Новости

15.11.2006 03:00
Рубрика: Общество

Подъем!

Мэр Москвы предложил муниципальным служащим работать с семи утра

Недавнее предложение мэра Москвы начинать муниципальным организациям рабочий день в 7 утра взбудоражило общество.

Свое предложение Юрий Лужков объяснил просто - "самая большая плотность транспорта на московских дорогах приходится на промежуток с 7.30 до 9.30. Если же рабочий день будет начинаться с 7 часов, то служащие будут вынуждены отправляться на работу намного раньше. Благодаря этому транспортные потоки удастся растянуть по времени и хотя бы частично избавить москвичей от пробок, характерных для утренних часов пик. Это предложение мэр собирается внести в правительство Москвы и городскую Думу на обсуждение.

К чему может привести ранний рабочий день чиновника? Поспособствует ли это уменьшению пробок? Как такие изменения отразятся на жизни жителей большого города? На эти и другие вопросы сегодня отвечает известный психолог, старший научный сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская.

Российская газета | Ольга Ивановна, как вам показалось, с чем связано такое предложение?

Ольга Маховская | Сейчас дисциплинарные мероприятия проводятся в любых бюджетных учреждениях, не только среди чиновников. Я, например, работаю в Институте психологии, и нам довольно часто напоминают, сколько длится рабочий день.

С другой стороны, я восприняла это предложение как некую присягу на верность. Если ты настоящий служака, ты выйдешь в семь утра и не пикнешь.

Мой опыт общения с чиновниками подсказывает, что они хоть и жалуются на свою круглосуточную занятость, но ни за что свои рабочие места не бросят. Лично я такой жизни, как у них, не хотела бы. Если это дисциплинарное мероприятие, то я не уверена, что чиновника можно проконтролировать какими-то внешними режимными мероприятиями. Дисциплинировать - это советский метод. И еще вопрос - насколько городу нужно, чтобы чиновник вставал рано?

РГ | Судя по комментариям, мэр уверен, что ранний рабочий день чиновника поможет разгрузить дороги, хотя бы частично.

Маховская | Я не думаю, что у нас чиновники создают пробки на дорогах. Сколько же их у нас тогда вообще? Конечно, у нас многие предпочитают обходить чиновников стороной, потому что как только ты с ними свяжешься, начинаешь понимать: одну бумажку тебе делают человек двадцать. Куча помощников, ассистентов. И часто эти двадцать человек занимаются какой-то псевдодеятельностью, жалуясь при этом, что не хватает рук и времени. Насколько занята эта армия людей? Как ее организовать? Как заставить работать эффективно? И сколько же их на самом деле нужно?

Мне кажется, что для любой бумаги можно технологически выстроить умеренный процесс прохождения, и может оказаться, что достаточно всего трех человек, а не двадцати. Пока же предложение мэра выглядит так, будто Тимур свистнул свою команду, и если ты из команды Тимура, то в 7 часов обязательно прибежишь.

Если все же это придумано для того, чтобы дороги разгружать, выстраивая население в очередь, тогда в этой очереди чиновники у нас первыми получаются. В начале мы их на работу пропускаем, потом за ними подтягиваемся.

РГ | А вдруг дисциплинарные методы в самом деле качественно изменят работу чиновника?

Маховская | Лет пять назад я привлекалась в качестве эксперта для автоматизации работы мэрии, но мне показалось, что дело это безнадежное. Иерархия чиновников, в возрасте от 45 и выше, привыкших работать на личных контактах, - как это автоматизируешь и дисциплинируешь? Отследить их работу просто невозможно. Правда, компьютер заставляет работать технологично. Чтобы бумажку отправить, не надо посылать курьера, не надо ни с кем встречаться, просто открыть электронную почту, поставить электронную подпись и все. Таким образом, работа чиновника становится менее личной, в ней появляется меньше личных интересов.

РГ | Мэр Москвы, предложив работать с 7 утра, оглядывается на Европу. Вы стажировались во Франции, как там решают проблему режима работы бюрократии?

Маховская | Бюрократия есть везде. В Америке, например, самая позитивная модель бюрократии, высокая автоматизация, людей занято мало, у каждого есть инструкции и понять, что человек делал в течение дня, можно за три минуты. Там, прежде чем посадить человека на рабочее место, определяется, что и в какой момент он будет делать.

Если же брать Европу, то, например, Франция очень бюрократическая страна. Но, кстати, если бы мэр Парижа вдруг решил заставить чиновников поменять график, чтобы разгрузить пробки, не посоветовавшись с профсоюзами, - тут же бы это решение получило правовую оценку.

Там другая философия, там понимают, что для жизни города бюрократ нужен. И он о себе заявит сразу. Забастовка рабочих метро парализует город, а забастовка чиновников остановит все проекты.

Я, впрочем, не знаю таких забастовок. Правовое регулирование во Франции сработает немедленно. Например, все знают, что нужно сокращать чиновничий аппарат, но попробуйте сделать это реально, и вы столкнетесь с интересами людей, которые будут их защищать, опираясь на закон. И французы переплюнут кого угодно по тяжбам.

Европейские страны забюрокрачены, бюрократ и там человек неприятный, он чаще всего создает препятствия. И коррупция там тоже существует, но в меньшей мере, потому что там все-таки определенный слой бюджетников хорошо получает и у него нет необходимости подворовывать.

РГ | Мне кажется, что ранний рабочий день чиновника принесет массу проблем. Например, мне как журналисту, чтобы взять комментарий у представителя муниципальной организации, придется встать ни свет ни заря. А обычному гражданину, чтобы оформить какую-нибудь бумагу, и вовсе, наверное, надо будет занимать очередь с глубокой ночи.

Маховская | Конечно, нам такие перемены неудобны. Тоже придется вставать, чтобы занять очередь, в такую рань, да и непонятно, когда эта очередь теперь закончится, если они в три часа дня домой разбегутся. А если мы сами едем в это время на работу и тоже дорожим работой? Конечно, это предложение несет большие неудобства.

Разве мы с вами желаем, чтобы чиновник работал как дворник: заранее чистил дороги и ждал нас, пока мы еще зубы чистим. Но вряд ли это нам так уж нужно. Я убеждена, что качество чиновника определяется не тем, во сколько он встает и во сколько ложится.

Когда я меняла квартиру, я как бабка в кошелке все время что-то носила. Одному кофе, другой шоколадку. Но это счастье было, потому что знакомые меня стращали разговорами о том, что у любой секретарши сейчас взятка 200 долларов, а все остальное лишь для того, чтобы тебе "здравствуйте" сказали. Что изменится, если они будут вставать в 5 утра?

РГ | Однако такой ритм деловой жизни перестанет окончательно совпадать с ритмом жизни семьи? Госслужащие практически перестанут видеть своих домашних. Семейные пятиминутки за завтраком, обязательные полчаса за ужином...

Маховская | В общем, да, но транспортники же выходят на работу до 5 часов утра... Я все-таки считаю предложение мэра как просьбу подтвердить присягу на верность: "за это место я готов встать и в пять утра". Конечно, это осложнит нам и семейную жизнь. Но забастовок не будет. А когда кампания попытки заставить работать чиновника в глазах обывателя схлынет, они между собой договорятся и найдут способ отоспаться.

Общество Ежедневник Образ жизни Общество Соцсфера Социология Власть Работа власти Госуправление Москва Мэр Москвы