Новости

Юрий Калинин открывает двери колоний для общественности

По сути создание такого совета означает, что казенные дома России открывают двери для общественного контроля. Однако в последнее время в адрес службы исполнения наказаний, наоборот, сыпались упреки, что она якобы отгораживается от гражданского общества чуть ли не колючей проволокой. Что теперь изменится? Эти вопросы мы задали Юрию Калинину.

Российская газета | Юрий Иванович, нынешняя ситуация кажется парадоксальной. Запад хвалит наши места лишения свободы, называя их цивилизованными и обустроенными. А у нас дома растет число жалоб и от правозащитников, и от сидельцев. Даже до президента дошел сигнал от осужденных - во время прямой линии. Если за решеткой стало лучше, почему люди жалуются?

Юрий Калинин | Рост жалоб закономерен. Уголовно-исполнительная система становится все более открытой для общества, а права осужденных постоянно расширяются.

Лица, находящиеся в наших учреждениях, имеют право беспрепятственно жаловаться в органы государственной власти, правозащитные и другие организации. Мы делаем все, чтобы исключить случаи, когда чья-то жалоба была бы задержана или вовсе не отправлена. В каждом учреждении уголовной исполнительной системы на видном месте висят почтовые адреса и контактные телефоны органов государственной власти. Пожалуйста, если что кажется не так, обращайтесь.

Более того, с этого года в местах лишения свободы стали учитываться устные обращения подозреваемых, обвиняемых и осужденных, поданные представителям администрации, при проведении воспитательных мероприятий, на приемах у медицинских работников и в других случаях. Не сомневаюсь, что и дальше число обращений будет только расти. Это, кстати, свидетельствует и об активной позиции осужденных. За 9 месяцев 2006 года через следственные изоляторы и исправительные колонии прошло больше трех миллионов человек. За это время рассмотрено почти 22 тысячи их обращений. Чаще жалуются на действия судебных и следственных органов, на отказы перевести поближе к дому. Меньше стало жалоб на коммунально-бытовые условия, питание, а также грубое отношение персонала.

Проверки по жалобам показали, что из общего их числа о нарушениях прав и законных интересов заявителей подтвердились лишь 0,4 процента. Причем выводы делали не мы, а другие проверяющие органы. Значит, подавляющее большинство жалоб все-таки не обоснованы, но администрации не чинят препятствий при их отправке.

РГ | Жалуются не только заключенные. Многие правозащитники высказывают очень резкие оценки. Делите ли вы общественные организации на "свои" и "чужие", чтобы, соответственно, тех, кто настроен слишком критично, не пускать?

Калинин | Руководство ФСИН уже давно сотрудничает с правозащитными организациями. Еще раз повторю: мы открыты. При этом конструктивная критика нашей системы - не повод разрывать отношения с той или иной организацией или конкретным человеком. Тем более мы не отрицаем, что недостатки у нас есть и благодарны тем, кто помогает их выявлять и с ними бороться.

К сожалению, есть другая проблема. ФСИН нередко сталкивается с теми, кто под видом борьбы за права человека фактически препятствует установленному государством порядку и условиям исполнения и отбывания наказаний. Представители некоторых общественных организаций делают голословные заявления, которые затем не подтверждаются, публикуют в СМИ непроверенные материалы, искажающие истинное положение дел в местах лишения свободы, то есть из каких-то своих интересов навязывают обществу ложную информацию, например о том, что якобы созданы пыточные колонии.

РГ | Каково сейчас реальное положение дел в местах лишения свободы?

Калинин | Не секрет, что криминогенный состав осужденных год от года ухудшается. Тем не менее никакого социального напряжения в наших учреждениях нет. И об этом мы будем разговаривать с руководителями общественной организации "Международная амнистия", встреча с которыми намечается 4 декабря.

РГ | Критиковать вас - естественная функция правозащитников, иначе что еще делать им за колючей проволокой?

Калинин | Многие организации реально помогают осужденным найти свое место в жизни. Могу привести как пример Межрегиональный благотворительный фонд помощи заключенным, который возглавляет Мария Каннабих. Фонд активно содействует реформированию уголовно-исполнительной системы, при его поддержке в некоторых женских колониях открыты профилактории для осужденных, получивших отпуск без выезда за пределы учреждения. Создаются также реабилитационные центры для ВИЧ-инфицированных осужденных и лиц, освобождающихся из мест лишения свободы.

Реализовать права осужденных на юридическую помощь помогают независимый благотворительный фонд поддержки осужденных "Фатум" и региональное благотворительное общественное объединение "Логос" в Дагестане, Комитет по защите прав человека в Чувашии и другие организации. С их помощью во многих исправительных учреждениях созданы консультационные центры, основанные на информационно-справочной системе КонсультантПлюс.

Большую помощь в нравственном воспитании несовершеннолетних оказывает Российский детский фонд, председатель Альберт Лиханов. По инициативе фонда и с благословения Патриарха Московского и всея Руси Алексея II в дар воспитательным колониям были направлены иконы Святой Анастасии Узорешительницы. За последние годы он безвозмездно передал более 21 тысячи книг из серии "Иллюстрированная классика" для библиотек воспитательных колоний, а также комплекты видеоматериалов "Уроки нравственности" для каждой воспитательной колонии.

Деловое партнерство налажено с представителями неправительственных организаций из Германии, Англии, США, Норвегии, Швеции, Швейцарии, Финляндии и ряда других стран. Положительные результаты приносит сотрудничество в рамках проекта Совета Европы "Тюрьмы-побратимы". Оно помогло улучшить условия в исправительных учреждениях Мурманской, Ивановской, Владимирской и Липецкой областей. В настоящее время состав участников проекта расширился, к нему подключились учреждения Санкт-Петербурга, Ленинградской и Калининградской областей. К сожалению, о полезной работе этих организаций люди знают очень мало, потому что в прессе редко встретишь такие материалы. Чаще слышны голоса крикунов.

РГ | Значит, к журналистам у вас тоже претензии? Может быть, вы неохотно пускаете нашего брата в тюрьмы?

Калинин | Для нас очень важно постоянно информировать население о реальном положении дел в местах лишения свободы. Органы и учреждения уголовно-исполнительной системы открыты для средств массовой информации. Мы стараемся привлечь к себе прессу, специально для этого проводим "Дни открытых дверей". Кстати, первый такой день был проведен "Российской газетой" в сизо-1 Москвы. Сегодня для осужденных активно внедряется кабельное телевидение, Интернет. Поэтому человек в местах лишения свободы также не отрезан от информации.

РГ | Какие перемены в местах лишения свободы может повлечь создание Общественного совета, сменятся ли приоритеты?

Калинин | Сейчас мы считаем приоритетной социальную адаптацию осужденных. Для этого очень нужна воспитательная работа с ними, подготовка к жизни на свободе. Мы стремимся дать человеку возможность увидеть перспективу нормальной жизни после освобождения. С этой целью созданы службы социальных работников, психологов. В каждой колонии есть общеобразовательные школы, учебно-консультативные пункты, профтехучилища. Внедряются дистанционные методы обучения для получения в том числе и высшего образования. Человек в колонии испытывает дефицит общения, понятную оторванность от общества. Телекоммутационные системы, Интернет, компьютерные классы помогают в этой ситуации.

Естественно, вся эта работа не может осуществляться без взаимодействия с общественными организациями, средствами массовой информации, международного сотрудничества.

Соблюдение прав человека в местах лишения свободы контролируется российскими и международными общественными организациями. В нынешнем году представители 450 общественных организаций более полутора тысяч раз посещали учреждения уголовно-исполнительной системы.

В нынешнем ноябре проводилось заседание комитета ООН "против пыток". Там был отмечен значительный прогресс в соблюдении прав человека в местах лишения свободы УИС.

РГ | Некоторое время назад разошлась информация, что вы якобы уходите из уголовно-исполнительной системы. Это правда?

Калинин | По закону директора Федеральной службы исполнения наказаний назначает глава государства. Поэтому такой вопрос я оставлю без комментариев.