Новости

23.11.2006 02:30
Рубрика: Общество

Наука без оборота

Россия лидирует по числу ученых, но так и не научилась зарабатывать на их идеях
Текст: Евгений Ясин (научный руководитель государственного университета - Высшая школа экономики)

Всегда, когда заходит речь о повышении конкурентоспособности российской экономики, то идеи, в основном, блуждают на одном дискуссионном поле. Говорят, что у нас слишком высокий удельный вес топливной промышленности, энергетики. И что мы не можем опираться только на этот сектор, а должны развивать обрабатывающую промышленность, которая производит продукцию большей добавленной стоимостью. На этом воображение прекращает работу.

У меня такое ощущение, что все это - в значительной степени просто взгляд назад. Попытка выиграть в прошлой войне, как часто делают генералы. Действительно, доля промышленности в валовом внутреннем продукте упала. Однако если вы сравните со структурой экономики в развитых индустриальных странах, то обратите внимание на то, что в последние 30-40 лет доля промышленности падала всюду. Но зато там растет доля услуг, особенно предоставляемых на экспорт. Я специально подчеркиваю: теперь это отнюдь не только транспорт и туризм, но и финансовые услуги, результаты научной деятельности. Таким образом, задачи, которые нам предстоит решать в ближайшее время, чтобы обеспечить конкурентоспособность российской экономики на мировых рынках, сформировать новую структуру российского экспорта, в значительной степени должны и могут опираться на развитие науки и использования ее достижений.

Приведу несколько цифр. В России в 1999 году экспорт товаров составил 75,7 миллиарда долларов, а экспорт услуг - 9,1 миллиарда. А в 2005 году 241,4 миллиарда дал экспорт товаров, 25 миллиардов - сектор услуг. 25 миллиардов - это всего 10 процентов от стоимости товарного экспорта. И примерно такие пропорции держатся уже несколько лет. Посмотрим, как это происходит в других странах. Бразилия, Китай показывают, примерно, те же цифры, что и мы. Но в Великобритании доля услуг составляет 37,6 процента экспорта. В Соединенных Штатах - 36,4. В Великобритании, кроме различного рода научных, образовательных, инновационных услуг, колоссальную роль играет финансовый сектор. Лондонский Сити - этот крупнейший в мире финансовый центр, в экономике Великобритании занимает такое же место, как у нас нефть и газ. В Соединенных Штатах экспорт услуг в 1999 году составил 253 миллиарда долларов при товарном экспорте около 700 миллиардов.

Давайте посмотрим эти цифры в "разрезе". Какова структура российского экспорта услуг? Есть традиционные услуги: транспорт и туризм. Они в 2004 году у нас составляли 38,5 и 26 процентов от всего экспорта. Однако во всем мире все больше и больше растут финансовые услуги, что видно на примере Великобритании. У нас же они в части финансово-страхового сектора достигли всего 2,5 процента от общей стоимости экспорта услуг. И, наконец, может быть, главная моя забота - экспортная выручка от роялти (плата за пользование научными разработками) и лицензий, торговли интеллектуальными активами и собственностью. Это коммерциализированные, подготовленные к продаже, защищающие права создателей результаты научных исследований и разработок. То есть это тот самый момент, когда расходы на научные исследования и разработки могут быть окуплены по законченному результату. Это товар, который продается на рынке. В 1999 году в объеме нашего экспорта услуг эта статья составляла 0,34 процента, а в 2004 году, когда мы уже вышли из кризиса, 1,1 процента. Кроме этого, я могу назвать еще одну статью. Это компьютерные и информационные услуги, которые поднялись с 0,37 до 1,3 процента в 2005 году. А по деньгам из 25 миллиардов долларов, вырученных за экспорт услуг, роялти и лицензии принесли России лишь около 270 миллионов, а компьютерные и информационные услуги - около 360 миллионов долларов. Я лично глубоко убежден, что перспективы российской экономики связаны с развитием именно этих направлений. А те цифры, которые я привел, свидетельствуют о том, что мы очень мало внимания уделяем самым важным делам, которые определяют будущее страны. Наука, образование и инновации должны составлять примерно 30-40 процентов валового внутреннего продукта России. Может быть, я преувеличиваю. Может быть, на 10 процентов меньше. Но значительный рост просто необходим.

И в основе всего этого лежит наука. Потому что потом ее достижения будут изучать в университетах и готовить кадры. А эти кадры вместе с профессорами и учеными создадут новые изобретения, инновационные продукты. Именно в этой области нам предстоит решать самые большие задачи. Нужно добиться того, чтобы статус ученого, умного, образованного человека, изобретателя, который приносит новые идеи, не обязательно только в технике, но также в бизнесе, в организации экономики, в государстве, был резко повышен. Люди сегодня представляют основной капитал, и они заслуживают того, чтобы в них много вкладывали.

Я только что прочитал новую книгу о Китае. Они тратили огромные деньги на обучение своих студентов в американских университетах. Но после окончания учебы обратно на работу в Китай возвращалось не больше 15 процентов. А в последние годы даже еще меньше. Но это китайцев не напугало. Они посчитали и пришли к выводу, что должен быть установлен гораздо более долгий срок, в течение которого эти инвестиции будут окупаться. Потому что замечено, даже те люди, которые остаются работать в Америке, все равно стараются помогать своей Родине. Они распространяют информацию о стране, готовят новых учеников. И потом многие из них все равно возвращаются. Важно чтобы и в России была подготовлена научная, образованная элита, которая была бы способна стать одним из мировых центров науки и привлекала бы людей в нашу страну.

Что мы можем сделать уже сегодня? Меня удивляют бесконечные споры относительно того, на что надо тратить деньги Стабилизационного фонда. Реально больших средств требуют переоборудование старых, создание и оснащение новых научных центров. Что-то надо закупать за рубежом, но самое передовое, чтобы создать самые лучшие в мире условия для работы в российских научных центрах. Нужно добиваться, чтобы в создании такого оборудования большую роль играли и наши специалисты. Для этого надо их посылать за рубеж. Мы должны учиться - все больше и больше. И активнее входить в мировую научную элиту. Чтобы наши ученые, пусть даже живущие за границей, но носящие российские имена, такие как, Василий Васильевич Леонтьев, дали толчок развитию и нашей элиты.

В первую очередь именно на этих направлениях мне видится смысл реформы нашей науки. Здесь предстоит сделать очень важные шаги. А пока, на мой взгляд, эта реформа не сдвинулась с мертвой точки. Все обошлось лишь тем, что теперь академики не выбирают себе президента, а его назначает глава государства. Ради этого можно было и не затевать реформу. Наше слабое звено - это доведение научных результатов до товарного продукта. Это сейчас главный центр тяжести. И надо сделать так, чтобы отдача от науки была больше. Чтобы мы были в первых рядах не только по числу ученых и научных работников, но и по объемам предоставленных на экспорт услуг, связанных с инновационными разработками.

И надо быть готовыми к тому, что решение всех этих вопросов не принесет быстрых результатов. Может быть, лет через 30, 40, 50. Но они нас должны беспокоить уже сейчас, потому что именно сегодня закладывается то, что будет обеспечивать будущее нашей страны.

Общество Наука Экономика Финансы Инвестиции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники