20idei_media20
    20.03.2007 04:00
    Рубрика:

    Налог на справедливость

    Нельзя отрицать того факта, что в нашем обществе все более обостряется запрос на справедливость. А если говорить  точнее - на ее восстановление. При этом тема олигархов, неправедным путем получившим свои миллиарды, постепенно уходит на второй план. Видимо, сказывается демонстративное удаление крупного бизнеса от рычагов власти. Зато на авансцену выходят претензии к государству, которое никак не может эту справедливость обеспечить.

    Люди раздражены прежде всего двумя фактами. Первое. Даже по официальным, неполным данным, средний доход 10 процентов самых обеспеченных граждан в 15,3 раза превышает средний доход 10 процентов тех, у кого денег меньше всех. Причем за последние годы этот драматический разрыв не уменьшался, а увеличивался. Второе. По опросам социологов, чуть ли не половина нашего населения ощущает себя малообеспеченным. На этом фоне огромный профицит бюджета и пухнущий от денег Стабилизационный фонд вызывают массовое недовольство.

    Как должно реагировать на эти настроения ответственное государство? Прежде всего подумать: а справедливы ли действующие налоги?

    Начнем с подоходного налога. Несколько лет назад была введена единая (плоская) 13-процентная шкала его взимания. Судя по массовым настроениям, такое решение людьми до сих пор рассматривается как несправедливое. Аргументов два. Первый - сверхдоходы заведомо не могут быть честно заработанными. Второй - богатые всегда найдут возможность налог не заплатить. Но если первый аргумент носит явные следы советской уравниловки, то второй - в значительной своей части верен. Например, потому, что большинство российских долларовых миллиардеров и миллионеров зарплату, с которой и берется 13 процентов, не получают. Они не наемные работники, а собственники. Главный источник их дохода - дивиденды, с которых в качестве налога берется всего-то 9 процентов.

    Поэтому введение прогрессивной шкалы подоходного налога, которое с точки зрения общественного мнения кажется актом социальной справедливости, для ответственной власти неприемлемо. Ведь основной удар будет нанесен не по высокодоходным, а по среднеобеспеченным слоям - тем, кто благодаря собственному профессионализму и тяжелому труду обеспечивает себе 50-100-тысячную ежемесячную зарплату. Именно эти люди - первые кандидаты на участие в ипотечных программах. И для них не пустые слова "здоровый образ жизни" и "семейные ценности", именно они обеспечивают своим детям современное образование. Думаю, что это обстоятельство сыграло свою роль в том, что в своем Бюджетном послании президент встал на сторону тех, кто считает нецелесообразным отменять плоскую шкалу подоходного налога.

    Но остается открытым вопрос о налоге на дивиденды. Здесь одинаковая и очень низкая ставка, видимо, должна быть изменена. Только важно найти ту социально справедливую грань, отделяющую мультимиллионера, для которого, например, 20-процентный налог на дивиденды не представляет никакой угрозы для благосостояния, и мелкого держателя акций, который тем самым пытается сохранить небольшие сбережения. Вспомним о пенсионерах, стоящих в очереди, чтобы купить кусочек "Роснефти".

    Я упомянул о социально справедливой грани еще и в связи с предстоящим изменением ставок налога на недвижимость. Спрос на восстановление справедливости тут, бесспорно, есть. Нынешний налог имеет чисто символический характер. А поступает он (так же, как и налог на землю) в муниципальные бюджеты, страдающие, как правило, хронической нехваткой денег. В Бюджетном послании президент высказался за повышение этого налога, но так, чтобы для малообеспеченных людей ничего не изменилось.

    Позиция - вполне социально справедливая. Но очень важны конкретные детали. Одинаковые дома на Рублевском и Ярославском шоссе стоят совсем по-разному. Не надо забывать и о том, что "рыночная" стоимость недвижимости часто устанавливается искусственным сговором риелторов или застройщиков. И от тривиального монополизма, заквашенного на чиновничьих интересах, кое-где еще пока мы не избавились. А если налог будет вменяться налоговым инспектором, то тут нам не избежать нового поля для коррупции.

    Так же, как и с подоходным налогом, меня волнуют средние слои. Люди, с большим трудом заработав на квартиру или на загородный дом, могут быть обложены таким налогом, который пробьет изрядную брешь в их семейном бюджете. Важно, чтобы налог не стал наказанием непонятно за что. Не забыть бы нам про эту грань социальной справедливости! Тем более что новации по налогу на недвижимость хотят повсеместно ввести в ближайшие 2-3 года. Может быть, сначала имеет смысл провести эксперименты в нескольких небольших районах, наиболее типичных для разнообразной России?

    Размышляя о судьбе и подоходного налога, и налога на недвижимость, я озабочен прежде всего судьбой среднеобеспеченных слоев, которые только-только начинают кристаллизоваться в устойчивое и значимое явление. Здесь лучше недожать, чем пережать. Но как нам одновременно набрать достаточно денег для поддержки инвалидов, пенсионеров и детей-сирот? Вот тут на повестку дня выходит проблема ЕСН, профицита бюджета и Стабилизационного фонда.

    ЕСН обеспечивает пенсии, пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, расходы на обязательное медицинское страхование. И платится этот налог почему-то по регрессной шкале. С годовой заработной платы до 280 тыс. рублей работодатель платит 26 процентов, а после 600 тысяч - 104,8 тысячи плюс 2 процента с суммы, превышающей 600 тысяч. С годовой зарплаты 1 миллион рублей в процентах это означает - 11,28 процента. Думаю, что социальной справедливости тут нет. Тем более что бизнес так и не откликнулся массовым обелением зарплат на проведенное три года назад снижение базовой ставки ЕСН на целых 10 процентных пунктов. Надо либо восстанавливать обязательные страховые платежи, размер и порядок установления которых - тема для отдельного разговора, либо еще больше снизить ЕСН, одновременно установив плоскую шкалу его взимания.

    Что касается бюджетного профицита и Стабилизационного фонда, то, как и с подоходным налогом, у нашего общества есть большой соблазн их раздать в виде простого повышения пенсий и зарплат. Этому гибельному популизму нашли пока неравноценную замену в виде приоритетных национальных проектов. И дело здесь не только в несопоставимых масштабах затрат: на нацпроекты в 2007 году выделено около 300 миллиардов рублей, в то время как профицит запланирован более 1,5 триллиона рублей, а Стабфонд уже превысил 2,7 триллиона.

    Нужны адресные программы в отношении наиболее чувствительных к социальной несправедливости групп людей. Почему бы, например, не использовать проценты от размещения Стабфонда в ценных бумагах для обеспечения бесплатным надомным уходом пожилых и инвалидов? Или профинансировать из этого источника дополнительные медицинские услуги тем же категориям, а также детям? А может быть, раз и навсегда решить проблему бесплатных лекарств и технических средств реабилитации (протезы, инвалидные коляски)?

    Свобода и процветание, о которых мы мечтаем, становятся утопией, если общество отягощено раздражением, завистью и чувством социальной несправедливости. Об этом нужно не забывать ответственной политической элите.

    ЕВГЕНИЙ ГОНТМАХЕР

    РУКОВОДИТЕЛЬ

    ЦЕНТРА ИНСТИТУТА

    ЭКОНОМИКИ РАН

    Поделиться: