Новости

06.11.2006 02:00
Рубрика: Власть

Русские пришли и ушли

Мероприятие "Русский марш" закончилось за два часа

К месту встречи - Девичьему полю народ под присмотром кордона милиции потянулся по Садовому кольцу нестройными группами.

Самой колоритной фигурой в этом людском потоке оказался депутат Госдумы Николай Курьянович. На лацкане его черного пальто сиял значок с ликом Сталина, а на голове была надета черная шапка с большой кисточкой. "Это шубара, - пояснил он корреспондентам "РГ", - мне ее подарили сербские националисты". Митингующие, проходя по Земляному Валу кричали: "Слава русскому народу! Слава России!", "Кондопога - город-герой". Молодые мамы с колясками и другие прохожие вздрагивали и жались к подъездам, дверям магазинов.

Наконец показался сквер. К памятнику проходили через металлоискатели, некоторых милиция не пропустила. Во все пребывающей толпе развивались имперские желто-черно-белые триколоры и другая запрещенная правоохранителями атрибутика. Одиноко алел стяг КПРФ. Шмыгали старушки, увешанные бумажными иконками, под все заглушающий "Марш славянки" раздавались газеты и листовки националистических организаций, самые предприимчивые торговали ими по 5 и 12 рублей.

Тройной кордон из ОМОНа, курсантов военных училищ и членов народной дружины ЦАО оцепил сквер. Тут же стояли пять пустых милицейских автобусов, "скорые". Виднелись и два водомета, видимо, для устрашения, так как ими нельзя по инструкции пользоваться при минусовой температуре. В небе завис вертолет. Как потом выяснилось, он снимал участников митинга. Все это создавало впечатление военного мини-парада, и на душе было как-то неспокойно.

На импровизированную сцену, организованную на грузовике с откидными бортами, поднялись один за другим Сергей Бабурин в чересчур обтягивающей мощный торс потрепанной кожаной куртке, Альберт Макашов в генеральской форме, Виктор Алкснис и другие. Пронизывающий ветер и шум толпы заставил ораторов быть краткими. Где-то около часа митинг объявили закрытым. Единственный, кому не дали слова, был Александр Белов, лидер движения, протестующего против нелегальных мигрантов. Депутаты объяснили ему, что для начала Белов должен научиться выражать свои мысли не в столь грубой форме, к которой он привык. Белов озлился, взял два мегафона и залез на крышу грузовика. Организаторы предприняли последнюю попытку заглушить его и включили громкую музыку. Тогда бравые ребята из ДПНИ навалились на колонки и порвали все провода. В ход пошли кулаки. Мероприятие было испорчено.

Белов бился в истерике: "Как только я сойду вниз, меня тут же схватит ОМОН!". Потоки мата и угроз лились со сцены. Присутствующие были шокированы. Не на такой ноте им бы хотелось завершить свое выступление. Но марш по разрешенной трассе - улице Льва Толстого уже начался. Каждый метр пути охранял настороженный омоновец в шлеме. Грузовики с милицией прибывали. Марширующие были настроены миролюбиво и лениво выкрикивали: "Мы - русские! Слава России!" Но потом началось: "Россия - для русских, Москва - для москвичей!". Наконец колонна достигла станции метро. Немецкие овчарки и ротвейлеры, привязанные к забору, безучастно провожали взглядом людей. Работать им не пришлось. Напоследок митингующие поблагодарили милицию выкриками: "Каждому омоновцу по квартире в Москве!".

Зайдя в метро, несостоявшийся лидер митинга Александр Белов на эскалаторе поменялся курткой с соратником, снял очки, надел шапку, задрал воротник и трусцой понесся в конец зала. В полупустом вагоне он сел на краешек сиденья и уныло уставился в пол. Не самый красивый уход для претендующего на роль великого провокатора, лидера.

Власть Работа власти Внутренняя политика Общество Ежедневник Праздники