Новости

27.03.2007 03:20
Рубрика: Экономика

Деньги идут!

Российская венчурная компания начала принимать заявки на инвестиции в инновации
Текст: Олег Бармичев (кандидат экономических наук)

Так уж случилось, что российская наука оказалась аутсайдером новообразованного рынка, долгое время не поддерживалась, и в результате идеи, возникшие еще в СССР, расползлись по всему миру, ими пользуется кто угодно, только не страна, где они родились. Между тем ларчик не опустел - перспективные идеи и даже опытные разработки в нашей стране есть, нужно только время на их реализацию и, конечно, деньги.

Деньги легко находятся, когда речь идет о проектах с быстрой окупаемостью, например, в недвижимость, газ, нефть, торговлю. Инвесторы - и российские, и зарубежные - готовы расходовать здесь миллиарды долларов, была бы возможность. Но в науку и инновации "вкладываться" они не спешат. И этому есть свое объяснение.

Не секрет, что из 10 новаций лишь 2 впоследствии приносят прибыль, 3 - 4 - самоокупаются, остальные прогорают. Только инвестирование в разработку идеи, без ее вывода на рынок, может длиться 3 - 5 лет, а потом полученный продукт надо еще продать.

С такими условиями на российском поле изъявляют желание играть лишь десятки компаний и частных инвесторов. Даже крупные структуры, обратившие свои взоры на венчурные проекты, предпочитают приобретать уже готовый бизнес, доказавший свою эффективность. А кто будет заниматься идеями?

Для идей остаются небольшие частные венчурные фонды, которые на свой страх и риск вкладывают деньги в интересные на их взгляд проекты и тянут их на рынок. Кстати, венчурный инвестор отличается от обычного своим участием в развитии бизнеса. Если последний просто дает деньги и ждет дивидендов, то первый помогает группе разработчиков создать менеджмент, выстроить систему управления, наладить каналы сбыта. То есть венчурный инвестор выращивает новый бизнес, а не расширяет существующий.

Нельзя не отметить, что многие компании с мировым именем на первоначальных этапах финансировались венчурными фондами или инвесторами: Microsoft, IBM, Apple, Intel, Google.

Из всех цивилизованных стран только в России принято считать, что научные разработки - это прерогатива государства, тогда как везде - это бизнес. Венчурный инвестор находит удачную идею, вкладывает в ее развитие деньги, выводит на рынок, а затем продает, фиксируя прибыль. Причем покупателем может быть не только предприниматель, но и государственная организация, допустим, военно-промышленная. Все зависит от того, что предлагается.

Если такое возможно в США, где рынок развит и многие ниши заняты, почему невозможно в России? Видимо, задавшись таким вопросом, правительство РФ в 2006 году учредило Российскую венчурную компанию с бюджетом в 30 миллиардов рублей. Самостоятельно она не будет инвестировать в идеи, ее задача - передавать деньги в управление венчурным инвесторам под конкретные проекты, победившие на конкурсе. Начинание, несомненно, своевременное и правильное, но без шероховатостей, как водится, не обошлось.

Подать заявку на получение инвестиций смогут только те венчурные фонды, которые смогут предоставить залог в размере 20 миллионов рублей для обеспечения обязательств и подтверждения серьезности намерений. Если сравнить эту сумму с размером инвестиций - от 600 миллионов до 1,5 миллиарда рублей, она невелика, но для малого венчурного фонда это чувствительно, деньги выдернуты из бюджета не такого уж крупного. Второе требование - наличие закрытого паевого инвестиционного фонда и управляющей компании, что также требует вложений. Получается, что в первой очереди к РВК окажутся крупные инвестиционные компании и венчурные фонды с зарубежным капиталом, а хотелось бы - небольшие российские. Именно они чаще всего держат в своих портфелях идеи, проходящие стадию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), в то время как крупные инвестиционные группы предпочитают покупать уже сформировавшийся бизнес и доработанные проекты, готовые для вывода на рынок или уже действующие на рынке.

Другая проблема венчурного рынка - реализация готовой продукции. Одно дело, если речь идет о чем-то массовом, когда, допустим, изобретено эффективное лекарство против СПИДа, оно дойдет до потребителей и без рекламы. Совсем другое - если новация предназначена для оптимизации работы в рамках одной отрасли, например, тяжелого машиностроения. Скажем, вибростанок для балансировк роторов. Как его донести до руководства крупного завода? Попасть к нему на прием директору малого предприятия сложно, для этого нужны связи. Попытаться продать новую технологию через среднее звено бесперспективно. Правильно в этой ситуации ожидать помощи от государства, если само бизнес-сообщество и здесь не готово открывать двери для идей.

Сегодня чиновники боятся представлять интересы небольших компаний где-либо, опасаясь обвинения в лоббировании, коррупции. Хотя президент России Владимир Путин не стесняется продвигать по всему миру крупные отечественные инновации. Возможно, власть должна что-то изменить в своем поведении и найти нечто среднее между точным следованием букве закона и боязнью что-либо продвигать, чтобы чиновники поддерживали новации не только теоретически, выдавая рекомендации, но и практически - обеспечивая рост малого и среднего бизнеса.

Как бы там ни было, Российская венчурная компания начала прием заявок на первый инвестиционный транш. Подведение итогов - в мае.

Экономика Бизнес Экономика Финансы Инвестиции Венчурный бизнес в России