Новости

26.02.2007 02:00
Рубрика: Общество

Принц-директор

Сегодня пройдет юбилейный вечер Владимира Малахова

Потом уехал на Запад, работал в театрах Вены, Штутгарта, Торонто, танцевал на всех главных оперно-балетных сценах мира. Сейчас он директор Берлинской балетной труппы. Наша новая встреча с ним прошла, как и четыре года назад, в артистическом буфете театра "Штаатсопер" на Унтер-ден-Линден: принц-директор вышел еще разгоряченный после репетиции, снова, как в прошлый раз, с недопитым баллоном "Пепси" в руке.

Юбиляр

Российская газета: Почему вы так редко выступаете в Москве?

Владимир Малахов: Это целиком зависит от приглашающей стороны. Чтобы приехать в Москву, мне нужно об этом знать как минимум за два года. Если мне сегодня предложат танцевать спектакль на сцене Большого театра в октябре 2009 года, я поставлю это в свой план. Но Москва обычно предлагает приехать прямо сейчас, а я же не могу ради этого отменить давно запланированные спектакли в Метрополитен-опера!

РГ: Что вы покажете в своем юбилейном концерте в Кремлевском дворце?

Малахов: Финал из "Спящей красавицы", "Вояж" на музыку Моцарта и "Арию" Гайдна. Это была инициатива Наталии Дмитриевны Касаткиной и Владимира Юдича Василева таким гала-концертом отметить 20-летие моей творческой деятельности. И выступать я буду с их "Классическим балетом", где началась моя творческая биография.

РГ: А с какого момента вы отсчитываете эти двадцать лет?

Малахов: С первого прихода в "Классический балет", когда с 1 августа 1986 года я стал работать артистом балета у Касаткиной и Василева. И проработал у них пять счастливых лет.

РГ: А как они отнеслись к вашему решению уехать из СССР?

Малахов: Да я и сам не думал, что уеду, - это получилось случайно. Все шло прекрасно: меня все любили, все у меня было - и квартира, и партии интересные, мне все давали танцевать и отпускали на любые гастроли. И вдруг на гастролях в Америке пришла мысль: а почему бы не поработать на Западе? И я остался - с русским паспортом и без знания языка. У меня был тогда контракт с театром в Штутгарте, я работал в классах, учил язык, танцевал "Видение розы", и тут позвонили: "Хотите танцевать "Ромео и Джульетту" в Венской опере?"-"Конечно, хочу!". Станцевал, был большой успех - и сразу заключили контракт. Проработал там четыре сезона.

Директор

РГ: Наше последнее с вами интервью состоялось, когда вы только заняли пост директора Берлинского государственного балета. С той поры два главных берлинских музыкальных театра - "Штаатсопер" и "Дейче опер" - успели слиться в один. Вы что, руководите сразу двумя площадками?

Малахов: Тремя. В будущем году присоединится еще и "Комише опер".

РГ: Стало ли лучше?

Малахов: Для балета - конечно. Во-первых, во всех трех театрах шел один и тот же репертуар, и было трудно собрать публику. А сейчас у нас одна балетная компания, у нее нет конкурентов, и вся публика ходит к нам. Причем появилась возможность для координации: в "Дейче опер" - одни спектакли, в "Штаатсопер" - другие.

РГ: И у всех площадок есть какая-то специализация?

Малахов: Нет. Везде идут и классика, и модерн. Публика этих театров хочет видеть разное, да и для балетной компании важно танцевать все. Если сидеть только на классике - это ограничивает артистов. К тому же модерн позволяет тренировать мышцы, которые не используются в классике, и наоборот.

РГ: Публика обычно консервативна - как она в Берлине относится к модерну?

Малахов: Конечно, модерн выдерживает меньше представлений, но на первые спектакли ходят очень хорошо.

РГ: Когда сливаются театры - для трупп это всегда кровавая резня: многие танцовщики потеряют работу?

Малахов: Нет, немногие. Теперь у нас 88 танцовщиков. А прежде во всех трех театрах балет не превышал 110 человек. Так что все прошло не слишком болезненно.

РГ: Но в театральных кругах Москвы пошли слухи, что у вас собираются слить даже оркестры!

Малахов: Это невозможно: спектакли же идут на всех трех площадках одновременно.

РГ: Итак: общая дирекция и общий балет. Оперные труппы тоже слили?

Малахов: Нет, их по-прежнему три. Каждая существует сама по себе, балет единый и танцует везде, а технические службы делают декорации и шьют костюмы для всех четырех подразделений.

РГ:В оперных спектаклях ваш балет занят?

Малахов: Нет. Когда происходило объединение трех трупп, такое участие предполагалось. Я сначала помогал, давал наших танцовщиков для "Аиды", "Кавалера роз" или "Джоконды", потом понял, что это идет в ущерб балетным спектаклям. И сказал: извините, мы не можем. У нас много балетных спектаклей - до ста в год плюс три-четыре премьеры, и танцовщики очень заняты.

РГ: Строго!

Малахов: Конечно. Надо ухо востро держать.

РГ: Ваша труппа часто гастролирует?

Малахов: Есть много предложений и в Америку, и в Японию, но трудность в том, чтобы найти окно в нашем берлинском расписании. Вот в 2009 году "Штаатсопер" закроется на три года на ремонт, тогда появится возможность поездить.

РГ: Этот берлинский опыт слияния театров уникален или может пойти по миру?

Малахов: Думаю, только в Берлине была такая необходимость. Я не знаю другого города в мире, где было бы три оперных театра!

РГ: Москва. Кстати, не намечается ли сотрудничество между театрами Берлина и Москвы?

Малахов: Нет. Но у нас есть возможность звать солистов из России, и я единственный человек в Берлине, который может приглашать на гастроли русские балетные труппы.

РГ: Здесь в вашем артистическом буфете я все время слышу русскую речь. В берлинской балетной компании много русских танцовщиков?

Малахов: Не очень - процентов 15-20. Зато много русскоговорящих: болгар, хорватов, поляков. Восточные немцы знают русский. Даже японки - они учились в России. Поэтому русский язык у нас один из распространенных и рабочих.

РГ: По вашему контракту вы все еще должны полгода работать в Берлине, а полгода используете по своему усмотрению?

Малахов: Когда слились балетные компании, ситуация, конечно, изменилась: работы прибавилось. Но все равно я часто гастролирую - в Вене, Нью-Йорке, в Японии... И много танцую здесь, в Берлине. Вообще должен сказать, что я очень счастлив: для меня нет закрытых дверей.

Гурман

РГ: В берлинских кондитерских продают пирожные "Малаховторте". Это что, в вашу честь или по вашему рецепту?

Малахов: Нет, я к этому никакого отношения не имею - просто так получилось. В Вене тоже есть "Малаховторте". Наоборот, когда я появился на венской сцене, мои фаны стали мне носить эти пирожные в огромных количествах. А там все очень жирно: много крема и рома. Я больше люблю шоколадные конфеты. Или икру с водочкой.

РГ: Вы мечтали о домашнем зоопарке. Все еще не завели?

Малахов: Пока не завел. Вот в скором будущем уйду на пенсию - и тогда обязательно. Но появились две собаки. Когда гастроли - приходится их отдавать знакомым, у которых свой дом. Собакам там просторно, и они не очень страдают. Но я при любой возможности стараюсь быть с ними. Когда ты знаешь, что тебя кто-то ждет, а утром нужно пойти с ними гулять, это приятно. Никакого будильника не надо - они сами как будильник. Зато получаешь заряд энергии на весь день.

РГ: А нагрузка большая?

Малахов: Да. Так получилось, что я сам крутанул это колесо с такой силой и скоростью, что остановить уже невозможно. И ты в этом ритме существуешь. Но, с другой стороны, именно он и позволяет наслаждаться полной жизнью. Жизнь балетного артиста короткая. Нужно все сделать и все успеть.

РГ: Но когда у вас вечером "Лебединое озеро", вы позволяете себе днем передышку?

Малахов: С утра -класс, а днем, конечно, репетиций нет. Зато накануне у меня могут быть репетиции с утра до вечера. Вчера я танцевал "Лебединое", а сегодня весь день работаю.

РГ: Вам удается следить за тем, как развивается русский балет?

Малахов: Конечно, я поддерживаю связь с русскими. Но больше знаю то, что на Западе.

РГ: Думаете по-прежнему по-русски?

Малахов: Уже нет. По-английски.

РГ: Японским случайно не овладели?

Малахов: Говорю, но не свободно. Хотя в Японии был уже 79 раз!

РГ:А где вы от всего этого отдыхаете?

Малахов: На Мальдивах.

РГ: У вас там снова, как на Карибах, бунгало?

Малахов: Нет, живем в отеле.

РГ: У Нуриева, помнится, был свой остров. А где ваш?

Малахов: У меня острова нету. Но все равно я стараюсь хоть на полмесяца в году куда-нибудь выбраться, чтобы немного прийти в себя.

РГ: Как отметили ваш юбилей в театре?

Малахов: У нас с начала сезона идет программа "Малахов и друзья". А на прошлой неделе после "Лебединого озера" я едва успел разгримироваться, как мне завязали глаза и куда-то повели. Усадили в какое-то кресло. А там уже бенгальские огни горят, вся труппа пришла поздравить, торт был огромный - было очень приятно.

РГ: Итак, в Берлин вы вросли, стали здесь своим и уезжать отсюда вам никуда не хочется?

Малахов: Сказать по правде - нет. Хотя город тяжелый. Но всегда нужно иметь, с чем бороться и что преодолевать, - это помогает держать форму. А так мне здесь уютно.

РГ: Вы довольны тем, что сделано за эти двадцать лет и как сложилась ваша карьера?

Малахов: Доволен, но амбиций много, и хочется, конечно, большего.

РГ: А есть такие ворота, которые вы пока не открыли?

Малахов: Конечно, есть. Есть мечты. У каждого человека - свои бзики. А какие - секрет. Если скажу - обязательно не сбудутся. Я суеверный.

ФОТО: ИТАР-ТАСС

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники