Новости

28.02.2007 02:40
Рубрика: Общество

Кавалергарда век недолог

"Штурм" и "атака" - худшее, что можно придумать в сфере социальной политики

Итоги исследования, проведенного Институтом социологии РАН, комментируют руководители проекта Михаил Горшков и Алла Чирикова.

Российская газета | Есть у революции начало, нет у революции конца… Несколько лет назад в России были начаты масштабные реформы в социальной сфере. То, как они шли, вызывало и вызывает у общества массу нареканий. На каком этапе, по данным социологов, находится сейчас процесс этих преобразований?

Михаил Горшков | Только не отождествляйте с реформами одни лишь нацпроекты, о которых сейчас много говорят. Безусловно, национальные проекты позволили "влить" деньги в наиболее проблемные области "социалки". Однако без ответа остался важный вопрос: что делать со структурными преобразованиями в социальной сфере, стоит ли их вообще продолжать? Реализация национальных проектов в общероссийском масштабе фактически затормозила эту перестройку. На наш взгляд, власть после массового неприятия монетизации льгот решила не форсировать проведение социальных реформ, полагая, что это может обойтись слишком дорого и привести к потере социальной стабильности. В регионах же сейчас (впрочем, как и раньше) преобразования происходят "по желанию" властей при минимальном содействии центра.

РГ | А какого мнения придерживается общество?

Горшков | Материалы проведенного нами исследования позволяют заключить, что число сторонников продолжения реформ в регионах оказалось значительно больше, чем можно было предполагать. Практически около 2|3 опрошенных нами респондентов настаивают на целесообразности продолжения социальных реформ, которые должны прийти на смену национальным проектам. Правда, элита выражает отнюдь не безусловное согласие на это. Участники исследования сформулировали достаточно широкий перечень ограничений, и одно из основных требований: "Больше никаких кавалерийских атак!" От государства требуют системного подхода, логики, ответственности, новых подходов к проблемам. Нацпроекты сторонники реформ считают нужным, но не единственным шагом.

Противники продолжения социальных реформ (больше всего их в сфере образования), как правило, не подводят под свои воззрения идеологическую базу, а скорее не верят, что центр в состоянии учитывать специфику отраслей или территорий. Они боятся, что от реформ будет больше проблем, чем пользы. Представители региональных элит понимают, что без реформ не обойтись, но считают необходимым соблюдать при этом крайнюю осторожность. Особенно в том, что касается сферы образования и здравоохранения. Очень важно, с точки зрения опрошенных, вести учет полученных результатов и вовремя корректировать "генеральную линию", а это сделать без социологического анализа просто невозможно.

РГ | Реформы задумываются в Москве, но главный их адресат - регионы. Как складываются сейчас их взаимоотношения с центром в том, что относится к сфере социальной политики?

Алла Чирикова | В начале нового столетия ситуация достаточно сильно изменилась по сравнению с девяностыми годами прошлого века. Центр начал политику централизации функций и ресурсов, стала выстраиваться властная вертикаль, регионам пришлось отказаться от былой "вольности" во взаимоотношениях с Москвой. Что еще более важно, сократилась доля налогов, которые пополняли региональную казну, возросли объемы финансовых средств, перераспределяемых через федеральный бюджет. Властная вертикаль, безусловно, укрепилась. Однако наши респонденты утверждают: когда центр самолично перераспределяет все ресурсы, это лишает регионы стабильных источников доходов, усиливает их зависимость от "теневой" политики и в целом способствует росту иждивенчества. Быть "бедным" в России сейчас куда проще и выгоднее, чем "богатым", а новая система взаимоотношений между центром и регионами требует от их руководителей не инициативы, а умения выстраивать "особые" отношения с первыми лицами государства и федеральными чиновниками. Правда, во многом социальная политика регионов так и движется по инерции, приобретенной в 90-е годы. Но чем дальше, тем большую ставку они делают не на внутренние, а на внешние ресурсы - из федерального бюджета или иных источников (например, в рамках нацпроектов). Уже сформулированы и новые взаимоотношения между властью и бизнесом. По мере встраивания крупного бизнеса во "властную вертикаль" он утрачивает самостоятельность не только в политической, но и в социальной сфере - его социальная политика становится одним из видов проявления лояльности госчиновникам. В свою очередь властные структуры разного уровня конкурируют за право доступа к "социальным" деньгам крупных корпораций. Не будучи в силах повлиять на москвичей и питерцев, региональная власть усиливает давление на "своих" бизнесменов.

РГ | Многие опросы (в том числе и проведенные вашим институтом) свидетельствуют, что население крайне редко ставит власти не то что высшую, но даже удовлетворительную оценку за политику в социальной сфере. Имеет ли глас народа шанс быть услышанным?

Горшков | По мнению участников исследования, в последние годы начали более эффективно работать правовые каналы, помогающие населению отстаивать свои интересы в области СП. К заявлениям и письмам населения в регионах теперь относятся куда более внимательно, чем это было раньше. Возможно, это определяется общей зрелостью властных институтов или отдельных властных структур, а также укреплением вертикали российской власти. Однако этого явно недостаточно: власть и граждане по-прежнему друг друга не слышат. Игнорирование же интересов и мнения регионов при разработке федеральных программ приводит к плачевным результатам. В чем причина? Эксперты считают, что основная проблема не в том, что власти "не хватает денег" или она "не научилась видеть проблемы населения". Дело, по мнению опрошенных, в том, что власть попросту считает людей "неадекватными экономической реальности", говоря попросту - иждивенцами, слишком много требующими и всегда недовольными. "Человеку, сколько ни помогай, все равно ему будет казаться, что этого мало. Поэтому основная задача государства - побуждать людей работать, стимулировать более ответственное отношение к себе и своей семье", - так в беседе с социологами высказалась одна из депутатов Законодательного собрания областной столицы, и это очень распространенное мнение.

РГ | А чего же все-таки люди в первую очередь требуют от социальных реформаторов?

Чирикова | Требования различны. Так, например, респонденты из богатых регионов ждут "поддержки по заслугам" (то есть не всех малоимущих подряд, а ветеранов, инвалидов войны, многодетных семей и т.п.). Жители бедных областей и республик - просто поддержки (фактически, как в Швеции, где существует модель "государства всеобщего благосостояния"). Правда, представители элитных групп считают, что прочее население занижает цифры своих доходов - прибедняется: "Все кричат, что нуждаются, а машин на улицах - не проехать, сотовые телефоны у каждого рабочего… Старикам дети должны помогать, а не государство" - характерное мнение. Взгляды наших сограждан на социальные реформы являют собой причудливую смесь рационального подхода и унаследованного от советских времен патернализма ("государство должно защитить всех").

РГ | Не должно?

Чирикова | Должно, но с учетом минимальных социальных стандартов, особенностей и возможностей регионов, прочих важных факторов. Мы намеренно провели исследование в очень не схожих регионах - от успешных до резко депрессивных. В ходе исследования мы насчитали шесть моделей социальной политики на региональном уровне в зависимости от экономического положения региона и взглядов его лидеров. Например, модель "взаимных договоренностей" (такую осуществляют в Свердловской области), "модернизации" (Самарская область и Пермская область до слияния с КПАО), а также экстенсивный путь (Якутия, Коми), социал-демократическое развитие (Татарстан) и др.

Горшков | К этому могу добавить вот что. Какой путь более эффективен - покажет время. Пока сценарий развития событий достаточно предсказуем. Группе реформаторов придется иметь дело с осторожными или сопротивляющимися элитами, с которыми надо вести диалог. И при этом не забывать о населении, которое вполне может оказаться в тактическом проигрыше и не захочет слишком долго дожидаться стратегического выигрыша в ходе социальных реформ.

Справка "РГ":

Исследование "Федеральный центр и региональная власть: взаимодействие на поле социальной политики в современной России" проводилось Институтом социологии РАН в июне-октябре 2006 г. в Ярославской, Свердловской, Ивановской, Пензенской областях и Пермском крае. Анализ строился на материалах свыше 100 интервью с руководителями региональной и муниципальной власти и региональными экспертами.

Помимо интервью анализ опирается на материалы федеральной и региональной статистики. Исследование и доклад выполнены рабочей группой ИС РАН в составе: руководитель исследования - член-корреспондент РАН, лауреат Государственной премии в области науки и техники М.К. Горшков; доктор социологических наук А.Е. Чирикова; доктор политических наук Н.Ю. Лапина. Научный консультант - руководитель Представительства Фонда им. Ф. Эберта в РФ доктор М. Бубе.

На сайте публикуется полная версия статьи

Общество Соцсфера Социология