Новости

26.09.2006 03:00
Рубрика: Экономика

Марш от доллара

Ослабление американской валюты принесет неприятные сюрпризы бизнесу и населению

 

Между тем, с макроэкономического фронта продолжают поступать умеренно ободряющие новости. Согласно предварительным оценкам, инфляция в сентябре 2006 года составит 0,4-0,5 процента, а накопленная за январь-сентябрь - 7,5 процента. То есть динамика потребительских цен почти вернулась к июльскому уровню, когда был зафиксирован прирост цен 0,7 процента.

Инфляция: игра с процентами

Напомним, что официальный ориентир инфляции на 2006 год составляет 8,5 процента. Ситуация достаточно напряженная. В сентябре 2005 года инфляция составляла всего 0,3 процента, хотя за январь-сентябрь прирост потребительских цен был повыше нынешнего - 8,6 процента, а годовая инфляция финишировала с показателем 10,9 процента.

Сейчас же, судя по всему, даже при позитивной тенденции борьба развернется за 10-процентный ориентир инфляции. Именно на таком уровне, по официальным данным Росстата, держится прирост потребительских цен, измеряемый как отношение января-сентября 2006 года к январю-сентябрю 2005 года.

Добавим при этом, что индекс цен производителей промышленной продукции растет в 1,5 раза быстрее, а динамика общеэкономического индекса-дефлятора ВВП вообще приближается к 20 процентам.

В начале сентября этого года после несостоявшейся августовской дефляции и роста цен на 0,2 процента буквально несколько дней цены оставались стабильными. Однако уже в середине месяца правительственные чиновники осторожно подвинули планку годового прогноза до 9 процентов, а первый зампред Банка России Алексей Улюкаев довольно откровенно заявил, что эта цифра может быть впоследствии пересмотрена. Он обосновал это получением более надежных данных к концу года. Но уже на прошлой неделе в Думе первый зампред ЦБ был строг: за 18 дней сентября цены выросли всего на 0,1 процента, накопив с начала года 7,2 процента. А с такими темпами Банку России будет вполне по плечу и плановые 8,5 процента инфляции, не говоря уже о триумфальной возможности перевыполнения плана.

Разгулявшиеся рубли теснят доллар

Пока Росстат ждет более реальных данных за весь сентябрь. Инвестиционный и потребительский спрос растет фантастическими темпами - от 1,1 до 1,5 процента в месяц. Только с 1 апреля по 1 сентября объем наличных денег в обращении вырос на 25 процентов. Таких темпов в 2005 году "удалось" достигнуть только во втором полугодии. Специалисты озабочены большим объемом денежной эмиссии, связанной с покупками долларов Банком России, особенно в период с апреля по август, когда золотовалютные резервы выросли с 206 до 266 миллиардов долларов. Таким образом Центробанк вынужден бороться и с притоком иностранной валюты в экономику извне, и с заметным спадом интереса к долларовым активам юридических лиц и к накоплению валюты у населения. От доллара, конечно, пока не бегут, но уже идут довольно быстрым шагом. Последнее вполне объяснимо: согласно некоторым исследованиям, потери россиян от ослабления доллара составили до 30 процентов их доходов. Причем речь в данном случае идет не только о тех, у кого зарплаты привязаны к доллару, но и об общем удорожании в тех сегментах российского рынка, где расчеты, а то и платежи идут в долларах.

По данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ), чистый спрос физических лиц на наличную иностранную валюту в I полугодии 2006 г. существенно снизился, составив всего 0,7 миллиарда долларов США, против 5,6 миллиарда долларов США в I полугодии 2005 года. При этом наиболее резкое снижение (-1,4 миллиарда долларов США) наблюдалось во II квартале 2006 года.

Новой тенденций в 2006 году, отмечает АСВ, стал резкий рост продаж наличной валюты через пункты обмена валюты с 1,5-2,0 миллиарда долларов США ежемесячно в начале 2006 года до 3,5-4,5 миллиарда долларов во II квартале 2006 года. Этот всплеск безусловно вызван быстрым укреплением рубля к доллару. В целом же, по мнению экспертов АСВ, спрос физических лиц на наличную валюту практически перестал носить инвестиционный характер и во все большей степени определяется текущими потребительскими нуждами.

В целом, несмотря на внешнюю стабильность, ситуация на валютном рынке достаточно "скользкая". Несмотря на периодические громкие заявления, реальной и эффективной курсовой политики у Банка России сейчас нет, а разработанные им направления денежно-кредитной политики Госдума на прошлой неделе впервые за много лет просто вернула Неглинной на доработку.

Коварный курс

Напомним основные параметры принятого 22 сентября в первом чтении бюджета-2007: доходы - 6,9 триллиона рублей, расходы - 5,4 триллиона рублей, инфляция - 6,5-8 процентов, среднегодовой курс валюты - 26,5 рубля за доллар. Последняя цифра - единственный реальный курсовой ориентир для Центробанка, поскольку ни в правительстве, ни в банке и нигде более никто не может четко определить баланс вреда и пользы от укрепления рубля. Теоретически оно ухудшает конкурентоспособность, но громко и организованно пока никто не протестует. А минфин и некоторые другие ведомства, да и независимые экономисты вообще призывают опустить, а затем и отпустить доллар на чисто рыночный курс. Что в общем-то было бы естественно для конвертируемой валюты. Но рубль пока - валюта конвертируемая лишь внутри страны. Тогда возникает другой вопрос: почему курсовое регулирование не сдерживает инфляцию, а лишь вредит, пусть и по капле в месяц, национальной промышленности и сельскому хозяйству? Правда, можно утешиться мыслью, что постепенное усиление конкуренции заставит промышленность перестроиться. Но что-то подсказывает, что для России более эффективными были жесткие, даже "шоковые" решения. Но к этому тоже никто не готов, речь не идет не только о "шоках", но и вообще о каких-либо реальных структурно-реформаторских действиях.

Денежно-кредитная политика России в последние месяцы выглядит довольно странно. Она, как бы выразиться помягче, с большим трудом идентифицируется и рынком, и экономистами. И, как уже говорилось, даже депутатами Госдумы. С одной стороны, Банк России вроде бы борется с инфляцией: укрепляет рубль, повышает ставки привлечения на депозиты и нормы резервирования. С другой - с готовностью откликается на призывы "поспособствовать", но уже снижением ставок, развитию ипотеки и обрабатывающей промышленности. Не умерла и идея стабилизационного кредитования. А куда денешься: ведь корпоративный сектор набрал 200 миллиардов долларов кредитов и в случае чего единственное прикрытие - 260 долларов золотовалютных резервов Банка России.

Есть ли чего опасаться

Многие чиновники и экономисты считают, что этого более чем достаточно и того самого "чего" опасаться не стоит ввиду отсутствия "системных" рисков. Однако при ближайшем рассмотрении окажется, что слова о зависимости от нефти, сырья и доллара, об изношенных фондах уже просто приелись и потому уже начинают восприниматься просто как слова. А ведь это реальность, гарантий стабильности не выписывают ни на одном мировом рынке.

Во-первых, в неконкурентной российской экономике в 2007 году вновь возросла опасность резкого снижения темпов роста или даже абсолютного спада производства. Сейчас промышленность рефлексирует на рост доходов и потребительский спрос, но и само производство растет "не там, где надо" и спрос смещается в неконкурентоспособные для российских производителей сегменты рынка. По данным минпромнауки, например, в машиностроительный комплекс входило 7,5 тысячи предприятий, из которых более 3,3 тысячи находится в ведении оборонных агентств. Доля машиностроения в общепромышленном выпуске составляет около 19 процентов. Эту цифру нельзя даже сравнить с экономически развитыми странами, где она достигает до 50 процентов. Необходимого технического перевооружения не происходит, и 65 процентов оборудования в российском машиностроении находится в эксплуатации около 20 лет.

После роста в 2005 году с начала 2006 года динамика прибыли в экономике сокращается. В январе-июле 2006 года, по оперативным данным Росстата, сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без организаций, осуществляющих деятельность в растениеводстве, животноводстве, растениеводстве в сочетании с животноводством (смешанное сельское хозяйство), без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых и бюджетных организаций) в действующих ценах составил +2152,6 миллиарда рублей. В январе-июле 2005 года сальдированный финансовый результат составил (по сопоставимому кругу организаций) +1625,0 миллиарда рублей. Прирост составил 32,5 процента, но в 2005 году соответствующий показатель был 40,5 процента.

Задержавшаяся промышленная политика

Причин для большой паники нет, но есть откровенно кризисные отрасли, и нет экспансии инноваций. Во-первых, соответствующих стандартных антикризисных механизмов у государства пока нет, ни минфин, ни Центробанк такие сценарии не отрабатывают, утешаясь лишь Стабилизационным фондом и накопленными валютными резервами. Минпромэнерго же ориентировано лишь на программно-целевые "меры поддержки", конкретных методов и рычагов спасения конкретных отраслей и предприятий у него тоже нет: экономика рыночная - выкручивайтесь сами. Через два месяца правительство рассмотрит доклад о промышленной политике, но бюджет уже будет принят, и ориентирован он на "социалку". Если же промышленность окажется в кризисе, то сжатие спроса ударит по кредитоспособности населения, рынку потребительских кредитов и тем банкам, которые пренебрегали рисками. А их, между прочим, не так уж и мало, чтобы можно было смело исключить системные риски.

Движимые риски недвижимости

Во-вторых, еще более высокие риски, и на этот раз уже чисто системные, заложены в рынке недвижимости. Он уже вплотную подобрался к потолку покупательной способности, но инвестиционно-спекулятивная привлекательность пока сохраняется. Однако и с этим согласны подавляющее большинство экономистов, рано или поздно наступит час "Х". По мнению Ивана Грачева, высказанному им в интервью экспертному каналу орес.ru, "обвал на рынке недвижимости может быть еще масштабнее по последствиям, чем памятный всем дефолт. Рынок недвижимости - это порядка триллиона долларов. Я говорю не об обороте этого рынка, а о том, что такова стоимость ликвидной недвижимости в стране. Это то, что так или иначе либо закладывается, либо как-то в операциях используется, либо продается-покупается, то есть явно или не явно работает. Если такой рынок обвалить раза в два резко, конечно, это по масштабам будет значительно больше тридцати миллиардов долларов, которые реально были потеряны во время дефолта".

Ненадежные нефть и рынки

Наконец, в-третьих, внешние факторы - нефть и доллар, а также то время, когда корпоративному сектору придется расплачиваться по кредитам. А на фондовом рынке всерьез играют не только банки, но и паевые фонды со средствами населения. Так, по данным investfunds.ru, за весь 2005 год объем вновь привлеченных средств составил всего 7,8 миллиарда рублей. В то же время благодаря росту интереса населения к быстрорастущему фондовому рынку, только за I полугодие 2006 года объем средств, привлеченных в открытые паевые фонды, составил 24,9 миллиарда рублей. Общая стоимость фондов на 1 июля 2006 года оценивается экспертами в 331 миллиард рублей.

Судя по всему, Федеральная резервная система США на неопределенное, но достаточно длительное, чем раньше можно было предполагать, время приостановила повышение процентных ставок, что должно стимулировать ослабление доллара и конкурентоспособность американских товаров. История показывает и МВФ подтверждает, что на эффективную - до 30 процентов - коррекцию доллара потребуется 1,5-2 года. По времени это совпадает и с прогнозом падения цены барреля нефти, и с предсказаниями минфина об исчезновении российских бюджетного и внешнего профицитов. Но это слишком малый срок для поднятия конкурентоспособности и ликвидации зависимости России от экспорта энергоресурсов, нехватки генерирующих мощностей в электроэнергетике. Чем же тогда расплачиваться с кредиторами? Те национальные активы, которые они захотят взять, Россия вряд ли согласится отдать. И, наоборот, что мы согласимся отдать, для них не будет представлять интереса. Нет, разумеется, где-то будут найдены компромиссы. Но, как представляется, нынешние кредитные риски просчитываются довольно формально с явной оглядкой на ставшую привычно дорогой нефть, патернализм государства и "авось кривая вывезет".

Чистый спрос на наличную иностранную валюту, млн. долл. США

Динамика средневзвешенных процентных ставок по срочным рублевым и валютным вкладам

Экономика Финансы Валютный рынок Конвертируемый рубль Курсы валют