Новости

27.12.2006 04:10
Рубрика: Власть

Новые милиционеры

Текст: (начальник Академии экономической безопасности МВД России, генерал-майор милиции, доктор юридических наук, профессор) , (профессор кафедры государственного управления и правового обеспечения госслужбы Российской академии государственной службы при президенте РФ, доктор юридических наук )
Борьбой с системной коррупцией должны заниматься специально подготовленные кадры

Только за минувший месяц коррупция дважды становилась темой для обсуждения на высшем государственном уровне: 21 ноября в Кремле прошло Всероссийское координационное совещание руководителей правоохранительных органов. Вопрос на повестке стоял один: "О состоянии и мерах по усилению борьбы с преступностью и коррупцией". Были рассмотрены важнейшие аспекты такого негативного явления, как коррупция, и была дана критическая оценка результатам борьбы с нею. Было отмечено, что, несмотря на множество принятых государственных программ, общество по-прежнему ждет более ощутимых результатов в противодействии коррупции.

30 ноября работа милиции по борьбе с коррупцией в органах государственной власти и местного самоуправления была рассмотрена на коллегии Министерства внутренних дел. Здесь, помимо прочего, обсуждались и меры по эффективному противодействию реализации коррупционных схем в экономике и госуправлении.

В целом, очевидно, что коррупция становится главным тормозом для роста российской экономики, укрепления уважения к закону в обществе и в целом повышения значимости нашей страны на мировой арене. Причем, следует признать, что ситуация здесь сложилась критическая. Достаточно сослаться на данные организации Transparency International, которая определила России 127 место в индексе восприятия коррупции в обществе. Впрочем, даже если допустить некоторую погрешность в этом социологическом исследовании, несомненным остается, что до стран, стоящих в начале этого списка и где коррупция практически искоренена, нам еще далеко.

Однако стоит оставить в стороне иностранные исследования и проиллюстрировать проблему отечественным материалом. К примеру, не так давно в интервью "Российской газете" первый заместитель Генерального прокурора России Александр Буксман оценил общий годовой рынок коррупции в стране в 240 миллиардов долларов. Эта цифра сопоставима с государственным бюджетом и поэтому потрясает воображение. Сложно представить себе государство, живущее с "теневым" бюджетом, сопоставимым с реальным. Зато легко посчитать, сколько километров непостроенных дорог, детских садов и школ, непроиндексированных зарплат бюджетников содержит в себе цифра, озвученная первым заместителем генпрокурора. Самое прискорбное, что вся эта сумма фактически оседает в карманах узкой прослойки отечественных бизнесменов и чиновников всех уровней и, естественно, не учитывается при налогообложении.

Сегодня, к сожалению, можно говорить о том, что проблема коррупции в России вошла в систему и несет угрозу безопасности и успешному развитию страны и общества в целом. Она тесно связана с другими видами преступности, как традиционными для любого общества, так и новой, смертельной угрозой - терроризмом и транснациональной организованной преступностью. Вспомним, что банальная взятка на посту ДПС привела боевиков в роддом Буденновска, а поддельные паспорта для террористов, захвативших Дом культуры на Дубровке, за сравнительно небольшие деньги оформлялись в столичном ОВИРе. Это лишь самые вопиющие примеры того, к каким последствиям порой может привести коррупция среди чиновников не самого высокого ранга. Несложно себе представить последствия от принятия (или непринятия) госслужащим любого другого "материально мотивированного" решения, влияющего так или иначе на экономическую, экологическую или государственную безопасность.

По большому счету, уровень коррупции в стране - это уже не только интегральная сумма неуплаченных налогов потерянной государством (или частным бизнесом) прибыли, но и не поддающиеся никакой денежной оценке жизнь и здоровье российских граждан. Коррупция в современной России - это вызов гражданскому обществу и государственным институтам, стоящим на охране его безопасности.

Системность российской коррупции, конечно, во многом обусловлена экономическими факторами и стала результатом ускоренного перехода страны к рыночным отношениям, произошедшим на фоне стремительных процессов глобализации в мире (при этом не стоит забывать, что глобализации подвержена и международная преступность). К сожалению, наша экономика и бизнес развиваются быстрее законодательства, призванного демпфировать негативные аспекты столь быстрого и болезненного для большей части граждан перехода к реалиям рынка. По сути, современная коррупция и экономическая преступность достались нам от времен первоначального накопления капитала и подспудно развивались вместе с обществом, экономикой и государством, боровшимися с иными, для тех времен куда более опасными вызовами.

Системная коррупция многогранна, имеет разные формы и уже не ограничивается анекдотическими конвертами с деньгами. Развитие технологий, в том числе в сфере денежного оборота, не стоит на месте. Усложняется отечественная финансовая система, что, в сумме с законодательными изъянами, дает широкие возможности для совершения коррупционных деяний представителями бизнес-кругов и чиновничества и в принципе позволяет разнообразить арсенал средств отечественным и международным преступным сообществам. Все это требует новых механизмов организации противодействия российской и международной преступности.

Огромная ответственность в этой связи ложится на сферу подготовки кадров для борьбы с экономическими преступлениями - фундаментом и первоисточником коррупции. Необходимо говорить о работе на упреждение коррупции, фундаментальном юридическом и экономическом образовании молодых оперативных работников. В этом случае, к примеру, для курсанта Академии экономической безопасности МВД России и других милицейских вузов не составит труда провести экспертизу коррупциогенности закона или иного подзаконного акта, принятого на региональном или муниципальном уровне. Пока роль такого компонента в системе образования борцов с экономическими преступлениями невелика.

Куда больше внимания уделяется общим дисциплинам, чрезвычайно важным в ходе ведения следствия, но не имеющим прямого отношения собственно к экономике и не позволяющих дать комплексный анализ новым видам экономических преступлений. Пока, по большому счету, о системной подготовке борцов с экономическими преступлениями и коррупцией и ее интеллектуализации можно говорить лишь в будущем времени. Впрочем, максимально приблизить это будущее вполне возможно.

Немаловажным аспектом в этой связи может стать переоснащение и модернизация технической базы вузов, которая является насущной необходимостью. Ведь в то время, когда экономическая преступность успешно осваивает сеть Интернет и другие достижения современной техники, те, кто призван с нею бороться, проходят подготовку по стремительно устаревающим учебникам и методическим пособиям. Естественно, расходы на профессиональную подготовку и образование молодых кадров отнюдь не самая расходная статья бюджета МВД. Поэтому можно вести речь об оптимизации этой сферы деятельности Министерства и системы обучения молодых сотрудников в целом. Имеется в виду переход на новые принципы отношений вузов и министерства с будущими сотрудниками.

Сегодня, к сожалению, слишком часто возникают ситуации, когда люди, окончившие высшее учебное заведение в системе МВД и получившие юридическое и экономическое образование, в последствии избегают службы в правоохранительных органах, предпочитая конвертировать свои знания (полученные на деньги налогоплательщиков, граждан), обслуживая частные, а не государственные и общественные интересы. Увы, нельзя исключить и того, что некоторые выпускники переходят и на другую сторону баррикад в войне с экономическими преступлениями.

Вероятно, следует более жестко подходить к этому явлению. К примеру, в Академии экономической безопасности МВД в качестве эксперимента введены новые правила, по которым получение образования возможно только в том случае, если курсант обязуется по окончании вуза не менее пяти лет отработать в правоохранительных органах. Это закрепляется договором, и нарушители должны оплатить годы своего обучения. Такое нововведение представляется разумным, справедливым и направлено в первую очередь на повышение эффективности противодействия экономическим преступлениям и коррупции. В перспективе оно может быть применено и в других учебных заведениях МВД.

Однако следует признать, что такая новация должна быть сопряжена с повышением престижа профессии милиционера и ее привлекательности для молодых людей. В противном случае можно ожидать и обратного эффекта. Избежать этого можно только улучшением материального и социального положения сотрудников МВД. Помимо заработной платы, которую сегодня нельзя назвать высокой, учитывая уровень ответственности и роли работника МВД (и что косвенно способствует росту коррупции в правоохранительной системе), необходимо говорить о так называемом "соцпакете". Сегодня такое понятие для сотрудников МВД практически отсутствует. Милиционер, вышедший на пенсию или утративший работоспособность на службе, остается фактически социально не защищенным.

В этой связи уместно вспомнить опыт зарубежных стран, где полицейский имеет дорогостоящую медицинскую страховку, его дети - льготы при поступлении в учебные заведения, а честная работа на страже закона означает безбедную старость. Немного в иной форме подобная практика была и в Советском Союзе. Вспомнить о ней стоит и сейчас.

Только тогда, когда работать в милиции станет престижно и выгодно, у общества не будет поводов для негативного отношения к органам правопорядка. И прекратятся досужие разговоры о неискоренимой тотальной коррумпированности сотрудников МВД. Следует помнить, что не бывает коррупционеров от рождения, коррупционеров по призванию или коррупционеров по образованию и воспитанию. Коррупция - суть порождение экономики, а точнее - ее гнилой плод. Изменение самого экономического базиса профессии милиционера - залог успешной борьбы с экономическими преступлениям и коррупцией, ее основа. В конце концов, такое изменение в интересах в первую очередь гражданского общества и государства. Невозможно вести эффективную борьбу с преступностью не создав для этого здоровый механизм.