Новости

12.01.2007 03:00
Рубрика: Власть

Разорвать горизонт

Может ли Россия снова стать сверхдержавой? Да, если победит в двух важнейших битвах ХХI века - за океан и за космос

Берлускони подкачал

Итак, в минувшем году Россия должна была поставить Европу в зависимость от своего газа и именно через это добиться державности. Предполагалось, что сначала она подомнет под себя страны СНГ вместе с газом и трубами. После этого в игру вступит так называемый "клуб бывших" - некое мифическое объединение экс-лидеров стран ЕС со Шредером и Берлускони во главе. Бывшие должны были замирить Европу, согретую российской горелкой. Новый, 2007 год мир должен был встречать уже в новом облике: пронзенная трубой Евразия, присмиревшая Азия и бессильно скрежещущие зубами США.

Этого не случилось. 2006-й закончился кончиной туркменского президента, который унес с собой в могилу уверенность в том, что Россия одна распорядится колоссальными запасами туркменского газа. 2007-й начался с российско-белорусского конфликта. А на днях Евросоюз выдвинет новую энергетическую концепцию - как греться, не попадая в слишком тесные объятия "Газпрома". Мифами оказались и "клуб бывших", и даже абсолютность самого инструмента воздействия - газа. Выясняется, что в перспективе его может не хватить уже самой России. Потребление растет, разведка отстает, запасы не безграничны.

Так что конец мечтам об имперских амбициях? И слава Богу. Потому что в жандармов мы наигрались. Но с потерей "жандармизма" не потеряна великодержавность. Просто она не там, где ее обычно ищут.

Поиски под фонарем

Напряженные искания некой национальной идеи, как и места России в современном мире, на самом деле происходят на все той же, не раз обобранной поляне.

Если говорят, что Россия процветет как "газовый жандарм", тем самым закрепляют место нашей страны в качестве вечного поставщика энергетических ресурсов. Для кого? Очевидно, для стран, более развитых, нежели сам поставщик.

Если говорят, что Россия вырастет за счет реанимации ВПК, тем самым предполагают, что наша страна будет штамповать танки и самолеты для каких-то локальных конфликтов, желательно подальше от своих границ. Но локальные конфликты имеют свойство перерастать в глобальные, и нет столь далекой войны, чтобы она не коснулась тебя.

Если говорят, что Россия подымется за счет сельского хозяйства, то нелишне помнить: среди аграрных стран нет по-настоящему богатых. Да и сами аграрные мечты - это еще один вариант грез о стране-официанте, только на подносе у нее зерно, а не газ.

Наконец, если утверждают, будто Россию вытянет вперед производство какой-то заумной электроники или пресловутых биочипов, то впору спросить: является ли сверхдержавой Сингапур? При этом никто не спорит, что именно Сингапур научил Китай новым методам ведения хозяйства, что и сделало Поднебесную настоящей сверхдержавой.

Нечто из ничего

Мы исчерпали практически все рецепты возрождения страны, какими фонтанируют умы наших геополитиков. Да, негусто. Где же настоящий рецепт?

Чтобы его найти, надо понять, чем отличается сверхдержава от рядовой державы. Вот Древний Рим и США. У них есть одно общее - способность распространять свое влияние на колоссальные территории. И не просто распространять, а порождать новое качество - в геополитическом смысле. Вот, не было ничего, а стало нечто. Были пустоши, по которым бродили варвары, - стал Римский Мир, Pax Romana. Был просто свет - стал Старый Свет, поскольку появился Новый.

Что ж, в этом смысле Россия уже отчасти выполнила свою геополитическую миссию. Что представляла собой Сибирь до завоевания ее Россией? Конгломерат кочевых феодальных государств. Как и сама Россия без Сибири была лишь одной из монархий Восточной Европы. Но Москва сумела оплодотворить собой пространства, которые теперь ее кормят.

В последней фразе, впрочем, содержится отгадка - почему Россия так и не стала полноценной сверхдержавой. Потребительское отношение к Сибири неистребимо, оно даже в знаменитой фразе, с которой почему-то носятся, хотя Ломоносов обронил ее просто по случаю. Помните, "богатство России прирастать Сибирью будет"? А богатство Сибири? Иными словами, если римляне несли варварам театры и водопровод, а уж потом думали, как использовать потенциал новых территорий; если в США, в общем, нет понятия "провинция", то в России дела обстоят именно совсем не так.

Наконец-то мы подбираемся к ответу на мучающий нас вопрос. Нам не хватает умения пронзить собой, своей культурой, заботой, влиянием каждый клочок территории, оказавшейся под нашей юрисдикцией.

Однако было бы наивно сводить вопрос к простому тезису - "надо восстанавливать Сибирь". Потому что в самом понятии "надо восстанавливать" заложено некое принуждение. Ну вот надо, а не хочется. Иначе газ неоткуда будет качать. Да, наш дьявол кроется в нашем сознании.

Начнем с мозгов

Сверхдержавность начинается с сознания людей. Без этого мертво все - все наши нефти, газы и высокие технологии. Сибирь досталась нам постольку, поскольку у нас был целый класс смелых, гордых людей, казаков, шедших "встречь Солнца" вопреки всему. Это не были подневольные трудяги на вахтовом пайке, думающие, как бы промотать нажитое в Петербурге. Они искали дом, они ехали домой - туда, где еще не было ничего. И это были свободные люди на манер первых поселенцев в США или римских солдат и купцов. То есть начиналось-то все хорошо. А потом что-то сломалось. Не стало тех казаков. Появились управленцы, имевшие одно задание от государя - ясак (то есть натуральная дань). Мало кто отдает себе отчет, что именно по числу собранного ясака в Санкт-Петербурге судили об эффективности сибирских управленцев до ХХ века. Впрочем, и в ХХ веке мало что поменялось, только примитивный ясак сменился нефтью и металлами.

Как сделать так, чтобы люди по всей России не осознавали себя живущими где-то в провинции, людьми второго сорта? Чтобы они думали, что центр мира - там, где стоит их дом? Теоретически ответ понятен. Думать так могут только свободные, самодостаточные люди, способные беспрепятственно делать, что они хотят, там, где они живут (а не связывать надежды непременно с завоеванием Москвы). Практически ответа нет. Если послушать таких мыслителей, как Лев Гумилев, то выйдет, что этому не научишь. Что в людях или клокочет что-то ("пассионарность"), или не клокочет. Если Гумилев прав, это приговор. Нам остается поверить, что это все-таки не так, что это можно взрастить, этому можно научить.

Обычно в этом месте начинают рассуждать о региональной политике, взаимоотношениях центра и регионов. Мы этого делать не будем. Потому что в таких витийствах утоплено уже все, что в принципе может тонуть. Жесткость вертикали власти и степень самоуправства губернаторов не имеют к делу никакого отношения. В Китае вертикаль жесткая, в США каждый штат живет по своим законам, что не мешает обеим странам быть настоящими сверхдержавами. Китай, впрочем, стал таковым лишь после того, как людей по всей стране перестали заставлять делать что-то разом, металл ли плавить, или воробьев стрелять. Им дали ресурсы (суммы, которыми Пекин накачивает окраины, поражают воображение), но без жесткого целеполагания. То есть деньги плюс свобода. Видимо, так.

Лучше быть дальнозорким

Похоже, у России по большому счету остался единственный выход - смотреть не под ноги, а вперед. Совершать нелогичные шаги с точки зрения сегодняшнего дня с тем, чтобы была польза завтра. К сожалению, это прямо противоречит принятой сегодня доктрине прагматизма. Любимый тезис министерства экономического развития и торговли: "Мы разрешим вам построить на деньги бюджета дорогу (аэропорт, отель и т.д.), но лишь когда убедимся, что вы через год дадите прибыль". Министр Герман Греф на Байкале: "Вы хотите развивать туризм. А вы уверены, что ЗАВТРА к вам приедут?" Такое "завтра" не наступит никогда.

У всякой власти есть задача ежедневного выживания. У губернатора Калифорнии Шварценеггера, уверяю вас, тоже трубы текут. Но он едет на аграрную выставку, где абсолютно неэффективные ковбои в дурацких шляпах рассказывают ему, как ЗАВТРА их коровы будут давать еще больше молока. Если смотреть с точки зрения меркантильности, под нож этих ковбоев с их коровами, понастроить бы везде гиганты-фермы, и гнать мясо УЖЕ СЕГОДНЯ. Но более мудрый управленец скажет: без ковбоев не будет Калифорнии.

Итак, осмотримся вокруг, вооружившись телескопом. Вот Сибирь, рядом с нею Китай, которого мы боимся на уровне подкорки. Приезд китайского фермера на Хабаровщину воспринимается как угроза национальной безопасности. Сегодня он один, завтра с ним все родственники, послезавтра - ячейка АПК, а что потом? Можно и так рассуждать. А можно иначе. Во-первых, в России мало людей для таких пространств. Во-вторых, земля всегда перемалывает народ, который на ней селится. В-третьих, из больших союзников у России остался только Китай. Если видеть в Китае только дешевые игрушки и плохую электронику, сие не очевидно. Как и если воспринимать Китай лишь как покупателя все того же пресловутого газа. Если смотреть в ЗАВТРА, многое меняется.

Океан. Северо-запад Тихого океана - это наша с Китаем естественная вотчина. Что такое океан? Пока это просторы воды, на которых бегают какие-то браконьеры. В перспективе - второй материк, и не просто в плане "выкачать из шельфа побольше", нет - в плане жизни там, перемещения туда, над или под воду (оставим сие фантастам), людей. Конечно, это завязано на высочайшие технологии, которые есть в России - без финансирования. А финансирование сыщется в Китае.

Север. Говорят, что нельзя осваивать Север с кем-то в связке, все отнимут. Что ж, посадим всех олигархов туда губернаторами. Правда, Роман Абрамович, кажется, сам вот-вот сбежит, да и Виктор Вексельберг если и хотел на Камчатку идти, то раздумал. Как ни странно, у Китая есть опыт освоения "северов". Что для нас ледяная пустыня, для них - песчаная и каменная. Что же до страхов пустить кого-то в свой огород, то у плохого огородника любой гость ведет себя как хозяин, а у рачительного каждый знает свое место.

И, наконец, космос. На днях стало известно, что Россия будет осваивать Луну вместе с Китаем. Без США. Те - отдельно, но тоже будут. Это сообщение прошло незамеченным, а жаль. Оно чрезвычайно важно. Почему?

Космос пока для нас - это пустое пространство, интересное лишь тем, что из него можно как-то воздействовать на Землю (спутники связи, навигация и так далее). Но Луна - это твердь, насыщенная полезными ископаемыми. Столь ли фантастичны проекты освоения Луны, если соединить российские технологии и китайские деньги? Похоже, именно так мы и намерены поступить.

И океан, и Луна - это прорыв в новое измерение. Прорыв, который отличает сверхдержаву от простого государства, коптящего небо. Для Цезаря дикая Англия была такой же Луной. Почти недосягаемой. Фантастически богатой. Вопиюще неосвоенной. Римляне заложили город Лондон. Лондон стоит и сейчас. Но две тысячи лет назад это был очень неэффективный, затратный проект.

У нас есть будущее. Но оно не в будущем, а в настоящем. Здесь и сейчас, в наших головах. Вспахал делянку под Владивостоком - помог России стать сверхдержавой. Потратил деньги на Мечту - тем паче. Через четыре года здесь будет город-сад? Значит, он уже есть.

Власть Позиция
Добавьте RG.RU 
в избранные источники