Новости

06.03.2007 04:03
Рубрика: Экономика

"Кустарная" доля американского бизнеса

Почему малый бизнес дает половину ВВП США и с трудом пробивается в России?

Мне, конечно, возразят, что их малый бизнес в нашем понимании вовсе и не малый. И правда, средний доход таких фирм в США колеблется от 4 до 28 миллионов долларов. У нас люди с такими доходами гнут пальцы в Куршевеле. Но не спешите: из 28 миллионов малых бизнесов в США только в 7 миллионах фирм есть нанятый персонал, прочие - одиночки, ИЧП. Штука в том, что эти ИЧП просто-напросто генерируют намного больше долларов, чем наши. Скажем, один мой приятель открыл на паях с другом сувенирную лавку в Нижнем Новгороде.

И когда в декабре они поделили "бакшиш", у них вышло по 800 долларов на брата. Что ж, отыскиваю в Алабаме (страшная провинция по меркам США) аналогичную лавчонку, подкатываю к владельцу: "А что такое для вас 800 долларов?" - "Ха, столько в год я плачу мексиканцу, чтобы у входа подметал".

И последний штрих - это экспорт. Малые предприятия США экспортируют товаров и услуг на 300 миллиардов долларов в год. В России аналогичной статистики нет, но вряд ли есть смысл тягаться с этой цифрой.

Четыре опоры малого бизнеса

При всем своем величии малый бизнес в США нуждается в постоянной поддержке. Это роднит их малый бизнес с нашим. Не роднит другое - "малыши" в США поддержку получают. По четырем федеральным программам, которые заработали еще в конце 1940-х.

Суть этих программ: доступ к капиталу, образование, помощь в получении госзаказов, защита в судах и на уровне законотворчества. За соблюдением программ следит конгресс, а президенту раз в год представляют особый доклад "о малом бизнесе".

Начнем с юриспруденции. Поскольку у "малышей" нет своих юристов (юристы дороги, и даже богатые компании вряд ли держат больше одного), Администрация малого бизнеса (US Small Business Administration) - коллективный юрист и лоббист. Из новшеств в законодательстве вычленяются те, что вредят "малышам", и с помощью конгресса блокируются.

Конечно, главней всего - дешевые деньги. Федеральный бюджет денег на начало бизнеса не дает (хотя на уровне штатов такие гранты практикуются). Вместо этого есть программа гарантий кредитов, система обеспечения длинными кредитами, микрокредитами (от 500 долларов) и, наконец, курсы, которые надо прослушать, чтобы кредит получить. На финансовое образование бюджет тратит 5 миллионов долларов в год, людям же оно достается бесплатно.

Сколько и каких кредитов можно получить

Система гарантирования кредитов обширна и сложна. Можно получить так называемую ссудную гарантию через один из 6 тысяч банков (до 2 миллионов долларов), но процент будет выше, чем обычно (около 8). Зато "федералы" гарантируют банку погашение 75 процентов рисков. Впрочем, связываться ли с данным заемщиком вообще, решает сам банк, а заемщик платит за гарантию 2 процента от суммы кредита. Общая сумма гарантий, которые взваливает на себя федеральный бюджет, - где-то 16 миллиардов долларов, и, чтобы минимизировать затраты, чиновникам приходится постоянно изыскивать все лучшие банковские продукты.

Что же касается длинных кредитов, то, чтобы они получились длинными, но подъемными, приходится раскошеливаться всем сторонам. Фактически речь идет о компенсации процента. Половину затрат берет на себя "сертифицированный негосударственный заемщик" (сто процентов его рисков гарантируется бюджетом), 40 процентов - банк (на свой страх) и 10 процентов - сам заемщик.

Ура, заказали!

23 процента государственных заказов непременно должны доставаться "малышам". Точка. Пирог неслабый: правительство США вообще является самым крупным заказчиком товаров и услуг в мире. За соблюдением этой пропорции следит "лично" конгресс. Причем он же заботится, чтобы свою долю заказов получали фирмы, основанные женщинами и представителями национальных меньшинств. Если выходит так, что заказ крупный и "малышам" не по зубам, конгресс дробит его, даже и насильно, на субподряды.

Сие, конечно, страшно нелиберально с российской точки зрения. У нас ведь как? Ввели конкурсы, причем единственный критерий победы - цена. Получилось красиво и рыночно. И уже никто не вспоминает, что когда-то конкурсы подавались как способ распределения госзаказа именно в пользу малого бизнеса. "Допустим, вы покупаете для нужд муниципии водопроводные краны у местного производителя, - говорил тогда один чиновник. - А вдруг в Ингушетии есть фирмочка, которая делает эти краны лучше и дешевле?" Тогда никто не заметил, что ключевым является все-таки слово "дешевле", а не "фирмочка в Ингушетии".

Взращенные в одной клетке

Словосочетание "бизнес-инкубатор" лично мне не нравится. Это слово пахнет цыплятами и палеными картриджами. Но в бизнес-инкубаторе BizTech, что в Алабаме, цыплятами не пахло.

Клиенты BizTech - те, кто переживает стадию "финансовой смерти" (денег на раскрутку нужно много, а товара пока не видать). За три года участник инкубатора должен пережить собственную смерть. Через три года фирму или выгоняют, или выпускают с почетом. Можно уйти и раньше, если встал на ноги, главный критерий чего - твоя способность создавать рабочие места.

У нас инкубаторы создают чиновники. В США это бизнес. И хотя в Наблюдательный совет BizTech входят люди из мэрии (это им нужны рабочие места и налоги), инкубатор зарабатывает на себя сам (недаром весь персонал - шесть человек, зато налогов - миллион долларов в год). Схема заработка проста: инкубатор берет арендную плату (конечно, недорогую) и входит как акционер в те предприятия, которые его покидают.

Сюда рвутся многие, хотя льгот, кроме аренды, дешевых юристов (которые работают с "птенцами" в надежде цепануть перспективных клиентов) и консалтинга, никаких. Но из 50 заявок в год удовлетворяется шесть. "Клиентов я выбираю лично, вот я, Дик", - говорит Дик Риверс и гордо теребит галстук. Из 60 компаний, которые выпустил инкубатор за 10 лет, 30 процентов разорились. Зато про счастливчиков рассказывают легенды. Один придумал программу: человек заходит на сайт, вводит данные о себе и тут же узнает, на какой кредит и в каком банке может рассчитывать. Другой приметил, что 40 процентов ЖК-мониторов идут в брак, потому что подводит светочувствительная пленка. Его ноу-хау состояло лишь в том, чтобы проверять и выбрасывать пленку до сборки монитора. Теперь он гребет длинный доллар в Китае.

Российский физик Сергей Саркисов бросил американскую кафедру и стал клиентом инкубатора. Его конек - электроника для фермеров.

- Идей всегда много, товаров всегда мало, - чеканит слова г-н Саркисов, - Если хочешь преуспеть, нужно идти через грязь, через унижения.

Его унижения кончились, когда он "связался" с инкубатором. В нем ему осталось куковать полтора года. И хотя датчики куриного помета идут нарасхват, никто не поручится, что "в большом мире" все пойдет столь же гладко, как тут.

Доверяя, проверяем

Итак, "малышам" - дорога, но взамен они должны, во-первых, платить налоги, во-вторых, создавать рабочие места. И если с местами - лишь пожелание, то Налоговый кодекс приходится чтить пуще Библии.

Малые предприятия живут в системе, которая по-нашему называется "налогом на вмененный доход". День подачи налоговой декларации (случается в апреле) - это праздник, потому что "малыши" представляют вычеты. И часто государство им должно, а не они ему. Но с вычетами важно не переборщить.

Скажем, я развожу на своей машине по дворам молоко, и это мой бизнес. Утром развожу, а днем езжу на той же машине просто так. Тот бензин, что я сжег на утренние вояжи, есть моя трата "на бизнес", и я имею право вычесть эти траты из налоговой базы. Но только эти. Как отделить? Только по совести. Веди тетрадь учета в свободной форме и не мухлюй. Настанет день, и она тебе понадобится. Чаще всего налоговый инспектор приходит, когда на тебя настучали конкуренты по бизнесу, а то и просто соседи. И тут все зависит от состояния твоих тетрадей. Если с ними беда, лучше ни о чем не спорить.

Дорастем?

Что ж за мораль? Она проста: малый бизнес может дать то, чего от него ждут. Это, кстати, прекрасно иллюстрирует и российский пример. Ровно половину аграрного продукта страны производят личные подворья. Без поддержки, зато актив (20 соток) никто не отбирал. Этого оказалось достаточно, чтобы частная инициатива заявила о себе в масштабе страны.

Может, но в целом не дает. Почему? Во-первых, очевидно, что система поддержки стоит денег, а они в России мизерны. Во-вторых, нужна система. Периодические стенания - это не система. Ежегодный доклад президенту, особый комитет в Госдуме, который опять же не стенает, а бьет кулаком по столу - это система. В-третьих, наконец ясно, что малый бизнес так и не стал в России приоритетом большой политики. Индикатор - система госзаказов. Я не поверю, что в России поддерживают АПК, пока Росрезерв и армия не будут закупать только российское. Я не поверю, что малый бизнес в России кому-то нужен, пока в госзаказе не появится четкая квота "малышам". Остается надеяться, что сама жизнь заставит образумиться.

Экономика Бизнес Малый бизнес Экономика Финансы Инвестиции Экономика Бизнес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники