Новости

13.03.2007 00:00

Авиация меняет крылья

Начинается перевооружение воздушной армии, прикрывающей южные рубежи России

Российская газета | Возглавляемая вами армия защищает безопасность страны в южном регионе, играющем особую роль в обеспечении геополитических интересов России. Как международная обстановка сказывается на деятельности военных летчиков?

Игорь Мирошниченко | Мы действуем строго в пределах национальных границ России. В тоже время армия должна иметь возможность реагировать на возникновение нештатных ситуаций и предотвращать их последствия, угрожающие безопасности России. Для этого наши средства контроля отслеживают применение боевых средств в других государствах. Под боевыми средствами я понимаю пуски ракет и использование боевой авиации.

РГ | Что из себя представляет четвертая армия ВВС и ПВО?

Мирошниченко | В России насчитывается восемь подобных армий. В состав "четверки" входят зенитно-ракетные войска, авиация, радиотехнические войска, части обеспечения. Важная часть армии - ударная авиационная составляющая. Это бомбардировочная, штурмовая и армейская авиация. Перед нами стоит задача по охране воздушного пространства на территории Южного федерального округа и контролю за его использованием.

РГ | А чем вы отличаетесь от остальных воздушных армий?

Мирошниченко | Специфика в том, что часть сил и средств 4-й армии принимает участие в наведении конституционного порядка в Чеченской Республике.

РГ | Неужели в Чечне до сих пор есть потребность в военной авиации?

Мирошниченко | Обстановка в республике нормализовалась. Поэтому работы сейчас очень мало. Дежурство несет оперативная группа 4-й армии, входящая в состав объединенных вооруженных сил. Авиация работает по плану командующего ОГВ(с). В основном это доставка раненых, десантно-штурмовых групп, сопровождение транспортных вертолетов, прикрытие и перемещение колонн с войсками.

РГ | Армия прикрывает юго-западное стратегическое направление. Война в Ираке и бомбежки Сербии происходили на территориях, входящих в зону вашей ответственности. Командование российских вооруженных сил извлекло уроки из этих кампаний?

Мирошниченко | Анализ проводился по всем боевым действиям обеих кампаний. Я изучал его в академии Генерального штаба. Мы знаем, какие средства нападения нам противостоят. Четвертая армия может нанести противнику серьезный урон. В современном бою роль ВВС неизмеримо возросла. При попытке решения какого-либо конфликта силовым методом первым делом используют авиацию во взаимодействии с космической группировкой.

РГ | Какие новые образцы вооружений появятся в армии в этом году?

Мирошниченко | Ждем поставок штурмового вертолета Ми-28Н. Он встанет на вооружение одного из полков, расквартированного на Кубани. Начали поступать модифицированные вертолеты для ночных действий. В этом году начнутся поставки усовершенствованных штурмовиков Су-25СМ. У них новое оборудование, авионика, системы вооружения, за счет чего значительно повышен боевой потенциал и летные качества машины.

РГ | Переоснащение потребует качественного изменения в системе боевой подготовки.

Мирошниченко | В этом году мы планируем провести переучивание летного и инженерно-технического состава в специальном центре.

РГ | На тренажерах?

Мирошниченко | Сперва теоретические занятия, потом обучение проводится на тренажере, чтобы летчик привык к кабине, системам управления и вооружения. Практическое переучивание на реальных самолетах осуществляется на авиабазах, где служат летчики.

РГ | Поступит ли в армию новейший зенитно-ракетный комплекс противовоздушной обороны С-400?

Мирошниченко | Первыми его получат части специального назначения. В скором времени в соответствии с государственной программой вооружения система С-400 будет поставляться и на Юг России. Пока же зенитные части выполняют определенные доработки на комплексах С-300, которые стоят на вооружении. Система С-400 резко повысит возможности нашей армии по отражению внешней угрозы. Она обладает более высоким боевым потенциалом, в том числе по дальности, помехозащищенности. По способности уничтожать боевые цели, включая баллистические ракеты, с ней мало что сравнится.

РГ | Читатель из Кизляра задает вопрос: правда, что такие системы могут сбить летящую утку?

Мирошниченко | Во время учений на полигоне Ашулук мы обнаруживали и сбивали цели, летящие на высоте 30-50 метров. Стреляли практически по барханам. Наши зенитчики способны уничтожать как низколетящие, так и баллистические цели. Перехватить такую цель очень трудно, ведь она летит по баллистической траектории (практически вертикально).

РГ | Что сбить легче - межконтинентальную ракету или крылатую ракету, огибающую рельеф местности?

Мирошниченко | И то, и другое сложно. Баллистическая ракета распознается на большой высоте, но у нее огромная скорость. За секунду она пролетает до километра. Это оставляет мало времени на принятие решения. Маловысотные цели медленнее, но обнаруживаются лишь на малой дистанции. Поэтому все зависит от умения зенитчиков. Чтобы повысить подготовку войск, через несколько недель в Ашулуке начнутся крупномасштабные учения четвертой армии. Предстоит провести реальные боевые стрельбы. На полигоне будет создана сложная обстановка с использованием мишеней, имитирующих действия баллистических и маловысотных целей. Придется постараться, чтобы выполнить задачу. На обнаружение цели и ее уничтожение дается всего 45 секунд.

РГ | Наш читатель Владимир Кузнецов спрашивает, насколько эффективна современная российская авиация. Ведь по сравнению с той же американской она не применялась в боевых условиях, у наших летчиков нет такого боевого опыта, да и налетов меньше.

Мирошниченко | У американцев отлично поставлены реклама и самореклама. Цель - выбить средства налогоплательщика. Вспомните годы Великой Отечественной войны. На нас наступала армия, имевшая за плечами два года боевых действий, захватившая пол-Европы. Но мы все равно оказались сильнее.
Да, нынешний авиапарк ВВС не мерился силами с нашими потенциальными противниками. В современных условиях преимущества авиации того или иного государства выявляются в ходе учебных воздушных боев. Наши летчики на МиГах и Су не раз "воевали" со своими главными соперниками - американскими F-15 и F-16. Исход этого противостояния однозначно выявил превосходство отечественной авиации.

РГ | Как определяется победа в подобного рода противоборстве?

Мирошниченко | С помощью объективного контроля. На самолетах стоят приборы, фиксирующие параметры ближнего и дальнего боя. Условное уничтожение самолета противника происходит в результате его обнаружения, сближения с ним, выхода в зону применения вооружения и нажатия боевой кнопки.

РГ | Могут ли в реальном бою применяться такие элементы высшего пилотажа, как кобра и колокол?

Мирошниченко | Конечно. Эти фигуры придуманы не только для того, чтобы развлекать публику во время авиационных шоу. Их главное предназначение - одолеть врага. Та же кобра - это мгновенное торможение, в результате чего самолет теряется на какое-то время радаром. За счет этого маневра самолет противника оказывается впереди. Летчику остается только прицелиться. Хотя далеко не всегда подобные пируэты применимы в реальном столкновении. Например, в ближнем бою используются в основном управляемые ракеты с тепловой головкой самонаведения. Если ракета захватила самолет, то уничтожит его.

РГ | Не раз приходилось слышать мнение, что в связи с закрытием летных училищ качество подготовки военных летчиков снизилось.

Мирошниченко | Нет, это не так. Подготовку пилотов на Юге России осуществляют два училища - Краснодарское и филиал академии имени Гагарина в Ейске. Отбор проходят не все, настолько жесткие требования предъявляются к кандидатам. Те, кто прошел отсев, учатся по предельно насыщенной программе. Будущих летчиков доводят до уровня ведения одиночных воздушных боев. Происходит это не на тренажере, а в реальном боевом самолете в воздухе. Так что выпускники летных училищ сразу могут нести боевое дежурство. В то же время потребуется несколько лет, чтобы они стали полноценной боевой единицей.

РГ | Раньше летные училища ломились от желающих служить в авиации. Как обстоят дела сейчас?

Мирошниченко | Не скажу, что ломятся, но дефицита летчиков мы не испытываем.

РГ | Вы служили в Афганистане, имеете высший уровень квалификации в авиации - "летчик-снайпер". Часто самому приходится садиться за штурвал?

Мирошниченко | Увы, нет. Сильно загружен. Летать я начал в истребительной авиации, потом попал в истребительно-бомбардировочную, по окончании академии - в штурмовую авиацию на Су-25. Командовал полком истребителей Су-27, а впоследствии летал на истребителе МиГ-29. Теперь часто приходится бывать в командировках, так что хочу переучиться на транспортный самолет Ан-26.

Русское оружие Экономика Транспорт Авиатранспорт Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону
Добавьте RG.RU 
в избранные источники