Новости

22.02.2007 03:55
Рубрика: Экономика

Олег Богомолов: В экономических отношениях есть нравственный аспект

Прежде чем изложить наш разговор, напомню один примечательный факт. Незадолго до того, как наши бывшие "соцбратья" вдохновились на "бархатные" и прочие революции, институт, возглавлявшийся Богомоловым, отправил в ЦК КПСС предупредительно-тревожную записку. Там ее определили в мусорную корзину. А вскоре грянуло. Так что есть особый резон внимательно отнестись к размышлениям академика Богомолова.

- Олег Тимофеевич, насколько оправдан для России принцип партнерских отношений со всеми странами, о чем на недавней пресс-конференции в Кремле сказал Владимир Путин?

- Наши отношения со странами Центральной и Восточной Европы в свое время понятием "партнерство" не ограничивались. И, если хотите, в нашем национальном сознании, памяти сохранилась некая ностальгия по былой дружбе. К сожалению, наши союзнические образования - СЭВ, Варшавский договор - не выдержали испытания временем. Однако в ситуации развода не стоило действовать огульно - разумно было сохранить то, что было полезно и взаимовыгодно. Вместо этого в период реформ мы потеряли интерес к своим бывшим союзникам. Нашим главным интересом стал Запад. Этим мы дополнительно вдохновили соседей на курс в том же направлении.

- Какие шаги следует предпринимать России, чтобы приближать к себе бывших союзников?

- Наша политика, на мой взгляд, должна состоять в том, чтобы снять раздражение, которое накопилось в отношениях с ними, ослабить антироссийские настроения, русофобию и идти к нормальному сотрудничеству, проявляя больше внимания к ним и понимания их интересов.

- А какие выводы из опыта пребывания бывших союзников в европейских структурах, прежде всего в ЕС, следует сделать России в ее стремлении пошире распахнуть окно в Европу?

- Более высокий уровень законодательства в Евросоюзе для многих его новых членов, финансовая и другая поддержка - спасение от чисто внутренних проблем. Минусы состоят в том, что новобранцы Евросоюза в глазах старожилов все же второсортны и находятся в их подчинении.

Товары "новобранцев" на общеевропейских рынках пока мало конкурентоспособны, их политический суверенитет во многом делегирован структурами ЕС, а сложность переговоров с брюссельской наднациональной бюрократией далеко не всегда приводит к положительным итогам. Инвестиции Запада сопровождаются значительным оттоком прибыли.

Социальная ориентация современного капитализма вызвана тем, что он хотел бы избавиться от многих внутренних конфликтов и консолидировать общество. И несмотря на то, что модель "государства благосостояния" зачастую считается изжившей себя в условиях глобализации, северные страны - Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия, придерживаясь такой модели, по многим показателям развиваются более успешно, чем США.

- Олег Тимофеевич, и все-таки как сочетается российский поворот на Запад с необходимостью пересматривать отношения с настоящими и бывшими союзниками?

- Сейчас не менее 60 процентов российской торговли приходится на ЕС. Безусловно, это свидетельство того, что такая переориентация экономически более выгодна. Но в развитии отношений со странами Центральной и Восточной Европы существуют немалые резервы. Их использованию порой препятствуют политические мотивы. А в политике желательно, чтобы присутствовали взаимные симпатия и доверие, добрососедство и доброжелательство, а может быть, и дружба. У нас в этом плане богатые традиции, которые, безусловно, должны быть сохранены. Поэтому просто партнерских отношений недостаточно.

К сожалению, такие перспективы омрачает вступление наших бывших союзников в НАТО. И ясно, что размещение американских систем ПРО в Польше и Чехии связано отнюдь не с угрозой терроризма или опасностью, исходящей из Ирана, но с желанием иметь рычаг давления на Россию. Конечно, продвижение НАТО на Восток - не угроза непосредственного военного вмешательства, но это фактор давления, потенциальный инструмент сдерживания России. Но с другой стороны, вступление стран Центральной и Восточной Европы одновременно в ЕС и НАТО стимулируется самими европейцами, их стремлением противостоять гегемонизму США, расширяя и укрепляя Евросоюз. Учитывают они и то, что иногда Россия может показать свои мускулы, в частности, в сфере энергетики. А это дает странам, через которые проходят транзитно-экспортные трубопроводы, возможность, воспользовавшись нападками на нас со стороны Запада, США, требовать от нас определенных уступок. Так что нам следует проявлять не желание играть мускулами, а устанавливать с этими странами более чем чисто партнерские отношения.

- Могут ли страны Центральной и Восточной Европы стать мостом для установления более тесных отношений России с Евросоюзом? Ведь известно, например, что еще в середине 90-х годов часть влиятельной словацкой интеллигенции проповедовала образ Словакии как моста между Востоком и Западом через нейтральную Австрию.

- Участвуя в Евросоюзе, восточноевропейские страны больше знают, что ЕС может нам предложить, а их традиционные связи с Россией позволяют и Евросоюзу выстраивать с нами более рациональные отношения. Россия в отношениях с бывшими союзниками должна стоять не на чисто коммерческих позициях, а, будучи потенциально мощной и устойчивой, выступать интегратором, то есть видеть интересы более важные - политические, стратегические. Если вы имеете хороших союзников или просто дружелюбное окружение, то тем самым принесете огромный экономический эффект своей стране, обезопасите себя от всякого рода непредвиденных обстоятельств, как в случае с нашим нефтегазовым конфликтом с Беларусью. Зачем строить трубопровод по дну Балтийского моря в обход Беларуси или возить нефть из порта в порт в танкерах - а тут речь идет об огромных вложениях - только из-за того, что не нашли общий язык?

В современном мире наряду с соображениями экономических интересов, стратегических задач, все большую роль играют моральные, нравственные ориентиры. И если мы списываем морально-нравственную составляющую и во внутренней, и во внешней политике, то совершаем глубочайшую ошибку - поскольку консолидация общества основана на доверии к власти. Мы упрекаем Беларусь в том, что она получает от России в подарок 6 миллиардов долларов. Но мы-то от всего мира с ценами на нефть и газ получили подарок в 300 миллиардов, замороженных в государственных резервах. Поэтому, как мне представляется, подход во внешней политике с бывшими союзниками нередко лишен понятия справедливости. С какой стати мы финансируем Запад, держа там свои резервы, и отказываем друзьям, к тому же несем убытки, прокладывая в обход их территорий трубопроводы?

- Какие варианты объединения России и Беларуси, создания Союзного государства видятся вам приемлемыми?

- Приемлемый вариант должен учитывать скорее не то, что по историческим духовным корням мы единый народ. Тут и обсуждать нечего. Существенно то, что сегодня наши страны развиваются по разным экономическим траекториям. Сельское хозяйство, промышленность в Беларуси развиваются, Россия, кстати, пользуется многими белорусскими товарами - и тракторами, и холодильниками, и телевизорами. Такой обвальной и циничной приватизации, как у нас, в Беларуси нет и не может быть. В смысле введения рыночных отношений Беларусь, вероятно, ближе к китайской модели: там сохранена сильная централизованная власть, нет крупномасштабной коррупции. Поэтому корень наших нестыковок - в этих противоречиях. Белорусы не хотят оказаться в плену российских ошибок. Так что при объединении самостоятельность и суверенитет в экономической сфере сохранить разумно.

Есть целый ряд вещей, которые в нашем союзе можно было бы осуществить: общий экономический и таможенный союз без введения пока общей валюты, снять границы. Очень важно гуманитарное объединение - для консультаций между странами по вопросам внутренней и внешней политики. Нельзя отношения между Россией и Беларусью сводить к отношениям между лидерами. Надо, чтобы в них участвовали широкие слои населения, чтобы они могли обсуждать широкий спектр проблем, пути взаимных встречных шагов. Вот этот процесс должен в дальнейшем привести к более высоким формам объединения. Должен же быть подход стратегический, нравственный, справедливый. Почему мы не должны наших братьев поддержать? Не давая при этом трибуну тем, кто вопреки интересам России пытается нас поссорить.

- Как отразится на перспективах объединения переход на рыночный принцип отношений?

- Здоровые рыночные отношения - это, в общем, нормально для интеграционных процессов. Но это не значит, что, помимо рыночных, не может быть и других отношений, открывающих те или иные преимущества участникам. Скажем, отсутствие таможенной границы, более свободный обмен. Повторю, и в экономических отношениях следует задуматься о нравственном аспекте. Но что значит введение мировых цен внутри России на энергоносители, на чем настаивает ВТО? Мы богаты энергоресурсами, поэтому можем добывать много и продавать дешевле. Это наше конкурентное преимущество. И мы им должны поделиться с теми, с кем находимся в дружеских отношениях.

- Какой вам видится экономическая модель российско-белорусских отношений?

- Пока у нас разные экономические системы, разные политические и идеологические установки, модель должна быть переходной, страхующей белорусскую систему от недостатков нашей. России следует подумать, что в экономической политике подправить, чтобы быть притягательным союзником для Беларуси.

- Что в наших отношениях можно позаимствовать из опыта сотрудничества с зарубежными странами?

- Этим опытом, безусловно, не стоит пренебрегать. Например, Китай сегодня в заявлениях своих руководителей возрождает некоторые идеи справедливого демократического международного экономического порядка, обсуждавшиеся в ООН. Опыт СЭВ тоже стоит вспомнить - например, его подход к выравниванию уровней экономического развития стран-членов, или его программы специализации и кооперации производства, как более интенсивные формы разделения труда. Сегодня ведущие страны снимают сливки с процесса глобализации, а другим достаются порой горькие пилюли. К слову, кооперационное сотрудничество в рамках СЭВ и в Евросоюзе имеет общие черты. Почему бы это не использовать и в Союзном государстве? Кроме того, в СЭВ работала экономическая комиссия, которая обсуждала общие принципы экономической политики. Почему в отношениях с Беларусью не может быть такого органа демократического обсуждения проблем рыночного реформирования?

- Быть может, дело упирается в то, что в СЭВ все принципы сотрудничества были задокументированы, а в российско-белорусских отношениях такого нет - до сих пор не принят Конституционный Акт?

- Это сделать необходимо. Но главное - настойчиво продвигаться вперед. Для этого нужна политическая воля. Но вот такой консолидированной воли пока нет - и в низших, и в высших эшелонах российской власти, и в самом народе наблюдается раздвоение.

- Какие уроки следует извлечь России из недавнего нефтегазового конфликта с Беларусью?

- Опасно, что мы выпускаем на телеэкраны представителей олигархических кланов, которые действуют вопреки интересам страны, нагнетают противоречия и не получают отпора.

- Показали ли последние события то, что Россия и Беларусь, несмотря на некоторые разногласия, споры, все равно могут договориться?

- Безусловно. Но мы - нация, которая умна задним умом: когда гром грянет, то перекрестимся. Так и здесь: сначала приняли скоропалительное решение, потом попытались уладить ситуацию. А это говорит о том, что у нас, к сожалению, нет научной политики, стратегического видения. Сильная нация, мощная страна всегда должна немножко потерпеть, не уподобляться партнерам, если они допускают грубости, но, наоборот, выслушать и правильно понять их аргументы. Нужно блюсти чувство достоинства, проявлять мудрость.