Новости

19.12.2006 04:00
Рубрика: Экономика

Кто сегодня кормит Россию

Методику отбора лучших на сей раз решено было не менять. Поэтому вкратце: за основу было принято два показателя - выручка и прибыль от реализации продукции и услуг. Для того чтобы нивелировать влияние погодных условий на результаты хозяйствования, рейтинг рассчитывался на базе среднегодовых данных за три года. Сначала определялось место каждого предприятия по каждому показателю в отдельности, затем эти места складывались и проводилось ранжирование по сумме мест.

В итоге в поле зрения аналитиков попало 19 тысяч крупных и средних сельхозпредприятий. Но вес первых трехсот (его специалисты назвали клуб "АГРО-300") таков, будто они из другой страны. Имея в своем распоряжении всего 1,6 процента сельхозпредприятий и 3,2 процента сельхозугодий, лидеры произвели в 2003-2005 годах 25,2 процента товарной продукции, получили 74,9 процента прибыли. Показательно, что доля членов клуба постоянно растет. Так, в 1995-1997 годах на них приходилось 14,1 процента в общей товарной массе, в 2000- 2002 - 18 процентов, а в 2003 - 2005 годах уже 25,2 процента. В минувшем году они реализовали столько продукции, сколько 15,9 тысячи хозяйств, находящихся в конце рейтинга.

Место под солнцем

Это вовсе не значит, что почетное место за каждым членом клуба зарезервировано. Лишь 107 сельхозпредприятий за девять лет, что готовятся сельхозрейтинги, ни разу не выпадали из первых трехсот, у остальных были более удачные годы и менее, они покидали лидирующий пул и вновь возвращались в него. В нынешнем рейтинге 49 новичков, стало быть, столько же хозяйств оказалось за его бортом. Уж, казалось, на что незыблемый лидер "Омский бекон", а сегодня и ему наступают на пятки, а знаменитый колхоз им. Ленина, который прежде возглавлял не менее знаменитый Василий Стародубцев - неизменный член клуба "Агро-300" первых лет существования, - и вовсе объявлен банкротом.

Что касается организационно-правовых форм хозяйств, то анализ говорит в пользу АО, ЗАО, ООО. Куда бледнее выглядят ГУПы и сельскохозяйственные производственные кооперативы. Можно предположить, что первых губит неистребимая привычка опираться на бюджетные подпорки, вторых - то, что классическими кооперативами они так и не стали, вернуть им лучшее из прошлого без потерь не удалось.

Инвестиционная подпитка

Нельзя не заметить, что преобладают в когорте лидеров структуры, получившие за последнее десятилетие солидную инвестиционную подпитку в виде частного промышленного, банковского, торгового капитала. Меняются их хозяева. На смену первым дилетантам-естествоиспытателям, трудно представляющим, как с толком распорядиться на земле деньгами, приходят люди, готовые за землю платить, нанимать профессионалов и, судя по всему, намеренные получить от вложенного реальный доход. Постепенно выстраиваются производственные цепочки: владельцы сахарных заводов вкладываются в производство свеклы, обладатели рынка зерна прикупают мощности по изготовлению комбикормов и птицефабрики и т.д. В итоге снижаются издержки, растет общая рентабельность. Хотя и сама по себе земля по нынешним временам актив доходный, время и набирающая обороты экономика неуклонно подымают ее цену. Поэтому и чисто спекулятивных приобретений по-прежнему немало.

Больше того, по мнению многих специалистов, российское сельское хозяйство ныне достигло той точки своего развития, когда можно говорить о полноценном рынке слияний и поглощений в отрасли. Относиться к этому можно по-разному. С одной стороны, без пресловутого рейдерства не обходится: близ больших городов крупный капитал, не стесняясь, заглатывает земельные крестьянские доли и суды ему не слишком перечат, как это сейчас происходит в Московской области. С другой- рост объемов купли-продаж - в определенном смысле признак отрадный, указывающий, что сельскохозяйственное производство становится выгодным окупаемым товаром, в который грех не вложить хорошие деньги.

Несомненно, новый земельный кодекс открыл широкие возможности для легального нормального оборота земли. В то же время недоговоренности и неясности с переводом земли сельскохозяйственного назначения в несельскохозяйственные - с дачами, жилыми домами, хозяйственными постройками - порождают массу проблем и недоразумений.

Холдинги по-прежнему безымянны

Изучая "список 300", приходишь к мысли, что большинство из них явно холдингового происхождения. Однако на вопрос: "Сколько у нас холдингов, какие это холдинги?", никто ответить не может, минсельхоз такой учет не ведет. Поэтому в сущности мы не знаем, кто в доме хозяин, кому принадлежит то, что выращено и построено на земле. С крупнейшими в стране землевладельцами остается управлять по наитию, в лучшем случае через менеджмент.

Между тем наши агрохолдинги, без преувеличения спасшие село в годы безнадежной разрухи, заслуживают того, чтобы интересоваться их судьбой, хотя бы потому что ошибок при их строительстве было сделано предостаточно и история их отнюдь не исчерпана. Специалисты считают, что рейтинг и тут кое-что проясняет. Напомню: поначалу в России зародились две модели агрохолдингов - орловские с акцентом на господдержку и белгородские - частные с головы до пят.

Точнее так, уточняет профессор ВИАПИ Василий Узун, сначала орловские, вслед за ними- белгородские. Так вот, белгородские со временем обошли орловских и сейчас уже последние модернизируются на белгородский лад - немаловажный акцент в диалектике села.

Наемная сила

Ну а что сталось с крестьянином около и возле этих гигантов? Если свою земельную долю он не продал, выстоял в боях и искушениях-что-то получает за аренду. Но и с долей и без доли массовый путь- в наемные работники! На Западе крупные сельхозпроизводства прекрасно уживаются с малыми через контрактную систему. В контракте все прописано: что, когда, почем, какого качества должен поставлять фермер компании. Появился на горизонте более щедрый покупатель -можешь продать и ему, но сначала отоварь контракт. Для России такая система -спасение, резоны в ее пользу самые серьезные: стабильный заработок, решение проблемы со снабжением-сбытом, все мотивы за оседлость. Да иначе говядину и не вырастишь! Так в чем загвоздка? Нет нужных фермеров, объясняют сельские бизнесмены. Ну да, нет. Но зарубежные фирмы, работающие здесь, в России, все-таки уговорили одного-другого, не побоялись дать самым надежным деньги для обустройства (читай - капвложения). А контракты пока заключают преимущественно с бывшими председателями колхозов, с прицелом: глядишь, со временем образуется семейная ферма, подтянутся земляки.

С чего начинать? С земли! Нет земли - ничего не будет.

Помимо общего рейтинга (клуб "АГРО-300") специалисты рассчитали девять рейтингов отраслевых. Они дополняют основной и по-своему любопытны, давая почувствовать, на сколько надо прибавить основной массе хозяйств, чтобы догнать авангард. Во-первых, в который раз подтвердилось: специализация на селе цену свою ничуть не утратила, наибольшая продуктивность именно у специализированных хозяйств. Урожайность сельхозкультур и продуктивность скота у лидеров в 2-3 раза выше. При этом вот что происходит: средние затраты на продукцию на 5 - 15 процентов ниже, но средняя цена ее реализации- на 10-40 процентов выше, чем у остальных. Иначе говоря, производя товар дешевле, лидеры не идут на то, чтобы столь же дешево его продать. Они стараются обеспечить более высокое качество продукта, найти самые эффективные схемы реализации и за счет этого еще больше увеличить выручку.

К месту отметить, что и у лидеров себестоимость продукции год от года растет, причем темпами, существенно превышающими темпы инфляции, что прежде всего определяется безостановочным удорожанием горюче-смазочных материалов и техники.

Кто сегодня кормит Россию

Экономика АПК Власть Работа власти Внутренняя политика Национальный проект "Развитие АПК"