Новости

19.01.2007 03:00
Рубрика: Общество

Год усыновления

Поставлена задача: в 2007 году 85 тысяч сирот должны найти родителей

Через 5-6 лет в России может не остаться детских домов. Такой прогноз сделал в конце прошлого года министр здравоохранения и социального развития РФ Михаил Зурабов. Государство кардинально меняет политику в отношении сирот: по словам министра, в 2007 году примерно 85 тысяч детей из 200 тысяч детдомовцев должны быть переданы на воспитание в семьи.

 

Курс на семью

Впервые о необходимости создать механизм, который позволил бы сократить число интернатовских детей, громко сказал президент весной прошлого года в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию. Количество детей-сирот в России и впрямь зашкаливает: официально их зарегистрировано около 730 тысяч - больше, чем сразу после Великой Отечественной войны во всем Советском Союзе. И это в то время, когда в стране так много говорится о проблемах демографии и необходимости поднимать рождаемость! Но ведь мало просто произвести ребенка на свет, важно обеспечить ему нормальные жизненные условия. Ученые уже давно решили, что самая естественная, самая лучшая среда для развития ребенка - это семья. Детский дом, даже самый образцово-показательный, практически не в состоянии вырастить нормального человека.

Справка "РГ"

По статистике, 90 процентов бывших детдомовцев рано или поздно оказываются в тюрьме, заканчивают жизнь самоубийством или просто попадают в категорию маргиналов.

Причем главная проблема воспитанников детского дома - это не неумение жить в обычной квартире и не плохие условия содержания в казенном доме, как традиционно принято считать. С этим можно справиться. Но вот восполнить отсутствие родительской любви и внимания в общем доме невозможно. И эта проблема, утверждают психологи, может казаться банальной и никак не влияющей на личность ребенка лишь тем, кто никогда с ней не сталкивался.

В довершение всего заметим, что Россия входит в число тех немногих развитых стран, в которой сохранилась интернатная форма воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Во всех остальных государствах давно осознали, что содержать сирот в детских домах не следует, и начали развивать институт семейного воспитания таких детей. Теперь этим же путем решила пойти и Россия.

Что заменит казенный дом

Российское законодательство предлагает три формы семейного устройства сирот: усыновление, опека и приемная семья.

Усыновление - наиболее полная интеграция малыша в новую семью. Будучи усыновленным, ребенок теряет статус сироты и все положенные сироте льготы и пособия. Зато приобретает все права и обязанности родного ребенка - такие, как право на наследство и обязанность платить престарелым родителям алименты, если они истребуют их через суд. Кстати, иногда именно потеря льгот и пособий отталкивает людей от усыновления, заставляя их оформить свои отношения с ребенком как-нибудь по-другому. Впрочем, самому ребенку неважны юридические тонкости: ему важен сам факт жизни в семье, а не в казенном учреждении.

Государство уже предприняло беспрецедентные шаги, чтобы простимулировать потенциальных усыновителей. С нынешнего года, усыновляя ребенка, новые родители получат единовременное пособие 8 тысяч рублей - точно такое же, как при появлении в семье новорожденного. Ну а если этот малыш станет для усыновительницы вторым сыном или дочерью, то она, как и "обычная" мать второго по счету малыша, сможет через три года получить 250 тысяч рублей материнского капитала.

Опека чаще всего оформляется над ребенком кровными родственниками. Опекун получает на малыша пособие, размер которого определяется законом субъекта РФ, а сам ребенок имеет право на все положенные сиротам льготы, например при поступлении в вуз.

А в приемной семье деньги от государства получают не только дети, но и родители: помимо пособия на содержание ребенка, им оплачивается труд по воспитанию сироты. Размер пособия и зарплаты определяется субъектом Федерации. Впрочем, сразу после нового года вышло постановление правительства, по которому пособие на ребенка, воспитывающегося в приемной семье, не должно быть меньше 4 тысяч, а оплата труда его "родителей" - 2,5 тысячи рублей. Уже предусмотрены средства в федеральном бюджете на соответствующие субсидии регионам.

В последнее время некоторые детские дома развивают на своей базе некое подобие приемных семей: патронат. Это понятие отсутствует в федеральном законодательстве и в настоящее время существует лишь в законах примерно одной трети регионов. В отличие от обычной приемной семьи ребенок по документам остается воспитанником детдома, а не приемного родителя, хотя живет в семье. "Родитель" же считается работником детского дома. Специальная служба по патронатному воспитанию регулярно посещает семью и при необходимости помогает ей.

- Если у много пережившего ребенка, только что попавшего в новую семью, возникают проблемы в новой школе, работники детского дома выезжают туда, беседуют с учителями, объясняют им ситуацию, - утверждает заместитель директора по патронату детского дома N 26 города Москвы Ольга Сальникова. - В отличие от многих других форм семейного воспитания патронат не бросает только что созданную "ячейку общества" на произвол судьбы, а это очень важно.

"Зонтик" для сироты

Специалисты считают, что точно такой же контроль со стороны государства, сопровождение детей, как при патронате, необходимы и для всех остальных - усыновленных, взятых под опеку или в приемную семью. Если уж обычные семьи не всегда справляются со своими проблемами без помощи специалистов, что говорить о принявших чужого, часто проблемного человечка?

- Даже после обычных родов женщина часто переживает депрессию, - утверждает замруководителя профильного департамента минздравсоцразвития Марина Гордеева. - Что уж говорить о тех, кто взял ребенка из детского дома. Эти люди зачастую весьма смутно представляют, на что они идут, усыновляя ребенка ради того, чтобы "заменить" собственного умершего малыша, или даже принимая его в семью, чтобы получать государственное пособие. Им необходимо помогать развить свое решение и осуществить его.

Кстати, службы помощи семьям логично создавать на базе расформируемых детских домов: в таком случае и людям, которые положили жизнь на эти учреждения, не придется терять работу. Впрочем, так или иначе их будут устраивать в любом случае: детские дома планируется по мере оттока из них сирот переквалифицировать в детские сады, центры подготовки усыновителей и прочие подобные учреждения.

Кстати, заместитель министра образования и науки РФ Андрей Свинаренко считает, что до конца ликвидировать детские дома все-таки нельзя.

- Есть дети, которых очень трудно устроить в семью, - поясняет Свинаренко. - Например, тяжелобольные или уже почти выросшие. Возможно, для таких детей лучшим выходом из ситуации станут небольшие детские дома, устроенные по семейному принципу.

Я б в родители пошел...

Интересно, что в зарубежных странах систему воспитания сирот с "интернатных" рельсов на "семейные" переводили долго - примерно лет по 20. Слишком сложная и болезненная проблема. Взять хотя бы вопрос подбора родителей, где ошибка социальной службы может стоить ребенку здоровья, а порой и жизни.

В некоторых странах вместо одной-двух встреч с потенциальным усыновителем и проверки его документов проводят целый психологический курс, в результате большинство претендентов сами изменяют свое решение или "отбраковываются" психологами.

Справка "РГ"

В 2005 году в семьи было передано 75 тысяч детдомовцев. Но при этом за тот же год в России появились 133 тысячи новых сирот.

   МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Марина Гордеева,
замдиректора департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Минздравсоцразвития:

- Содержание ребенка в детском доме обходится бюджету дороже, чем любая семейная форма воспитания. При этом складывается парадоксальная ситуация: государство тратит на детдомовских сирот больше денег, чем на переданных в семьи, а социальный эффект по сравнению с семейным воспитанием - явно неудовлетворительный.

Но дело не только в устройстве сирот, поисках для них приемных родителей. Первое, на что стоило бы обратить внимание, - это профилактика разрушения уже существующих семей. Ведь абсолютное большинство современных сирот - не биологические, когда родители умерли, а социальные: мама и папа живут и здравствуют, но были лишены родительских прав или сами отказались от своих детей.

Но ведь такое решение, такое отношение к детям и своим обязанностям в отношении них не возникают у людей спонтанно. Неблагополучная ситуация в семье складывается не за один день. Если бы специальные службы обращали внимание на семью не в тот момент, когда ребенку уже чисто физически опасно там находиться, а намного раньше, когда родители, допустим, только начинают попивать или посещать какую-нибудь секту, - очень многие детские судьбы (как, впрочем, и взрослые) не были бы сломаны.

Нельзя решить вопрос с сиротами, только переводя их из детдомов в семьи. Одновременно необходимо думать о поддержке уже существующих семей, чтобы остановить приток новых сирот; надо сопровождать и поддерживать сирот, уже устроенных в семьи, чтобы ни они, ни их родители не чувствовали себя брошенными на произвол судьбы. Только тогда мы сможем обеспечить детям, лишенным родителей, нормальную жизнь и шанс на успех в будущем.

   ОНИ СДЕЛАЛИ ЭТО

Михаил Зурабов:

- Министр здравоохранения и социального развития России в прошлом году стал приемным отцом. С маленьким Антоном сначала познакомилась жена министра - мальчик был слабеньким, нуждался в серьезном лечении. В конце концов Зурабовы, имеющие взрослую дочь Анастасию и 10-летнего сына Федора, взяли полуторагодовалого Антошу на усыновление. 23-летняя Настя поддержала решение родителей и приняла брата с готовностью, а вот с Федором было не так просто. Впрочем, не прошло и недели, как старший почувствовал себя настоящим братом, защитником. И сейчас Антон засыпает в обнимку с любимыми игрушками Федора.

Принятие решения об усыновлении ребенка - это личное дело каждого, считает министр, поэтому он не имеет права давать советы в этом отношении другим. Тем не менее минздрав подготовил в прошлом году целый пакет предложений, которые, по замыслу его руководителя, должны помочь тем россиянам, кто захочет взять на себя заботу об осиротевшем ребенке.

Кстати, буквально на днях стало известно, что у детей Зурабовых, возможно, появится еще одна маленькая сестричка. "Наша семья потенциально готова к тому, чтобы взять еще ребенка, скорее всего это будет девочка", - сообщил "РГ" Михаил Зурабов. Между прочим, впервые за последние годы министр провел зимние праздники, никуда не отлучаясь из Москвы, - он был с семьей.

Павел Бородин:

- У госсекретаря Союзного государства России и Беларуси большая семья - кроме родной дочери, еще пять приемных детей. В 1985 году его супруга стала работать директором детдома. Соприкоснувшись с обездоленностью детей, лишенных родителей, Бородины усыновили трехлетнюю Наташу и пятимесячного Ванечку. С этого времени и стала разрастаться семья Бородиных. В 1998 году они открыли пансион семейного воспитания.

Андрей Норкин:

- В 2002 году вместе с женой Юлией (с которой они уже воспитывали двоих детей) усыновил маленького Артема. А почти через два года - его братика Алексея. Когда Артем оказался дома, ему было всего 17 недель от роду. Чтобы побыстрее забрать малыша из больницы, супруги сначала оформили опекунство, а уж затем, как положено, через суд, официально усыновили мальчика. Тайну усыновления Норкины решили не сохранять. Нет никаких гарантий, что дети однажды не узнают, что они - приемные. И лучше, если им скажут об этом родители.

Светлана Сорокина:

- В июле 2003 года стала мамой одиннадцатимесячной Тони. Когда она решила взять ребенка, думала, что это обязательно должен быть мальчик. Ездила по детским домам и, однажды увидев девочку, поняла, что это именно ее дочь. Свое отчество - Михайловна - Сорокина-младшая получила... благодаря футболке, которую носила еще в детском доме: на ней был нарисован мишка.

Алексей Серебряков:

- Помимо приемной дочери, усыновил сразу двух мальчиков из детдома - Степана и Данилу. Одному - четыре года, другому - два. Воспитанием детей занимается его жена Маша. Для семьи Алексей специально снял дом в Подмосковье. О своих поступках актер говорить не любит, но несколько лет назад вместе с Ириной Апексимовой и Андреем Смоляковым они создали Благотворительный фонд помощи детям-сиротам.

Татьяна Овсиенко:

- Стала мамой в 1999 году: вместе со своим тогдашним мужем Владимиром Дубовицким усыновила двухлетнего мальчика. У мальчика был тяжелый порок сердца и, если не сделать дорогостоящую операцию, он был обречен. Татьяна отвезла Игоря в столицу, заплатила за операцию. А потом поняла, что не представляет без него свою дальнейшую жизнь. Сейчас Игорь учится в школе и уже пытается петь.

Евдокия Германова:

- Сейчас ее сыну семь лет. Когда Германова поняла, что не может родить, она решила, что ей обязательно нужен ребенок. Так в ее жизни появился двухлетний Коля. Евдокия Германова задумывается и о втором ребенке. Она уверена - это обязательно должен быть мальчик!

Подготовили Оксана Головко,
Татьяна Хорошилова,
Марина Никитина (Тверь),
Ирина Невинная