25.12.2006 04:25
    Рубрика:

    Ахмадинежад: Резолюция ООН "не испугала иранский народ"

    Так назвали дипломаты субботнее решение Совбеза ООН по Ирану

    Еще буквально месяц назад казалось, что постоянным членам Совбеза ООН понадобится куда больше времени, чтобы согласовывать устраивающий всех проект резолюции по Ирану. Слишком диаметральными выглядели позиции сторон. И слишком несговорчивым при этом был Тегеран.

    Свет в конце тоннеля появился 18 декабря. В этот день состоялся телефонный разговор глав внешнеполитических ведомств России и США Сергея Лаврова и Кондолизы Райс, которым явно удалось договориться по большинству спорных вопросов. Они оставили экспертам на доработку всего несколько пунктов проекта резолюции. Но 22 декабря дипломаты вновь зашли в тупик. Понимая, что Белому дому сейчас, после поражения на промежуточных выборах в конгресс от демократов, важно скорейшее принятие в Совбезе ООН решения о введении санкций в отношении Ирана, российский МИД жестко отстаивал в первую очередь экономические интересы России.

    И все же слово "скорейшее" в сочетании с "принятие санкций" оказалось ключевым для Вашингтона. В субботу, 23 декабря, события развивались стремительно. В 16.14 по московскому времени на лентах информационных агентств появилась информация о телефонном разговоре между главой российского государства Владимиром Путиным с президентом США Джорджем Бушем.

    В 19.26 информагентства сообщили о начале заседания Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке. А спустя 12 минут постпред РФ при ООН Виталий Чуркин заявил о том, что Россия призывает Иран серьезно отнестись к резолюции Совбеза ООН и "предпринять необходимые меры по исправлению ситуации". Еще спустя восемь минут появились "Молнии" информационных агентств - Совет Безопасности ООН ввел санкции в отношении Ирана, единогласно приняв резолюцию за номером 1737.

    "Россия рассматривает этот документ как серьезный сигнал Ирану о необходимости более активного и открытого сотрудничества с МАГАТЭ для снятия сохраняющихся озабоченностей и вопросов в отношении его ядерной программы", - заявил после заседания Чуркин. С ним полностью согласился заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Николас Бернс. Тот, в свою очередь, назвал принятую резолюцию "мощным сигналом Ирану".

    В Москве рассчитывают, что достигнутые между Россией и США договоренности, в том числе прозвучавший в субботнем телефонном разговоре двух президентов, будут неукоснительно соблюдаться. "Мы твердо исходим из того, что сотрудничество с иранской стороной в сферах, которые не ограничивает резолюция, будет продолжено", - сообщил Виталий Чуркин. Тем временем другой источник в российской миссии ООН подвел жирную черту под субботним заседанием Совбеза, заявив: "Российской стороне удалось отстоять свои экономические интересы и выполнение ранее подписанных контрактов, в том числе по Бушеру и военно-техническому сотрудничеству". Резолюция вводит санкции только в отношении военных ядерных программ, но не запрещает зарубежные поездки иранских чиновников и внешнеэкономическую деятельность иранских предприятий. "В целом Россия продолжит сотрудничать с Ираном в сферах, не связанных с зонами озабоченности МАГАТЭ", - пояснил источник.

    Напомним, что согласно контракту Россия обязалась построить первый блок Бушерской АЭС, поставив один реактор ВВЭР-1000 и ядерное топливо для него, а также подготовить иранских специалистов для работы на атомной станции.

    Предполагается, что в ноябре 2007 года состоится пуск первого блока. Только стоимость контракта на поставку ВВЭР-1000 составила 850 миллионов долларов.

    В военной сфере Москва заключила с Тегераном крупную сделку на сумму 700 миллионов долларов: Иран закупил у России 29 оборонительных ракетных комплексов "ТОР-М1". Причем, по словам российских экспертов, на этом иранцы не собираются останавливаться. Ведутся переговоры о модернизации на базе С-300ПМУ-1 систем ПВО вокруг Тегерана и еще в четырех районах Ирана.

    О том, как Тегеран ответит на резолюцию Совбеза ООН, иранские политики объявили еще несколько месяцев назад. Впрочем, они явно рассчитывали на то, что члены Совбеза в итоге не смогут договориться по тексту резолюции. Но, даже поняв, что их расчет оказался в корне неверным, иранские власти остались верны данному ранее слову.

    Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в очередной раз пригрозил членам Совбеза ООН, заявив, что те, кто принял резолюцию, "об этом пожалеют". А сам документ назвал "клочком бумаги", который "не пугает иранский народ". Ключевое же заявление сделал официальный представитель МИД Ирана Мохаммад Али Хосейни.

    "Больше нет необходимости в том, чтобы Иран сотрудничал с МАГАТЭ на прежнем уровне", - сообщил тот, дав, таким образом, понять, что в ближайшее время международное сообщество может потерять последнюю возможность на месте хоть как-то следить за атомными программами "режима аятолл". Впрочем, Али Хосейни сообщил журналистам о том, что Тегеран "не закрывает двери для переговоров без предварительных условий".

    Ранее глава Совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани предупредил мировое сообщество: в ответ на принятие резолюции иранские специалисты активизируют работы по установке трех тысяч центрифуг для обогащения урана в ядерном центре в Натанце. Завершить эти работы планируется к марту следующего года.

    Между тем

    Как пояснил "РГ" глава Комитета СФ по международным делам Михаил Маргелов, существуют сомнения в том, что резолюция 1737 заставит Иран отказаться от ядерной программы, "тем более что военный характер этой программы однозначно не доказан". Российский политик уверен в малоэффективности любых санкций, которые представляют "реакцию скорее на следствия, чем на причины поведения "наказываемых" членов международного сообщества".