Новости

15.11.2006 01:00
Рубрика: Общество

Рукописи в Сети не горят

В подмосковных Липках проходит Шестой форум молодых писателей России

Перед молодыми писателями выступят не только известные писатели, но и режиссер Юрий Норштейн, космонавт Юрий Батурин, актриса Алла Демидова, уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой, советник руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Григорьев и заместитель руководителя администрации президента РФ Владислав Сурков. От самого президента пришло поздравление.

В роскошном доме отдыха с сауной, бассейном и тренажерным залом пять дней проведут 168 молодых писателей со всей России. Гостями стали авторы из Франции и Казахстана. Зачем все это? Мы поговорили с руководителями "мастер-классов" известными писателями Евгением Поповым и Леонидом Бородиным, а также с самими "семинаристами".

Евгений Попов:

Проза на грани фола

Российская газета | Можно ли сказать, что данный форум - это если не идеальная, то оптимальная форма таких совещаний сегодня?

Евгений Попов | Это можно сказать и по составу участников, и по тому, как это все прорастает в России. Явно под влиянием форума в Красноярске фонд Астафьева проводит свои конкурсы и совещания. С форумом связана и премия "Дебют". Это явления важные для всей страны. Когда на "Дебют" приходит 50 000 рукописей, кто-то смеется над этим. Но это глупо. 50 000 молодых людей вместо того, чтобы валять дурака, садятся за стол и пишут. А этот форум уже венец, престижное мероприятие. Здесь есть свои мэтры молодой литературы.

РГ | До того как ваши рассказы оценил Шукшин и они были напечатаны в "Новом мире", у вас были совещания молодых писателей?

Попов | Это были другие времена. Я участвовал в одном всесоюзном совещании. Практического результата не было. Но там я познакомился с Георгием Семеновым, замечательным прозаиком. Прочитав мои рассказы, он сказал, что они ему не нравятся, но он мне будет помогать всю жизнь. И он сдержал свое слово. Когда меня исключили из Союза писателей, от него требовали, чтобы он забрал свою рекомендацию. Он этого не сделал, как и Андрей Битов.

РГ | Сильный состав семинара?

Попов | Особенно жду встречи с одним человеком, которого еще не видел. Елена Одинокова. Это "сетевой" автор. Это проза на грани фола.

РГ | В программе напечатаны названия некоторых произведений участников. Например, "Запах Распутина". Вас это не смущает?

Попов | Я это читал. Интересное эссе. Автор - Юлия Прудникова из Брянска, ей 21 год. Я же говорю: на грани фола. Еще один шаг - и будет безвкусица. Но, видите, вы запомнили это название.

Леонид Бородин:

КПД, как у паровоза

Российская газета | Леонид Иванович, у вас никаких совещаний молодых не было. Были диссидентство, тюрьма, свобода. Как писателя вас никто не учил. Зачем вы здесь?

Леонид Бородин | Эти мастер-классы нужны очень незначительной части тех, кто приехал. Было время, когда я писал стихи. И вот в мордовском лагере я подошел к Юлию Даниэлю с одним стихотворением. Он сказал: ничего, грамотно. Но ты не видишь, что здесь рядом совсем не та рифма лежит. И ткнул пальцем. Иногда начинающему нужно просто подсказать.

РГ | Вы руководите семинарами шесть лет. Есть результаты?

Бородин | Здесь КПД, как у паровоза, а у него КПД - 5 процентов. Но трех авторов я точно вывел. Они печатаются, издают книги. И я замечаю в них рост.

РГ | Как вы относитесь к тому, что популярными темами в молодой литературе стали нетрадиционная сексуальная ориентация, наркотики?

Бородин | Решительно не принимаю. Я ощущаю себя человеком из XIX века. Да, в моих семинарах из семи человек у пяти-шести - мат, проститутки. Но сидит один, ради которого я провожу здесь пять дней.

Захар Прилепин,

бывший семинарист, финалист премии "Букер" 2006 года:

РГ | Как выглядит современный герой?

Прилепин | Этот вопрос не решается одним писателем, он формируется в воздухе. Происходит сдвиг национального самосознания, когда вся страна, несмотря на колоссальное воздействие СМИ, обращается к консервативным ценностям, национальным, семейным, государственным. То же происходит среди писателей. Мне нравятся слова Башлачева: "То ли люблю, оттого что болит, то ли болит оттого, что люблю". Вот "любит и болит" - это герой нашего времени.

РГ | Как вы оцениваете язык современной прозы?

Прилепин | Я не считаю проблемой колоссальное количество иностранных заимствований и нецензурной лексики. Поначалу это раздражает, но потом становится частью литературы. Вспомним эпоху НЭПа, когда произошло огромное вливание слов, которые отражали современную им действительность. Русский мат также является частью русского языка. Я употребляю ненормативную лексику, когда пишу о жуткой мужской реальности, связанной либо с войной, либо с политикой, то есть о вещах, которые другим словом не назовешь. Вот буду писать семейный роман, нецензурной лексики не будет.

Ирина Мамаева,

участница семинара:

- Мои герои, проходя через ужасы, личные кризисы, находят опору в себе, в боге и изменяются внутренне. Я приверженец оптимистичных финалов. Нельзя избежать неудач и трудностей, но я в своих произведениях хочу показать, что надо пройти это достойно. Я стараюсь помочь читателю совершить какой-то личный прорыв. Изначально я отталкиваюсь от обычных вещей, мой герой - это "один из всех", но потом стараюсь вывести его из обыденности. Нецензурную лексику и сленг использую только в речи героев для их характеристики, но мой авторский стиль - это чистый литературный язык.

Елена Одинокова,

представляет объединение "Неоновая литература":

- Этот форум не затрагивает все направления. Основной акцент на традиционную литературу. Ценятся произведения с политической нагрузкой и нравственными исканиями. В качестве альтернативы наше объединение предлагает широко известный на Западе "трэш", по сути - экзистенциализм. В нашей стране он представлен только в Интернете. Есть масса неподготовленных читателей, которые не видят в этой литературе концепции, воспринимают ее буквально, как это написано. Хотя ее авторы - образованные люди, уставшие от элитарной литературы. Это стеб над маргинальным образом жизни и вызов литературному "мейнстриму".

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Литература