Новости

О деталях московских переговоров "РГ" попросила рассказать заместителя министра иностранных дел России Александра Яковенко.

Российская газета: Один из наиболее деликатных и чувствительных аспектов реформы ООН - расширение Совета Безопасности. Москва, очевидно, объяснила Пан Ги Муну свою точку зрения по этому вопросу. Новый Генсек с ней согласился?

Александр Яковенко: Разговоры о том, что Совет нелегитимен в своем нынешнем составе, абсолютно лишены оснований. Принципиальная позиция России хорошо известна: любые решения в этой сфере должны опираться на максимально широкое согласие государств-членов, гораздо более значительное, чем две трети голосов, необходимые для принятия решений в Генассамблее.

Обострение этих дебатов, попытки продавить ту или иную схему расширения в результате обернутся созданием новых разделительных линий в международном сообществе. Как известно, ряд групп государств разработали отличные друг от друга предложения. Причем они разнятся как по количественному (от 21 до 26 членов), так и качественному (либо только непостоянные члены, либо различные комбинации постоянных и непостоянных членов) составу расширенного СБ ООН. Россия настаивает на том, что поспешные действия в этом важном аспекте реформы ООН недопустимы. Кстати, новый Генеральный секретарь эту точку зрения разделяет.

РГ: Какие еще темы обсуждались на переговорах с новым Генсеком ООН?

Яковенко: Пан Ги Мун не мог не согласиться с тем, что в международных отношениях сложилась непростая ситуация. И хотя число "горячих точек" на планете продолжает увеличиваться, а мир явно не стал более безопасным, все же вселяет надежду то, что параллельно с возрастанием числа острых мировых проблем ширится международное сотрудничество.

При обсуждении конкретных проблемных точек на карте мира Пан Ги Мун согласился с мнением России в том, что приоритетное внимание при решении любых кризисов, стоящих на повестке дня мирового сообщества, будь то ситуация на Ближнем Востоке, в Ираке, Косово, вокруг северокорейской или иранской ядерной программы, должно уделяться поиску коллективных ответов. И, конечно, наиболее удобной платформой для этого остается ООН.

РГ: Выборы нового Генсека ООН хотя и завершились быстро, тем не менее были непростыми и сопровождались изнурительной борьбой. Чем Россия руководствовалась при поддержке кандидатуры Пан Ги Муна?

Яковенко: На протяжении всего этого процесса мы последовательно отстаивали право Азиатской региональной группы выдвинуть на этот пост своего кандидата. При этом мы руководствовались не только неофициальным принципом ротации, но и договоренностями, достигнутыми в 2001 году при назначении Кофи Аннана, между Африканской и Азиатской группами в ООН. Россия всегда подчеркивала, что Азия - это регион, объединяющий более 50 государств, в которых живет свыше половины населения земного шара. И его мнение нельзя не учитывать. Кстати, не все страны воспринимали тогда наши аргументы в пользу избрания представителя Азии, но наша точка зрения все же возобладала.

РГ: В ходе встречи с главными редакторами российских газет Пан Ги Муну задавалось много личных вопросов. А как в МИД России оценивают его качества?

Яковенко: Пан Ги Мун - искусный дипломат, за плечами которого почти четыре десятилетия работы в системе МИД и правительстве Южной Кореи, талантливый аналитик и переговорщик. Важно, что он не понаслышке знает работу ООН. Уверены, что Пан Ги Мун, опираясь на ту поддержку, которую ему оказали государства-члены организации, в том числе и Россия, сможет придать новый импульс тем позитивным процессам в ООН, которые были запущены его предшественниками.

У нас, в свою очередь, также появляется возможность активно взаимодействовать с Пан Ги Муном как с новым главным административным должностным лицом в ООН по целому комплексу острых проблем современного мира, неотъемлемой и крайне важной частью которого является и сама Организация Объединенных Наций, переживающая период реформ. Этой теме была посвящена значительная часть переговоров Пан Ги Муна с российскими официальными лицами.

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Международные организации ООН Колонка Александра Яковенко