Новости

23.03.2007 04:45
Рубрика: Экономика

Конституционный суд услышал маму

История с декретными началась благодаря заявлению Татьяны Баныкиной. Когда юрист из Сарова собралась рожать второго ребенка, то неожиданно для себя обнаружила, как дорого ей обойдется эта радость. Просто до принятия Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования РФ на 2002 год" не ограничивались ни размер пособия по беременности и родам, ни размер заработка, принимаемого во внимания для его исчисления. Зато после 2002 года ежегодно в законе о бюджете ФСС утверждался максимальный размер пособия, которое для простоты по-прежнему называют "декретными". В 2002-2004 максимально платили 11 700 рублей, потом пособие начали повышать и сейчас женщинам выплачивают до 16 125 рублей. Татьяна Баныкина зарабатывала, однако, значительно больше 11 700 рублей (рожала она вторую дочку в 2004 году) и потому обратилась в суд с просьбой произвести перерасчет суммы пособия, а также взыскать недоплаченное. Сначала она выиграла в горсуде, потом проиграла в облсуде, а вот вчера выиграла дело в Конституционном суде и с полным правом заявила журналистам, что счастлива.

Однако счастлива может быть не только она одна. Изучив часть 1 статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования на 2002 год", а также часть 1 статьи 13 Закона "О бюджете Фонда социального страхования РФ на 2007 год", конституционные судьи признали эти нормы не соответствующими Конституции. Правда, они уточнили в постановлении, что "данная норма утрачивает силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения настоящего постановления". А значит, правительству и Госдуме предстоит ввести новое правовое регулирование примерно к 20 сентября (до этого продолжает действовать существующий порядок выплат). Как признали судьи в постановлении: "В современной социально-демографической ситуации в Российской Федерации институт материнства и детства приобретает повышенную публичную значимость, что обусловливает необходимость создания федеральным законодателем адекватной системы социальной защиты".

Как пояснила судья-докладчик Людмила Жаркова, "суд принял решение, что должна быть более справедливая соразмерность между предыдущим заработком, утраченным женщиной в связи с беременностью и родами, и размером максимального пособия". Она полагает, что одним из способов могло бы стать исчисление пособия в процентном соотношении к заработку. Например, при заработке до 280 тыс. рублей в год ввести 100-процентную ставку для пособия. "Заработки по стране, конечно, меньше - в основном 9-10 тыс. рублей в месяц, - пояснила Жаркова, - но для той категории женщин, которые получали ранее зарплату, превышающую максимальную сумму пособия, нынешнее регулирование оказалось чрезмерно ограничивающим их права".

Также вчера Конституционный суд приступил к проверке на соответствие Основному закону Конституции ряда норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (пункт 2 части 2 и части 3 статьи 413 и статьи 418) на чисто бытовом деле.

Как гласит запрос президиума Курганского облсуда, Елена Акимова после новогодних праздников (10 января 2005 года) поссорилась с мужем и "в ходе возникшей ссоры из личной неприязни умышленно ударила своего мужа Акимова С.Н. ножом в живот, нанеся ему проникающее ножевое ранение брюшной полости с повреждением внутренних органов, повлекшее причинение Акимову тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни в момент причинения". Мужа увезли в больницу, жену - в тюрьму. И вот 3 февраля 2005 года дело пошло в суд, а 7 февраля потерпевший Акимов скончался. Причем Петуховская центральная райбольница представила заключение, что причиной его смерти стали последствия ножевого ранения. Елена Акимова получила 4 года лишения свободы с отсрочкой отбывания наказания до достижения восьми лет ее сыном (тогда ему было всего пять). Но сестра погибшего обратилась в прокуратуру, прокуратура - в президиум Курганского облсуда с просьбой о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Акимовой Елены ввиду новых обстоятельств.

Тут личная драма переросла в одну из самых острых судебно-правовых проблем. Дело в том, что либеральные юристы считают заслугой нового УПК введение в него статьи о невозможности возобновления производства по уголовному делу ввиду возникновения новых обстоятельств, если это может повлечь ухудшение положения осужденного. Однако эта норма продолжает вызывать бурные дискуссии. Так, в запросе президиума Курганского облсуда говорится о том, что существующий запрет на пересмотр ошибочного судебного решения искажает саму суть правосудия и разрушает необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав потерпевших. В общем, предлагают оспариваемые нормы признать неконституционными. Представитель Госдумы в КС Елена Мизулина оказалась вчера в сложном положении. Она возглавляла рабочую группу по разработке УПК и всегда бывает особенно взволнованна, когда обсуждают ее любимое детище. "Действующая система пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу, достаточна для того, чтобы своевременно и добросовестно исправлять судебные ошибки", - решительно отвергала нападки на УПК Елена Мизулина.

А из выступления старшего прокурора Правового управления Генпрокуратуры Тараса Оксюка стало ясно, что ему пришлось даже хуже, чем Мизулиной. "Ни в сторону ухудшения, ни в сторону улучшения нельзя пересмотреть уже вступившее в силу решение суда в связи с вновь открывшимися обстоятельствами", - и Оксюк пояснил, что сейчас правоприменители вынуждены пользоваться смежными правовыми институтами. Так что, признался представитель Генпрокуратуры, вся надежда на КС - "пока ваше решение не разорвет этот круг".

Решение о том, будет ли изменен список оснований для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам, будет вынесено КС в течение месяца.

Экономика Пенсии и пособия Общество Соцсфера Соцзащита Общество Соцсфера Демография Власть Работа власти Госуправление Общество Семья и дети Судебная власть Конституционный суд
Добавьте RG.RU 
в избранные источники