариваемый нормативный правовой акт прекратил свое действие. И в той же области через некоторое время в аналогичную ситуацию попадают ООО "Деловой центр "Гагаринский" и ЗАО "Инновационно-финансовый центр "Гагаринский".

    КС счел ошибочной позицию, при которой "утрата силы таким нормативным правовым актом после подачи заявления в суд лицом, считающим, что этим актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, является безусловным основанием для прекращения производства по делу".

    Механизм, при помощи которого заявители лишались судебной защиты, конституционные судьи прописали на удивление четко и подробно, правда, явно без симпатии: "Суд не может быть связан и ходатайством органа или должностного лица, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт о прекращении производства по делу лишь на том основании, что в процессе рассмотрения дела этот акт утратил силу". Похоже, что во всех четырех случаях представители власти приносили в суд документ, объявлявший злосчастный закон недействующим, и эта позиция, принятая судьей, окончательно превращала нормативный акт в "невидимку", даже если ущерб заявителя был вполне реальным. Такая практика позволяла органам местного самоуправления уклоняться от неприятного разговора о компенсации заявителям.

    "Безусловное следование суда заявленному заинтересованным лицом (органом или должностным лицом, принявшим оспариваемый нормативный правовой акт) ходатайству, которое, как свидетельствует сложившаяся правоприменительная практика, может преследовать определенный процессуальный интерес - достижение в судебном процессе желаемого для себя исхода дела путем прекращения производства по нему, означало бы недопустимое ограничение самостоятельности суда как носителя судебной власти при осуществлении правосудия", - трудно отделаться от ощущения, что эта часть определения буквально пропитана сарказмом.

    Отказавшись признать оспариваемые нормы АПК неконституционными, КС потребовал от арбитражных судов обдумать практику применения этих норм. Независимо от причин, по которым спорный закон стал недействующим (сами догадались и отменили или истек срок действия), в КС считают, что "суд не может прекратить производство по делу, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя". Более того, в определении конституционные судьи особо попросили видеть только такой "конституционно-правовой смысл" в указанных положениях.