Новости

05.03.2007 01:00
Рубрика: Культура

Двое в лодке, не считая Джаннины

Мариинский балет прибыл в Москву за "Золотой маской"

Балет "Ундина"."Ундина" - репертуарная изюмина не только нынешнего фестиваля, но и всего балетного театра XXI века. Сохранилось немало документов о постановках этого балета Жюлем Перро в середине XIХ века в Лондоне (1843 г.) и Санкт-Петербурге (1851 г.) под названием "Наяда и рыбак". Даже Достоевский описывает эпизод, когда Ундина появляется на весле гребца.

Сегодня, спустя полтора столетия, блестящий стилизатор и сочинитель старинных балетных редакций Лакотт создал новую версию "Ундины". Его опус - пиршество классического танца на музыку Чезаре Пуни, где в изобилии всего: и головоломных комбинаций, и невероятные сочетания па в быстрых темпах. Это своего рода класс-концерт, в котором азбучные па экзерсиса с энциклопедической обстоятельностью аранжированы в милые условности старинного балета.

Лакотт здесь предстал сразу в четырех лицах: хореографом, постановщиком, автором декораций и костюмов. В качестве художника он трогательно, в наивно кричащей палитре красок изобразил приморско-пейзанские красивости ландшафтов с раскидистыми сосновыми кронами на кручах. А в качестве режиссера Лакотт давно уже отработал свой алгоритм: он логично воссоздал здесь мир под водой, в воздухе и на земле. Земные картины сменяются подводным царством, лирика дуэтов - "хороводно-карусельным" мажором кордебалетных построений и россыпью педантичных ансамблей.

В основе интриги "Ундины" - любовный треугольник, в котором рефлексирующего молодого сицилийского моряка Маттео буквально раздирают на части две дамы из разных миров: деревенская девушка Джаннина и наяда Ундина. Маттео, прямо как у Пушкина в сказке о золотой рыбке, вылавливает Ундину сетью из моря. И между ними вспыхивает любовь с первого всплеска волны. Ундина в борьбе за свое счастье не стесняется в средствах: вызывает ревность Маттео, танцуя с молодыми рыбаками, флиртует с невестой Маттео Джанниной, переодевшись в юношу с лютней. А к финалу и вовсе устраняет соперницу, сбрасывая ее, как в детективе, с лодки.

Лакотт в новой "Ундине" создал потрясающие танцы. Здесь не только бисер мелкой французской техники, но и несметное количество красивых вариаций и дуэтов.

И хотя для артистов это изнурительные танцы, для непосвященных - суровое испытание, а для балетоманов - наслаждение, труппа Мариинки выиграла во всем. Она демонстрирует высочайшее мастерство. Никакого "русачества": танцовщики точно уловили французский стиль. Артисты с каллиграфической четкостью выписывают "галльские" ронды и "бурнонвилевские" заноски на фоне коронного для петербуржцев широкого и свободного "дыхания" рук и корпуса. А главное, что исполнители центральных партий оказались полнокровными, живыми персонажами. Королеву моря (Мирту морскую) исполнила с масштабом истинной примы театра Виктория Терешкина. В партии Джаннины выступила Екатерина Осмолкина, представшая не просто девушкой с характером, но и блистательной танцовщицей, для которой технических сложностей не существует вообще. Сенсацией спектакля стал молодой премьер Леонид Сарафанов, выступивший в партии Маттео. Без преувеличения можно сказать, что второго такого исполнителя на эту роль ни в одном театре нет. Именно в этой партии у молодого танцовщика раскрылись феноменальные возможности виртуоза. Практически не покидая сцену из-за обилия сольных танцев, Сарафанов остается легким, естественным, без усилий "стрижет" мелкую технику, парит в высоких прыжках, щеголяет полным арсеналом мужского классического танца. В другой заглавной партии Ундины выступила обаятельная Евгения Образцова. Балерина с эфирной легкостью покорила все "изуверства" хореографии Пуни-Лакотта, сражая обаянием, "истоминскими" полетами и легкими вращениями. Ее наяда - это не замогильное существо, а сангвиническое создание природы, и танец ее настолько лучится жизнью, что смерть ее Ундины в волнах моря воспринимается как нонсенс. Евгения Образцова и Леонид Сарафанов, безусловно, оказались лидерами в соревновании за "Золотую маску".

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники