20idei_media20
    18.10.2006 02:00
    Рубрика:

    Евгений Гонтмахер: как нам реформировать ЕСН

    Когда пять лет назад вводили ЕСН, власть предполагала, что с его помощью можно сделать систему социальных гарантий более справедливой. Налог начисляется исходя из фонда оплаты труда предприятия, а зарплаты в стране начали расти, поэтому ожидалось, что сборы будут вполне достаточными. Эффект оказался обратным: зарплаты еще активнее стали уходить в тень. А суммы, выданные в конвертах, естественно, налогом не облагаются.

    С введением ЕСН предприниматели очень умело разыграли карту "непомерного налогового бремени". И тут же убедили правительство и депутатов снизить базовую ставку ЕСН с 35,6 процента до 25 процентов. Но, оказывается, и этого бизнесу мало: "Деловая Россия" требует уменьшения базовой ставки этого налога еще примерно на 10 процентных пунктов, а на днях к этому требованию (с некоторыми дополнениями, о которых пойдет речь ниже) присоединился и Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП).

    Давайте посмотрим на это предложение с другой позиции: оказался ли успешен эксперимент с введением ЕСН?

    Во-первых, никакого упрощения налогового администрирования не произошло. На предприятиях как заполняли отдельную платежку в каждый социальный внебюджетный фонд, так и продолжают их заполнять в том же количестве. Во-вторых, если раньше представитель пенсионного или любого другого внебюджетного социального фонда "вытряхивал" даже небольшие долги, то теперь инспектор налоговой службы львиную долю своего времени посвящает контролю за сбором налога на добавленную стоимость (НДС) и налога на прибыль, которые напрямую поступают в бюджет, а не в автономные от него фонды. В результате задолженность предприятий по выплате ЕСН постоянно растет. Например, Пенсионному фонду, все более теряющему собственные доходные источники, наши работодатели должны уже более 80 миллиардов рублей. В расчете на 1 российского пенсионера это более 2 тысяч рублей - сумма немалая. В-третьих, и это, пожалуй, главное - абсолютно не оправдался расчет на то, что бизнес ответит на фактически двойное снижение социальных затрат (через введение регрессной шкалы выплат, а затем, как упоминалось, и радикального снижения базовой ставки ЕСН) выводом зарплат из тени. Со всей очевидностью это стало ясно в первой половине 2006 года, когда объемы сбора ЕСН практически перестали расти. Из-за этого сел на мель Пенсионный фонд, наполняемость которого уже чуть ли не наполовину поддерживается прямыми субсидиями федерального бюджета. Какая уж тут "страховая пенсионная система"! Правда, власть, спохватившись, ввела в действие ничем не прикрытый административный ресурс. Налоговики стали вызывать "на ковер" работодателей, выплачивающих своему персоналу "подозрительно низкую" зарплату. Но это строки уже из другой песни... И, наконец, в-четвертых, не менее важно и то, что превращение страховых взносов в налог нанесло мощный удар по только-только зарождающемуся механизму социального партнерства. Вместо того чтобы передать полномочия по установлению размеров этих взносов в сферу договоренностей между профсоюзами (или другими представителями трудящихся по найму) и работодателями, государство взяло эту ответственность на себя со всеми вытекающими отсюда негативными финансовыми, социальными и политическими последствиями. Например, ему приходится постоянно отбивать атаки со стороны предпринимателей, требующих дальнейшего снижения ЕСН.

    Именно на этом фоне стоит по-новому посмотреть на предложения бизнеса по дальнейшему снижению ставки этого налога.

    Я не понаслышке знаю, что предпринимателям сейчас действительно тяжело. Их донимают бюрократизм и коррупция, беспокоит отсутствие реальных гарантий собственности, рейдерство и недобросовестная конкуренция. Всё так. Но не выкручиваться же за счет стариков и инвалидов, которые и так ежедневно борются за выживание? Ни у РСПП, ни тем более у "Деловой России", как показывает практика, нет реальных механизмов обеспечить компенсацию снижения ставки ЕСН повышением абсолютных объемов сбора этого налога. И дело здесь не в плохой работе этих бизнес-объединений, а в объективной перегрузке российской экономики неэффективными (а значит, и малооплачиваемыми) рабочими местами. Ну не может худосочная беспородная корова давать столько же молока, сколько ее ухоженная племенная родственница! Но и слова, давно навязшие в зубах, о необходимости диверсификации нашей экономики, также из другой песни...

    Меня, честно говоря, расстроило и еще одно предложение РСПП: вычитать из суммы ЕСН расходы предприятия на самые разнообразные социальные цели в пользу своих работников, например, на дополнительное медицинское страхование. Что это означает на практике? Дальнейшее сокращение поступлений во внебюджетные фонды, прежде всего со стороны наиболее благополучных, а значит, и крупных плательщиков, которые могут себе позволить профинансировать полновесные "социальные пакеты" для своих сотрудников. Не надо забывать, что эти фонды работают по принципу солидарности - богатый плательщик (например, жирующий на нефти или газе) всегда поддерживает тех, кто слабее (в частности, учителей и врачей), которым также хочется получать пенсию и пользоваться услугами бесплатного здравоохранения.

    То, что с ЕСН надо что-то делать, очевидно не только бизнесу. И обсуждением ставки этого налога дело с места не сдвинешь. Обнадеживает, что на вчерашней налоговой конференции РСПП к этой проблеме уже подошли не так однозначно. Например, прозвучали предложения о разделении ЕСН на страховые взносы и налоговый платеж, который надо установить "для финансирования базовых государственных социальных гарантий". Суммируя все это, предлагаю следующий комплекс шагов по реформированию ЕСН.

    Шаг первый - отменить регрессную шкалу по уплате ЕСН. Это серьезно упростит администрирование этим налогом. Кроме того, будет ликвидирован социально несправедливый перекос - ведь подоходный налог выплачивается по единой 13-процентной ставке.

    Шаг второй - снизить ставку ЕСН до уровня, чтобы за счет этого налога обеспечивалась минимальные государственные гарантии - базовая часть пенсии, пособие по временной нетрудоспособности в размере МРОТ, а также достойный набор общедоступных бесплатных медицинских услуг.

    Шаг третий - ввести обязательные страховые платежи во внебюджетные социальные фонды для обеспечения страховой и накопительной частей пенсии, выплат по больничным листам сверх величины МРОТ, для обеспечения пособий по безработице и других действий в отношении безработных.

    Шаг четвертый - в среднесрочной перспективе передать функцию по установлению размеров этих страховых взносов и реальному (а не декоративному, как сейчас) управлению внебюджетными фондами от государства в сферу социального партнерства.