Новости

01.11.2006 03:00
Рубрика: Культура

Продается прошлое

Общественная палата просит продлить мораторий на приватизацию памятников

Тем временем новое постановление правительства разрешает Росохранкультуре отнимать памятники, за которыми собственник плохо следит. Наблюдатели расценивают этот документ как подготовку к приватизации.

Законопроект о приватизации памятников по степени закрытости может поспорить с иными оборонными актами: четыре года в прессу просачиваются лишь "ошметки". В минувшие выходные в Петербурге собрали семинар, где пообещали "открыть всю правду". Однако ясности не наступило.

Думский комитет по собственности устами зампреда Евгения Богомольного (хотя был анонсирован доклад председателя Виктора Плескачевского) рассказал то, что и так известно читателям "РГ". Собственник, кем бы он ни был, несет материальную ответственность за сохранение памятника. Вместо охранной грамоты каждый объект должен будет иметь паспорт, где перечислены все обязательства собственника. Стоимость объекта должна учитывать его историческую ценность, причем при продаже цена уменьшается на сумму, в которую эксперты оценивают комплекс обязанностей. Иными словами, любое обременение, будь то необходимость реставрации или обеспечение открытого доступа, снижает цену. Сделано это для того, чтобы памятники вообще кто-то купил. Вот, собственно, все.

Итог не заставил себя ждать. Вчера зампред Комиссии Общественной палаты по вопросам сохранения культурного и духовного наследия Галина Боголюбова заявила, что палата просит правительство продлить мораторий на приватизацию памятников, пока проект не достигнет кондиции. Мотивируя это решение, г-жа Боголюбова привела те же аргументы, что звучали со страниц "РГ" на прошлой неделе. Журналисты "РГ" основывали свои вопросы на тех элементах законопроекта, которые стали известны им, г-жа Боголюбова опиралась на более полные источники, но увидела те же проблемы. Видимо, никаких "тайных механизмов" решения "проклятых проблем" у авторов законопроекта просто не существует.

Во-первых, г-жа Боголюбова настаивает: условия приватизации, долгосрочной аренды и концессии необходимо "четко прописать". Из чего следует: Общественная палата не нашла четкости в таинственном законопроекте.

Проблема приватизации, видимо, не будет разрешена без общественного обсуждения "тайного" законопроекта

Во-вторых, Общественная палата настаивает на создании полного реестра памятников с определением предмета охраны до приватизации. Журналисты "РГ" действительно не получили ответа на вопрос, сколько стоит этот реестр, есть ли в бюджете на него деньги и как можно говорить о начале приватизации уже в будущем году, когда создание реестра займет явно не один год.

В-третьих, Общественная палата настаивает на создании единого федерального органа охраны памятников. По новому законодательству это дело отдали местным властям, результаты чего не замедлили сказаться: в Москве, которая гордится своей службой охраны, преспокойно сломали кузницу XVIII века. Журналисты "РГ" не получили ответа на вопрос, предусматривает ли законопроект такую службу и есть ли деньги в бюджете на ее создание.

Все "бюджетные" проблемы хорошо иллюстрирует один факт: федеральная программа финансирования реставрационных работ за год стоит столько, сколько 16-этажный панельный дом. В итоге, по словам г-жи Боголюбовой, Россия теряет три памятника в день. Пойдут ли чиновники на затраты по подготовке приватизационного закона, что составит очень существенную сумму, или предпочтут принять закон "без заморочек" - вот на самом деле вопрос вопросов.

На этом фоне приятной новостью выглядит постановление правительства, по которому Росохранкультуры получило право отнимать по суду имущество у того, кто купил памятник федерального значения и его испортил. Если памятник разрушен полностью, отнимут землю. Прежде ведомство могло только оштрафовать "хулигана", но собственники охотно пошли бы на штраф, поскольку дешевле один раз "отмазаться" от казны, чем проводить дорогостоящую реконструкцию. Безусловно, это - постановление "на будущее", ведь пока непонятно даже, что значит "испортить памятник" (охранные нормы должны быть прописаны в реестре, которого нет). Но одновременно постановление исправляет коллизию, при которой за федеральными памятниками присматривает только губернатор, имеющий право выгнать федерального инспектора взашей. Теперь в руках федералов есть "кнут прямого действия" - это еще не "архитектурная полиция", но уже кое-что.

Однако проблема приватизации, видимо, не будет разрешена без общественного обсуждения "тайного" законопроекта. Приватизация грозит стать общественно-чувствительным делом, почти как злосчастная "алкогольная" реформа. Вопреки распространенному заблуждению интересы людей, особенно в глубинке, не сводятся к потреблению элементарных радостей жизни. Одно дело - ничья усадьба-развалюха, другое - бульдозеры "новых русских".

Культура Арт Архитектура Президент Общественная палата
Добавьте RG.RU 
в избранные источники