20idei_media20
    18.10.2006 02:59
    Рубрика:

    Берл Лазар о жизни российских евреев

    Раввин Берл Лазар о жизни российских евреев в интервью "Российской газете"

    Российская газета | Недавно мы брали комментарий у известного режиссера Алексея Германа, разговор шел о телевидении, и он вспомнил, как в советское время можно было в соседней комнате за закрытой дверью слышать три классических телевизионных тона - сладкий, когда речь шла о "наших" успехах, сердитый, когда об "их" преступлениях, и подозрительный - об Израиле. Если сегодня послушать телевизор из другой комнаты, какая интонация звучит по отношению к Израилю и еврейскому миру?

    Раввин Берл Лазар | Я думаю, что нужно разделить отношение к Израилю и отношение к евреям в России. Израиль как государство руководствуется политическими соображениями. А российские евреи самостоятельны в своих взглядах, позициях, понимании, мы не в положении зависимого ребенка. Что же касается тональности телевизора из соседней комнаты... В России сегодня, по-моему, понимают, что евреи - полноправные граждане страны. Мы связываем с ней свое будущее, нас волнует ситуация в России. А если слышим высказывания, критикующие израильскую политику, не воспринимаем их как обязательно антиеврейские.

    РГ | Когда-то в замечательном фильме по рассказам Бабеля герой говорил: "Бог наказал нас жизнью в холодной России..." Насколько холодна-тепла Россия для евреев сегодня?

    Берл Лазар | Я думаю, что Россия настроена к своим евреям доброжелательно и позитивно. С одной стороны, был этот страшный случай с нападением на синагогу, с другой - к нам подходили обычные русские и говорили: нам стыдно за то, что произошло. И реакция правоохранительных органов, судебных инстанций была очень жесткой, действия Копцева оценили как действительно опасные. Но мы же не только с такими деяниями сталкиваемся, как нападения на синагогу или осквернение надгробий. Последние 16 лет я здесь чувствую себя все лучше и лучше. Может быть, потому что ко мне часто подходят и говорят: "Вы знаете, мы понимаем, что такое евреи в жизни России" или "У меня был друг еврей, я его давно не видел и вот сейчас думаю о нем". А я ведь помню, как в первые годы, когда я здесь бывал, люди верили, что мы убиваем младенцев для приготовления мацы.

    РГ | Соцопросы показывают и постоянный градус антисемитизма...

    Берл Лазар | Я думаю, его приверженцы - маргиналы. Все эти националистические, экстремистские группы с их наглыми выходками, они ведь не только против евреев, но против всего, что символизирует нормальную жизнь. Когда оскверняются еврейские могилы или в синагогу летят камни, маргиналы зарабатывают себе очки внимания, но это сколько же нужно маргиналов, чтобы такие взгляды восторжествовали.

    РГ | Большая волна эмиграции в Израиль сменилась пусть не на такую сильную, но все-таки на волну возвращения. Как бы вы сформулировали мысль о необходимости - если хотите, миссии - жить в России?

    Берл Лазар | Если люди возвращаются в Россию, это тоже, наверное, своего рода оценка: было бы плохо - не возвращались. А миссия у евреев везде и всегда была одна - жить в дружбе с теми, кто тебя окружает, находить общий язык, жить ценной жизнью - со смыслом, с пониманием, что ты должен что-то сделать, а не просто есть-спать. Нам хотелось бы, чтобы и русские жили лучше, держась морали и семейных ценностей. Ибо не бывает случаев, когда в стране всем плохо, а евреям хорошо, или наоборот. Ситуация в холодной России - теплая, нагретая заинтересованностью и дискуссиями. Здесь как раз нет холодноватого: зачем мне вера, мне и так неплохо. Здесь выше уровень понимания жизни.

    РГ | Когда ваше имя набираешь в поисковых системах Интернета, первая оценка, которая выпрыгивает, "прокремлевский раввин". Получается, прокремлевские раввины рождаются в Милане и учатся в США. Но если серьезно, вы тот человек, который все-таки задает линию политического поведения ФЕОР...

    Берл Лазар | Наша организация не политическая. Для нас главная цель - возрождение и развитие еврейской жизни. Иногда, правда, приходится обозначать и свои политические взгляды, но силу и энергию мы стараемся вложить все-таки в развитие еврейской жизни - открытие синагог, школ. Об этом мало пишут, никому это особенно не интересно, как всегда, интереснее скандалы. Но за последние годы у нас открылось более 200 общин, еврейские школы, гимназии, общественные центры, центры для нуждающихся... А по поводу "комплимента" насчет "прокремлевского раввина" - кто бы мне подсказал, как получить от Кремля то, что иногда кажется нужным?

    Есть сегодня, к сожалению, еврейские организации в мире и в России, придерживающиеся очень критического взгляда на происходящее в России, это делает их красивыми в глазах Запада. Если мы сегодня начнем говорить, как тут все неправильно, мы тоже сразу заработаем очки, но у нас нет такой цели. Хотя, если, не дай Бог, начнется антисемитская волна от Кремля или от другого какого места, мы будем реагировать. Но просто так нагнетать отношения - зачем? У евреев в России сегодня те же права, что и у всех россиян.

    РГ | Как вы думаете, что потеряла бы Россия, не будь в ней еврейской общины, культуры?

    Берл Лазар | В России много евреев, занятых в искусстве, культуре, медицине, праве, бизнесе, они достигают высоких профессиональных высот. Если бы более миллиона евреев не уехали в Израиль, Европу, Америку, высококачественных врачей, юристов и талантливых людей искусства было бы больше. Тем более что они знали и любили российскую культуру. Если спросить любого из уехавших, кто он больше - еврей или русский, он, как правило, ответит: 50 на 50. Я думаю, это потеря для России.

    РГ | Что привносит еврейская культура, каковы ее основные акценты?

    Берл Лазар | Трудно говорить по пунктам. Знаете, я бы привел в пример еврейскую семью. Если просто посмотреть, как идет в ней жизнь, я думаю, это пример утверждения настоящих ценностей. Отношения между мужем и женой, забота о детях. Недаром понятие "еврейская мама" стало нарицательным - это мама, безгранично вкладывающая в ребенка все и по максимуму - музыку, языки, талант, воспитанность. И если мы сегодня вернем эти традиционные ценности, это будет благом не только для евреев.

    РГ | Вы родились в Милане, учились в США, приехали в Россию в начале 1991 года. Как привыкала к жизни в России ваша семья, жена, дети?

    Берл Лазар | Я приехал сюда впервые в 1987 году еще неженатым по культурно-туристическому обмену. Меня, правда. интересовала еврейская община, жившая тогда еще подпольно. Встреча с нею утвердила меня в мысли, что какие-то ценности в России более велики, чем в других местах. Может, это связано с российской культурой. Я чувствовал, что люди искренни, что они говорят правду, не обманывают. Жизнь была бедной, но люди приглашали друг друга в гости, держались очень теплые чувства. Когда я рассказал об этом своей будущей жене, она решила, что это какой-то рай. А потом мы приехали сюда и столкнулись с большим количеством трудностей - не достать кошерной пищи и вообще с едой трудно, очереди... Но мы сразу заметили, что наши дети, здесь выросшие, намного воспитаннее еврейских зарубежных детей. Школа здесь, может быть, жесткая, но - правильная. А община живет как одна большая семья. В других странах люди заглядывают в общину два раза в год.

    А потом вдруг стало намного легче: евреи перестали скрывать свое еврейство, наоборот, стали говорить: да, я еврей, и хочу знать, участвовать, помогать. Я видел в Италии и в Америке огромные общины, сильные и влиятельные, но это несравнимое чувство "местечковости" там невозможно. Там община, дом, открытый для всех, но там при этом никто не чувствует себя дома.

    РГ | О чем обычно разговаривают с раввином? Кто приходит за советом?

    Берл Лазар | Обо всем. О семейных проблемах. О бизнесе. О том, как себя вести. О религиозных вопросах. О враждебности. Очень часто люди хотят просто разговаривать. И ответ мой содержит всего несколько слов. Часто бывает, что и не евреи приходят.

    РГ | Вы недавно поздравляли с днем рождения лауреата Нобелевской премии известного ученого Виталия Гинзбурга...

    Берл Лазар | Как-то ко мне подошел человек и сказал: почему вы поздравляете таких, как Виталий Гинзбург или Борис Ефимов, они же нерелигиозные люди? Я думаю, это шибка - делить всех на религиозных и светских евреев. Борис Ефимов, живший при советской власти и воспитанный в атеизме, в 1944 году, в концлагере Майданек, подобрал на полу еврейский молитвенник и передал его матери. А сейчас, в конце жизни - мне, написав, что покойная мать хранила его как святыню. Виталий Гинзбург подчеркивает свою нерелигиозность, но если посмотреть на его биографию или на то, что он пишет о себе, о своих взглядах на жизнь евреев, то он выступает как настоящий раввин.

    РГ | Вы включены в Совет при президенте России по взаимоотношениям с религиозными организациями и объединениями, расскажите, о каких проблемах вы говорите с властью?

    Берл Лазар | То, как чувствуют себя сегодня в России евреи, - если хотите, показательно для ситуации в обществе. Мы постоянно готовим материалы о том, как живет еврейская община, есть вопросы, которые нам может помочь решить только президент.

    Я помню, как приходил к нему с Татьяной Сапуновой и рассказал, какие у нее проблемы, видел, как президент среагировал на это.

    РГ | Как вы считаете, Россия взяла опыт из прошлого и выставила барьеры антисемитизму, включенному в систему?

    Берл Лазар | Да не бывает такой страхующей уверенности, что послезавтра все не станет намного хуже, чем было 20 лет назад, когда евреев не пропускали в институты, почти везде для них были закрыты двери. Но я надеюсь, что сегодня выросло понимание, кто такие евреи. И шансов на возрождение мифов "во всем виноваты евреи" становится меньше.

    Когда же атмосфера накалена, достаточно одному сумасшедшему бросить спичку, и может подняться огромный огонь. Национальная тема требует высокой меры деликатности. Мы сегодня уже забыли про пятый пункт, давайте стараться, чтобы это не вернулось.