Новости

22.12.2006 03:30

Чекисты сканировали мысли Мадлен Олбрайт

Корреспондент "РГ" узнал у генерала ФСО сенсационные подробности о работе одного из самых секретных подразделений госбезопасности

Секреты магии от КГБ

Российская газета | Борис Константинович, почему ваша служба была окружена завесой секретности?

Борис Ратников | Наверное, потому, что мы занимались вопросами, прямо связанными с контролем как общественного сознания, так и сознания вполне конкретного человека. А также искали возможность защиты человека от несанкционированного вторжения в его сознание.

РГ | У нас чекисты еще и оккультизмом занимались?

Ратников | Ничего парадоксального в том, что в поле зрения органов безопасности находилась такая тематика, нет. С древнейших времен человечество интересовалось тем, что из себя представляет сознание. Сильные мира сего использовали самые различные технологии воздействия на психику.

В ХХ веке магическая практика древних жрецов вышла на научный уровень исследований, которые сразу оказались в поле зрения спецслужб. Особое внимание этой проблеме уделялось в Великобритании, Германии и Советском Союзе. В нашей стране, к примеру, практически все люди, обладавшие сверхъестественными способностями, контролировались органами ГБ.

Вы даже не представляете, какая война мозгов развернулась на этом поприще в первой половине прошлого века. Я вряд ли преувеличу, если скажу, что порой велись настоящие "астральные" битвы. И все это было засекречено и закамуфлировано, наверное, не меньше, чем ядерный проект.

РГ | Публично наука клеймила такие исследования как мракобесие, а тайно ученые серьезно занимались ими в спецлабораториях и закрытых институтах?

Ратников | В середине восьмидесятых годов проблемы создания психогенераторов и дистанционного воздействия на психику человека изучали практически во всех развитых странах. Проводились серьезные научные эксперименты. И круг преуспевших по сравнению с началом века значительно расширился.

В СССР, в общем-то, вовремя осознали важность этой проблемы, а также ту опасность, которую таит возможность вторжения в чужое сознание и манипулирование им. Возможности дистанционного воздействия на психику в нашей стране изучали около пятидесяти институтов. Ассигнования на эти цели исчислялись сотнями миллионов рублей. И хотя вложения себя оправдали, но полученные тогда результаты развития не получили.

После развала Союза все работы были свернуты, специалисты в области тонких психофизических полей рассеялись по стране и занялись другими делами. По моим данным, сегодня целенаправленные исследования по этим тематикам в нашей стране не ведутся.

Доступ к голове госсекретаря

РГ | После закрытия исследований вы оказались в Федеральной службе охраны первого президента России. А там вы чем занимались?

Ратников | Мы прекрасно понимали, что новое государственное образование переживает болезненный период становления. А во время болезни государственный организм, так же как и человеческий, очень уязвим. И надо было любыми доступными средствами оградить первое лицо страны от попыток манипулировать его сознанием. А их предпринималось немало. С этой задачей, уверен, мы в основном справились.

РГ | А сами-то вы не пытались манипулировать сознанием президента Ельцина?

Ратников | Ни в коем случае. Задача структуры, которую я возглавлял в ФСО, - сберечь первых лиц от попыток внешнего воздействия на их сознание. Положа руку на сердце скажу: мы никогда не манипулировали сознанием ни Ельцина, ни Козырева, ни Гайдара.

РГ | Тогда скажите, от чего вы все-таки уберегли Ельцина и Россию?

Ратников | Может быть, от войны с Китаем. Мы сорвали первый визит Ельцина в Японию. Он должен был состояться в 1992 году. Как нам стало известно, президента усиленно "программировали" на то, чтобы отдать ряд Курильских островов Японии. Но это был лишь первый шаг в многоходовой комбинации сил, претендовавших на мировую гегемонию.

А после передачи островов Японии, Китай, что также программировалось, должен был начать активно требовать возврата спорных территорий, которых тогда было достаточно. Дело могло дойти до вооруженного конфликта. И сразу в мире поднялась бы волна протеста против экспансии КНР. Россия, подзадоренная мировым сообществом, вполне могла объявить войну Китаю. Сегодня подобное развитие событий маловероятно, так как все пограничные споры между Китаем и Россией урегулированы. А четырнадцать лет назад вооруженный конфликт был вполне реален.

ФСО не дала гарантий личной безопасности президента в Японии, и Совет безопасности рекомендовал отложить визит до лучших времен. Ельцин страшно возмутился, но был вынужден подчиниться государственному регламенту.

РГ | А ваши страхи не были преувеличены? Насколько можно было верить вашим информаторам?

Ратников | Нашими информаторами невольно оказались первые лица Западной Европы и США.

РГ | Вы шутите?

Ратников| Ничуть! Я же сказал, что в СССР довольно успешно занимались разработкой технологии вхождения в чужое сознание. И мы продвинулись очень сильно.

В начале девяностых годов у меня состоялась встреча с одним довольно специфическим работником ЦРУ. Мы его хорошо приняли, в итоге американец заявил, что для США нет тайны наших атомных подводных ракетоносцев. Будто бы их специально подготовленные экстрасенсы ведут каждую нашу ядерную субмарину, "наблюдая" за действиями экипажа и состоянием стратегического оружия. При этом он предъявил нам доказательства, которые, как это ни парадоксально, действительно подтверждали правоту его слов.

Тогда мы ему сказали, что "просвечивание" атомных подлодок впечатляет, зато мы можем спокойно "гулять по мозгам" президента США и его ближайшего окружения. После чего выдали ему информацию, которую действительно могло знать лишь первое лицо государства. Сотрудник ЦРУ связался со своими, а потом сказал: зачем нам что-то скрывать друг от друга? Мы вступаем в открытое общество, давайте дружить и обмениваться информацией. Мы согласились, но после этого все контакты в области психотроники американские спецслужбы с нами прекратили.

Почему повезло Максиму Галкину

РГ | А можно привести примеры считывания информации с подсознания первых лиц США?

Ратников | Думаю, что сегодня уже можно. Еще в начале девяностых годов мы "поработали" с новым послом США в России Страусом. Прочитав его мысли, пришли к выводу, что в посольстве есть аппаратура для психотронного воздействия на москвичей, но она законсервирована. Получили и другую информацию из его подсознания. За пару недель до начала бомбардировок Югославии авиацией США мы провели сеанс подключения к подсознанию госсекретаря Олбрайт. Подробно пересказывать ее мысли не стану. Отмечу лишь наиболее характерные моменты, подтвердившиеся уже после начала агрессии НАТО в Сербии.

Во-первых, в мыслях мадам Олбрайт мы обнаружили патологическую ненависть к славянам. Еще ее возмущало то, что Россия обладает самыми большими в мире запасами полезных ископаемых. По ее мнению, в будущем российскими запасами должна распоряжаться не одна страна, а все человечество под присмотром, конечно же, США. И войну в Косове она рассматривала лишь как первый шаг к установлению контроля над Россией.

Во-вторых, из мыслей Олбрайт следовало, что армия США применит в Югославии некий симбиоз химического и биологического оружия вкупе с боеголовками, содержащими радиоактивные элементы.

Позже выяснилось, что американцы использовали химические соединения, за минуты менявшие структуру клеток крови. Люди, подвергавшиеся воздействию такого оружия, на какое-то время полностью теряли иммунитет, и могли погибнуть от любой пустяковой болячки.

Потом стало известно также, что авиация США использовала и снаряды с обедненным ураном. Кроме того, в боеголовках "Томагавков" применялся радиоактивный йод, полностью распадавшийся в течение месяца, но наносивший за это время серьезный урон здоровью людей и окружающей природе.

РГ | И вы напрямую докладывали Ельцину те сведения, которые снимали с сознания лидеров США?

Ратников | Конечно, нет. Эта информация становилась базовой для дальнейшей работы наших аналитических центров. Вот когда на нее накладывалось то, что поступало по линии СВР, ГРУ и дипломатических источников, тогда складывалась полная картина, которая уже ложилась в основу аналитических записок высшему руководству страны.

РГ | Вы упомянули психотронное оружие. Оно действительно существует?

Ратников | По крайней мере существовало. И у нас, и в США, и в других странах. Правда, пользоваться им очень опасно. Желаемый результат можно получить, но при этом оператор оружия и даже тот, кто отдает приказ на его использование, могут совершенно непредсказуемым образом лишиться здоровья и даже жизни. Все-таки сфера активного вторжения в человеческое сознание является пока еще чем-то запредельным, и шутить с психотроникой не стоит.

РГ | А чем сейчас занимаетесь вы и ваши коллеги, работавшие по действительно запредельным тематикам?

Ратников | Многие на пенсии. Кое-кто продолжает исследовать тонкие физические поля, хотя финансовой поддержки от государства уже нет. Иногда оказываем консультативные услуги. Порой нет-нет, да и посмотришь на окружающих профессиональным взглядом, и становится очень интересно.

Вот, например, любимец публики пародист Максим Галкин. Этот человек обладает уникальными и весьма интересными экстрасенсорными способностями, о которых, уверен, даже не подозревает. В былые годы он бы сразу оказался в поле зрения спецслужб, от предложения которых вряд ли бы смог отказаться. А сейчас он совершенно свободный человек, занимается любимым эстрадным делом.

Досье "РГ"

Борис Ратников. 62 года. Работал в УКГБ по Москве и Московской области. В 1981-1982 и 1985-1987 гг. находился в командировке в Афганистане. С 1991 года - первый заместитель начальника Главного управления охраны РФ. В 1994-1997 годах - главный консультант Службы безопасности президента РФ, советник начальника Федеральной службы охраны. Сегодня - советник председателя Мособлдумы.

Последние новости