Новости

16.01.2007 03:30
Рубрика: Власть

Зона по Фрейду

Минюст готовит инструкцию о создании психологической службы для заключенных
Текст: Юрий Калинин (директор Федеральной службы исполнения наказаний)

В своей работе мы стараемся использовать все современные достижения психологической науки. Попадая в места лишения свободы, многие осужденные испытывают стресс. Строгий распорядок, оторванность от семьи, непривычная пища, невозможность выбрать себе соседей, скученность, необходимость отстаивать свой статус - все это приводит к глубоким переживаниям. Возможно, кому-то проблема покажется надуманной, мол, сами виноваты и нечего церемониться с преступниками. Но в тюрьму приводят разные дороги, и далеко не все граждане, попавшие за решетку, - отпетые уголовники. Наша задача, чтобы они не стали такими за время, проведенное в местах лишения свободы. Поэтому и осужденные, и арестованные нуждаются в квалифицированной психологической помощи.

Первые должности тюремных психологов стали вводить в нашей стране еще в 70-е годы. Начиная с 1992 года психологические лаборатории начали постепенно создаваться в учреждениях по всей России. А несколько лет назад впервые было законодательно закреплено право осужденных на психологическую помощь. Сегодня в уголовно-исполнительной системе России работают уже около трех тысяч психологов.

Основная масса психологов - более 90 процентов - работает непосредственно в колониях и следственных изоляторах. Здесь создаются психологические лаборатории, исходя из нормативов: 1 психолог на 300 осужденных и сотрудников в исправительных колониях или на 100 человек в воспитательных колониях.

На всех осужденных сразу по прибытии в учреждение составляются краткие психологические портреты. На их основе психологи готовят программы исправления в ходе исполнения наказания. Свое мнение психологи высказывают на административной комиссии при распределении осужденных по отрядам. Затем характеристики вкладываются в личное дело осужденного и учитываются всеми заинтересованными службами.

На первых порах заключения психологов не всегда принимались во внимание. У сотрудников исправительных учреждений возникало предубеждение: "Что мне может подсказать эта юная особа (молодой человек) с дипломом, если я всю жизнь проработал в колонии и как на рентгене вижу внутренний мир заключенного?" Но со временем многие убедились, что прогноз психолога, как правило, бывает лучше "рентгена".

Например, в одной из колоний осужденная написала заявление на отпуск с выездом за пределы учреждения. Поскольку она характеризовалась исключительно положительно, представители различных служб - безопасности, оперативной, воспитательной - поддержали просьбу. Лишь молодой психолог после тестирования и индивидуальной беседы с осужденной пришел к выводу, что она неискренна и скрывает истинные мотивы, по которым хочет получить отпуск с выездом. Психолог также выяснил, что у осужденной напряженные отношения с близкими. Начальник учреждения проигнорировал доводы специалиста и разрешил осужденной уехать в отпуск. Та в итоге сбежала. Потом ее искали целый месяц.

Сегодня на учете психологов в местах лишения свободы состоят около 240 тысяч осужденных. Из них более 50 тысяч - с признаками психических отклонений. Более 60 тысяч - с повышенной агрессивностью и возбудимостью, около 20 тысяч склонных к суицидам и членовредительству.

С этими лицами проводится психокоррекционная работа, как индивидуальная, так и в группах. Любопытен следующий факт: в зарубежных пенитенциарных учреждениях уровень самоубийств на 1000 человек немного выше, чем среди населения соответствующих государств. А в российских местах лишения свободы данный показатель ниже на тридцать процентов. В какой-то мере это результат работы и тюремных психологов. Но по большому счету основные причины, вероятно, кроются в национальном менталитете, способности переносить бытовые трудности. К тому же за рубежом наказание отбывают в тюремных камерах, где замкнутое пространство само по себе навевает тоску. А российские исправительные колонии скорее напоминают военные городки, где за высоким забором располагается относительно большое пространство. Несмотря на жесткий распорядок, осужденные могут перемещаться по колонии, менять вид деятельности. А это тоже своего рода профилактика депрессии, и как следствие - суицида.

В прошлом году в средствах массовой информации широко освещались эксцессы, случившиеся в наших учреждениях в некоторых регионах. Речь шла о групповых отказах от приема пищи, неповиновении требованиям администрации, членовредительстве. Таким способом ряд осужденных пытались добиться незаконных льгот и послабления режима.

Наша психологическая служба извлекла уроки из этих событий. Мы стали глубже изучать не только личность осужденных, но и социально-психологические явления в их среде: групповые мнения, настроения, слухи, их направленность. Также психологи исследуют взаимоотношения между осужденными, выявляют конфликты и ищут способы их разрешения.

С учетом исторических традиций в российских пенитенциарных учреждениях большой популярностью пользуется такой вид исправления, как арттерапия, то есть исправление искусством.

Во многих колониях под руководством психологов осужденные организуют настоящий театр, ставят спектакли, пишут пьесы, играют на сцене. Это помогает многое переосмыслить и в себе. Нередко происходит творческое развитие личности. Например, несколько лет назад на Новой сцене МХТ имени Чехова был поставлен спектакль "Мой голубой друг" по пьесе неоднократно судимой заключенной, отбывавшей наказание в одной из колоний Орловской области.

Власть Работа власти Госуправление Происшествия Правосудие Тюрьмы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники