Новости

04.10.2006 05:10
Рубрика: Власть

"Признание" под диктовку

Пребывание в застенках никому еще здоровья не прибавило. И хотя подполковники Александр Савва, Дмитрий Казанцев, Александр Завгородный и майор Александр Баранов держались в понедельник на военном аэродроме "Чкаловский" на встрече с министром обороны Сергеем Ивановым молодцом, нашим военным пришлось пережить тяжелейшую неделю. Как в физическом, так и в моральном плане.

С каждым днем история захвата офицеров обрастает новыми подробностями. Александра Савву, например, задержали в тбилисском аэропорту при посадке на рейс, летевший в Москву.

Вот как он рассказывает об этом сам:

- В аэропорту ко мне подошел незнакомый человек из местных и попытался вручить пакет с просьбой передать его в Москву для какого-то знакомого. Я ему в вежливой форме отказал, потом последил за ним внимательно. Интересно, что он больше ни к кому с аналогичной просьбой не обратился. Досмотр багажа прошел без эксцессов, а вот при прохождении пограничного контроля я почувствовал что-то неладное. Обычно женщина-пограничник ограничивается проверкой документов, а тут она поинтересовалась моим званием.

После этого вдруг она куда-то быстро ушла, затем вернулась и отдала мне документы.

Наконец я прошел все формальности, и нас направили на посадку. Выходя на летное поле, я заметил, что за углом здания стоит человека с видеокамерой. В этот момент меня и скрутили, а затем отвели в отдельное помещение. Там был еще один человек с видеокамерой и сотрудники грузинской спецслужбы.На меня надели наручники, затем вывернули все карманы, после чего огласили мои права. Тут же мне предложили подписать протокол о задержании, но я это делать отказался. Тогда меня посадили в машину, где уже лежал и мой багаж, и увезли в департамент контрразведки.

По словам всех российских офицеров, проведших почти неделю в следственном изоляторе, обращались там с ними довольно сносно. Открытых угроз и издевательств не было. Но это не значит, что грузинские спецслужбы действовали в правовых рамках. Так, своих адвокатов наши военные увидели лишь на второй день. И то это были защитники, навязанные грузинскими спецслужбами. Адвокатов, которых офицерам рекомендовала российская сторона, к ним так и не допустили, как не дали пообщаться с представителями посольства России в Грузии.

С Александром Саввой грузинский следователь пытался держаться запанибрата.

- Он предлагал с ним выпить и закусить, - вспоминал подполковник.

А с его товарищем по несчастью подполковником Дмитрием Казанцевым грузинские спецслужбы избрали другую тактику поведения. Как и Александр, со своим грузинским защитником он познакомился лишь на второй день, причем в присутствии... прокурора и следователя. Так называемый адвокат явно тяготился свалившейся на его плечи ответственностью.

- Пока прокурор зачитывал мне обвинение, адвокат не проронил ни слова, - прокомментировал действия защитника подполковник Казанцев. - Мне, как и остальным, тоже не дали возможности связаться с консульством, родственниками и не предоставили адвоката с российской стороны. Да и самих доказательств своей вины я не увидел.

После того как Дмитрию зачитали текст обвинения, следователь и прокурор стали объяснять офицеру, что он - жертва российской политики в Закавказье.

Так называемые разоблачающие видеопленки и аудиозаписи телефонных переговоров были настолько невнятными, что понять из них, в чем вина наших офицеров, невозможно. Александр Савва вообще не узнал "свой" голос. Тем не менее грузинские власти всерьез рассчитывали на то, что наши военные не только возьмут на себя приписываемые им преступления, но и "покаются" перед грузинским народом.

- Следователь, который меня допрашивал, судя по всему, оказался не слишком опытным, - вспоминает Дмитрий Казанцев. - Когда он перебирал бумаги на своем столе, я увидел лист бумаги с заготовленным текстом признания, напечатанным на русском языке очень крупным шрифтом.

Для чего было писать такими большими буквами признание, наш офицер понял не сразу. Но следователь ему все объяснил.

- Он спросил меня, готов ли я давать показания под камеру, - пояснил российский офицер.

После этого Казанцев понял, зачем им нужна была "домашняя заготовка".

Суд, принявший решение о двухмесячном аресте наших офицеров, был таким же опереточным, как и следствие. Когда один из задержанных изъявил желание сделать заявление для прессы, процесс тут же объявили закрытым. Затем начался спектакль, до боли напоминавший процессы против "врагов народа" середины 30-х годов прошлого столетия.

На сцену один за другим выходили граждане Грузии, которые признавались в пособничестве "русским шпионам" и беспрестанно каялись. Над этой трагикомедией можно было бы посмеяться, если бы речь не шла о судьбе российских граждан, оказавшихся заложниками воспаленного воображения грузинского руководства.

По признанию офицеров, они ни на секунду не сомневались, что Россия поможет их освободить. Как говорил герой одного популярного фильма, русские своих не бросают.

Фото: www.vesti.ru

Власть Безопасность Армия В мире экс-СССР Грузия Отношения России и Грузии