Новости

05.12.2006 02:40
Рубрика: Общество

Николай Сенкевич: Пресса - это сфера обслуживания населения

Генеральный директор "Газпром-Медиа" не считает СМИ четвертой властью

Николай Сенкевич | Премия "Дарин" учреждена Российской академией бизнеса и предпринимательства. Мы получили ее в номинации "Бизнес-Медиа". Это не может нас не радовать. Хотя любая премия вызывает и радостные чувства, и несколько грустные. Радостные - потому что тебе что-то дают. А грустные - потому что это подведение некоего итога. Новый год ведь тоже отчасти грустный праздник. Точно так же и с получением премии. Подведена черта под тем, что сделано. Дальше нужно придумывать что-то новое, двигаться вперед. Что же касается "ТЭФИ"... Да, на сей раз многие нас обошли. Но ничего страшного в этом я не вижу. Год на год не приходится. НТВ за время своего существования завоевало немало премий и наград. Я уверен, мы будем и дальше их получать. Скажем себе, что этот год оказался неурожайным и с удвоенной силой примемся за работу. Хотя не могу не отметить прогрессивно усиливающуюся субъективную составляющую в выборе победителей "ТЭФИ". Наверное, это нормально. Награждают люди, и у каждого из них свои представления о качестве телевизионного продукта, свои пристрастия, свои отношения с теми или иным каналами, с авторами программ. Тут никуда не денешься от субъективных оценок.

Российская газета | А как вы сами оцениваете работу НТВ и его сегодняшнее место в телевизионном пространстве?

Сенкевич | НТВ занимает стабильную позицию. Это третий федеральный канал. Таким он всегда был, таким и остается. Но цифровизация телевидения приведет к тому, что скоро появится много новых каналов, и прежде всего тематических. Поэтому уже сейчас надо позаботиться о собственной нише. Нельзя быть всеядным, нельзя работать на некую абстрактную аудиторию. И в этом плане НТВ совершило достаточно серьезный шаг. Информационная составляющая остается его визитной карточкой, но при этом осуществляется концентрация мужского контента.

РГ | С ориентацией на мужскую аудиторию?

Сенкевич | Да, с ориентацией на мужскую аудиторию. С этим можно соглашаться или спорить, но мы заблаговременно начали готовиться к переменам на телевизионном рынке. Когда они начнутся, наш зритель от нас не уйдет. Уже сейчас на платформе НТВ-Плюс мы обкатываем программы, которые сможем предложить в тот момент, когда появится острый дефицит содержания. Поэтому я оцениваю работу НТВ как успешную. Хотя, нельзя не признать, где-то и рискованную. Но вообще я бы призвал больше думать об отрасли, а не предаваться разговорам, у кого больше премий, кто кого опередил. Достаточно скоро палитра российского телевидения существенно изменится...

РГ | Хорошо, давайте отрешимся от коммерческой составляющей отечественного ТВ, от рейтингов, от обсуждения, какой канал сколько за год заработал, у кого какой тренд... Скажите честно, просто как зритель: вам интересно сегодня смотреть телевизор?

Сенкевич | В силу собственного внутреннего устройства я больше предпочитаю читать. А если мне хочется посмотреть хороший фильм, то это лучше делать по DVD. Хотя, конечно, телевизор - неотъемлемая часть нашей повседневной жизни. Поэтому кое-что я смотрю, и не только по долгу службы. Остаюсь приверженцем научно-популярных программ, которых, к сожалению, становится все меньше. Очень люблю документалистику. Любую. Например, высоко ценю "Исторические хроники с Николаем Сванидзе". Но особенно мне интересны работы молодых документалистов. У них глаз не замылен, они смотрят на нашу историю совершенно иначе, нежели авторы в летах, впитавшие воздух советской эпохи. В фильмах представителей нового поколения что-то может показаться спорным, что-то - наивным, но это всегда интересно. А вообще телевидение - это такой суррогат жизни... Если занять себя абсолютно нечем, смотрите телевизор.

РГ | "Газпром-Медиа" недавно объявил, что приобретает "Комсомольскую правду". Какое место ей будет отведено в ряду ваших печатных изданий? Вообще зачем вам "Комсомолка"?

Сенкевич | Эта сделка еще не состоялась. Мы ведем переговоры. И если мы их ведем, значит, это зачем-то нам нужно. Но пока на договоре не высохнут чернила, воздержусь от комментариев. В целом же мы исходим из очень простой позиции: чем больше высококачественных СМИ в нашем холдинге, тем он сильнее и доходнее. Назовите это "кумулятивным" или "синергетическим" эффектом. Но принцип пылесоса, который втягивает в себя все без разбора, - не наш принцип.

РГ | По каким же критериям вы определяете, что стоит покупать, а что не стоит?

Сенкевич | Во-первых, медиа-бизнес, который мы покупаем, должен быть либо уже успешен, либо может стать успешным в ближайшей перспективе. Во-вторых, давайте не забывать, что "Газпром-Медиа" - холдинг уникальный. И уникальность его в том, что он покрывает собой весь спектр рекламного рынка. У нас есть все средства массовой информации и все рекламоносители. У нас, кроме газет, радио и телевидения, еще и кинотеатры, киноиндустрия, рекламное агентство... Нам "для полного счастья" не хватает проникнуть в сектор наружной рекламы и в Интернет. Или путем возможного приобретения, или - создания чего-то с нуля. Об этом мы тоже думаем.

РГ | Приобретая газету или телеканал, вы берете в расчет их политический ресурс, сегодняшний или потенциальный?

Сенкевич | Мы руководствуемся исключительно соображениями бизнес-успеха. Даже покупая или создавая СМИ, имеющее политическое влияние, мы готовы его развивать только в том случае, если это принесет деньги. Причем в ближайшей перспективе. Выход на самоокупаемость через 50 лет - такую роскошь мы себе не можем позволить.

РГ | Сейчас многие бизнес-структуры избавляются от непрофильных активов, а "Газпром", наоборот, наращивает их приобретением все новых и новых СМИ. Зачем? Чтобы к президентским выборам усилить свою информационную мощь?

Сенкевич | Даже журнал "Мурзилка" можно приспособить для предвыборных целей. Если же говорить всерьез, то начну с того, что в самом вопросе, который вы задали, заключена ошибка. Наш холдинг уже не принадлежит "Газпрому". Мы принадлежим "Газпромбанку", у которого, кроме "Газпрома", есть целый ряд других акционеров. Так что процесс избавления от непрофильных активов, о чем "Газпром" объявил в свое время, уже идет. Что же касается аккумулирования СМИ в преддверии какой-то даты, то, будь оно так, мы бы скупали все подряд. Но мы этого не делаем. Потому что руководствуемся исключительно бизнес-логикой. Да и вообще не стоит преувеличивать роль СМИ в предвыборной кампании и в целом их влияние на политическую жизнь.

РГ | Вы считаете, средства массовой информации, особенно у нас в России, лишь отражают реальность и ни в какой мере не формируют ее? Тогда откуда взялся слоган: "Будет так, как мы напишем (покажем), даже если будет по-другому"?

Сенкевич | Да, как раз в России они лишь отражают реальность, не более того. А вот на Западе в силу определенных культурных и ментальных особенностей населения влияние СМИ намного сильнее. У наших людей, мне представляется, более высокая "информационная резистентность". Приятно, конечно, думать, что ты на что-то можешь повлиять, что в твоих руках мощнейшее оружие, что пресса - это четвертая власть. Но, мне кажется, СМИ - это скорее сфера обслуживания населения, нежели некий могучий инструмент, способный изменять ход жизни. Бесспорно, влияние есть. Но оно отнюдь не безгранично. Люди просто хотят получать информацию о том, что их интересует. Вас интересует одно, меня - другое. Более того, СМИ идут на поводу у аудитории, предлагая ей то, чего она ждет. А уж попытка навязать своей аудитории то, что ей в принципе чуждо, заведомо обречена на провал. Начнешь это делать - потеряешь аудиторию. Соответственно и деньги.

РГ | А "Известия", приобретенные вашим холдингом прошлым летом, не теряют свою традиционную аудиторию? Газета ведь изменилась и в чем-то стала почти неузнаваемой. Вы удовлетворены переменами в ней?

Сенкевич | Давайте уточним, о каких "Известиях" речь и о какой аудитории. Эта газета появилась в 1905 году. Издается регулярно с марта 1917 года. Какой период ее существования вы имеете в виду и какого читателя? Если речь о последних десяти годах, то все это время газета шаталась из стороны в сторону. Простой анализ рынка, который мы провели, показал, что весьма узкий сегмент бизнес-изданий уже занят "Коммерсантом" и "Ведомостями". А стремиться к формату желтой прессы "Известия" и не должны, к тому же и эта ниша заполнена. Зато между этими двумя полюсами - относительно свободное пространство. Вот его и пытаются освоить сегодняшние "Известия". И делают это, на мой взгляд, успешно. Газета стала ближе к народу, не заигрывая при этом с его маргинальными слоями. Несколько лет назад "Известия" теряли 10-30 тысяч читателей в полугодие. Сейчас реальный тираж постоянно растет. Доходы увеличиваются. Не могу сказать, что все проблемы этого издания уже благополучно решены, но оздоровление происходит. В целом я одобряю все, что делает менеджмент "Известий".

РГ | А как вы оцениваете информационную политику "Эха Москвы"? В ряду СМИ, входящих в "Газпром-Медиа", эта радиостанция выглядит... ну почти чужеродной. Она более свободна и независима в оценках событий, более склонна к дискуссионности, трансляции различных мнений, подчас весьма крайних. Все эти, скажем так, вольности идут от журналистов "Эха" или являются результатом неких договоренностей с руководством холдинга, а через него - с властью?

Сенкевич | Мы не вмешиваемся в редакционную политику наших СМИ. Можем вмешаться в единственном случае - если видим, что эта политика ведет к обрушению бизнеса, что компания на грани дефолта. "Эху Москвы" подобное, к счастью, не угрожает. Радиостанция существует уже 16 лет. У нее устойчивая аудитория. И мы понимаем: если главный редактор перестанет давать этой аудитории то, чего она ждет, к чему привыкла, все будет кончено. Эта аудитория покинет "Эхо Москвы", а новая не появится. В итоге бизнес рухнет. Вот и весь ответ на ваш вопрос.

РГ | Тем не менее невозможно представить, чтобы руководство по сути государственного холдинга не находилось в контакте с властью. Постоянное взаимодействие наверняка происходит. В каком формате?

Сенкевич | В стандартном - когда власть приглашает руководителей СМИ к общению. Происходит разговор о ситуации в стране и мире. О том, как видятся те или иные события, проблемы. А каких-то особых отношений с властью у нас нет.

РГ | Но, говорят, посмотрев по НТВ одну из частей тюремного сериала "Зона", Владимир Путин рекомендовал перенести показ на более позднее время - в глубокую ночь. Подтверждаете?

Сенкевич | Очень хочется ответить: да. Нам было бы приятно сознавать, что Владимир Владимирович смотрит НТВ в ежедневном режиме и высказывает свое мнение о тех или иных проектах. Иметь постоянного зрителя в лице президента было бы очень лестно. Но нет, насколько мне известно, Владимир Владимирович не давал руководству НТВ никаких рекомендаций насчет сериала "Зона".

РГ | Значит решение изменить время показа принималось самостоятельно?

Сенкевич | Именно так. Но с учетом мнения телезрителей. В своих письмах на НТВ они просили перенести показ на более позднее время. Потому что тюремные реалии, да еще в столь густом концентрате, - не для широкой аудитории. По крайней мере дети этого видеть не должны. Руководство компании согласилось со своими телезрителями. Хотя сериал качественный и вполне укладывается в тематику мужского канала. Но иногда надо идти на этические самоограничения.

РГ | На этом, кстати, сейчас настаивает Общественная палата. Она пытается создать Хартию журналистов - свод морально-этических норм для представителей СМИ. В вашем холдинге существует такая хартия?

Сенкевич | Какого-то всеобщего устава нет. Есть хартия журналистов телекомпании НТВ. Но есть одно принципиальное правило, которое не прописано на бумаге - соблюдение корпоративной этики. Мы - единая семья. Конечно, у нас, как и в любой семье, бывают скандалы, ссоры, интриги. Но возникающие проблемы мы стараемся решать внутри семьи.

РГ | К каким проступкам журналистов, работающих в вашей корпорации, вы готовы отнестись со снисхождением, а чего не прощаете?

Сенкевич | Не прощаю вранья. Банального вранья.

РГ | В публикуемых материалах или в личном общении?

Сенкевич | И там и тут. Но особенно в личном общении.

РГ | А что готовы простить?

Сенкевич | Затрудняюсь сказать. Наверное, многое. Чего точно не люблю, так это интриг, всяческих двусмысленностей, разговоров с двойным дном.

РГ | Что в современной российской журналистике вас больше всего раздражает?

Сенкевич | Определенный непрофессионализм. И речь не идет об умении писать или говорить, или о способности подать по форме тот или иной материал. Речь идет о незнании предмета. О нежелании глубоко его изучить, о порой пренебрежительном отношении к фактам, что порождает легковесность комментария.

РГ | Что из советской журналистики, ушедшей в прошлое, вам бы хотелось вернуть?

Сенкевич | Умение работать с первоисточником, глубоко проникать в материал. Я застал советские времена и помню, например, что в ту пору журналисты имели четкую специализацию. О каком-то предмете они знали если не все, то очень многое, разговаривали на одном языке с профессионалами и могли компетентно судить и задавать вопросы по существу.

РГ | У вас медицинское образование. Вы никогда всерьез не занимались журналистикой. Ваш приход в свое время гендиректором на НТВ вызвал настороженную реакцию и в самой телекомпании, и в медиасообществе. Вы прилагали какие-то усилия, чтобы в этой среде стать своим? Вы можете сегодня сказать, что журналисты наконец признали вас и без всяких скидок считают коллегой?

Сенкевич | Наверное, да. Я ведь обрушился на медиарынок как снег на голову. И не рассчитывал на мгновенный радушный прием. Но за эти несколько лет у меня в журналистской среде образовался широкий круг общения. Признают ли меня все? Не знаю. Это дело каждого. В конце концов насильно мил не будешь, и, честно говоря, я об этом меньше всего думаю. Наверное, лучше спросить, считаю ли я журналистов своими коллегами.

РГ | Ну можно и так поставить вопрос.

Сенкевич | Отвечу. Процесс моего обучения, вхождения в проблемы СМИ шел стахановскими темпами. Сегодня я не ощущаю дискомфорта, общаясь с коллегами. Мне кажется, я освоился в этом пространстве. Если бы с моими нынешними знаниями я вернулся на четыре года назад, то, наверное, многое сделал бы по-другому. Это естественно.

РГ | Вы ощущаете себя публичной фигурой? На вас ведь смотрят еще и как на сына Юрия Сенкевича. Дети знаменитостей в той или иной мере нередко испытывают комплекс неполноценности. Вам это тоже знакомо?

Сенкевич | Моя публичность строго регламентирована выполнением тех или иных служебных обязанностей. Если мне надо где-то появиться, я появляюсь. А без надобности тут и там мелькать мне, признаюсь, не хочется. Это первое. Второе: да, я, конечно, себя ощущаю сыном Сенкевича. И если меня спросят, кто из нас двоих "тот самый Сенкевич", я отвечу: Сенкевич - это он. Но время идет. Со дня смерти отца прошло уже три года. К сожалению, людская память очень недолгая... И сегодня люди все чаще ко мне обращаются просто как к Николаю Сенкевичу, не сильно задумываясь, кто мой отец.

РГ | Ваше любимое семейное воспоминание?

Сенкевич | Так сразу и не скажешь. Много чего вспоминается. Есть радостные воспоминания, есть грустные. Это жизнь... Когда я был еще мальчиком, отец часто брал меня с собой в свои путешествия. Мне удалось немало поездить по стране. Камчатка... Туруханский край... Памир... Путешествие на барке "Седов"... Это потрясающие воспоминания, которые я храню и берегу. Но главное воспоминание об отце - это его возвращение домой после командировок. Мы все его ждали. Он приезжал. Садился за стол, где собиралась вся наша семья - я, сестра, мама, другие родные... И он начинал рассказывать. Вот этот момент - ожидание, предвкушение его рассказов об увиденном - пожалуй, был самым волнующим. Именно этих ощущений мне сейчас не хватает.

РГ | Вам доставляет удовольствие выходить в свет, участвовать в престижных тусовках, заводить новые знакомства?

Сенкевич | Участвовать в тусовках - нет. Заводить знакомства - да. Я считаю, что человек богатеет, если обрастает знакомыми, встречается с новыми людьми. Это всегда приобретение. Оно может быть положительным или со знаком минус, но это все равно приобретение.

РГ | Чем вы в себе недовольны?

Сенкевич | Ну, этого так много... Недоволен своим лишним весом и тем, что не могу заставить себя сбросить его. Недоволен тем, что иногда бываю излишне вспыльчив и тем самым доставляю неприятности родным и близким. Да и вообще человек не должен быть собой доволен. Если человеку все в себе нравится - это беда. Считайте, он пропал.

РГ | О чем вас бесполезно просить?

Сенкевич | Подставить друга.

РГ | Что для вас огорчительнее - сделать и пожалеть или не сделать и пожалеть?

Сенкевич | Наверное, все-таки последнее.

РГ | На что вы с удовольствием тратите деньги?

Сенкевич | На поездки по стране и миру. Люблю путешествовать, хотя свободного времени очень мало. На путешествия денег не жалко. Как говорил мой отец, в гробу карманов нет.

РГ | А на что не стали бы тратить?

Сенкевич | На покупку "Челси". А если серьезно, я тяжело трачу деньги на себя. Не люблю примерять костюмы. Не люблю ходить по магазинам. Мне значительно приятнее сделать кому-то подарок, нежели что-то купить себе.

РГ | От какой привычки вы хотели бы избавиться?

Сенкевич | От курения.

Николай Сенкевич

Родился 17 июня 1968 г. в Москве. В 1993-м окончил Московский медицинский стоматологический институт им. Семашко по специальности "лечебное дело". В том же году поступил в ординатуру НИИ пульмонологии Минздрава Российской Федерации и два года спустя получил специальность пульмонолога. Работал палатным врачом Городской клинической больницы N57. Затем на несколько лет вернулся в НИИ пульмонологии. В декабре 2000 г. защитил докторскую диссертацию (минуя кандидатскую) и стал заведующим лабораторией. Продолжал практиковать в клинике НИИ. В ноябре 2001 г. перешел работать в "Газпром" начальником отдела спецпроектов департамента по информационной политике. Вскоре стал заместителем начальника департамента. В январе 2003 г. был назначен гендиректором НТВ. С июля 2004 г. - генеральный директор "Газпром-Медиа". C октября 2005 г. - вице-президент "Газпромбанка". Женат. Воспитывает сына.

"Газпром-Медиа"

Год основания: 1998. Основные активы: телеканалы НТВ, ТНТ, спутниковое телевидение "НТВ-Плюс"; радиостанции "Эхо Москвы", "Первое популярное радио" ("Попса"), NEXT, "CИТИ-FM", "Relax-FM"; издательство "Семь дней": журналы "Итоги", "Караван историй", "7 дней - телепрограмма", "Штаб-квартира"; газеты "Известия", "Трибуна", журнал-телегид "Панорама ТВ-Страна", "Петербургский Час-пик"; кинокомпания "НТВ-Кино", кинотеатры "Октябрь", "Кристалл Палас"; рекламная компания "НТВ-Медиа". Оборот в 2005 году: выручка - более 600 млн. долларов, чистая прибыль - более 95 млн.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке