Новости

27.03.2007 04:00
Рубрика: Экономика

Сезон спасателей

МЧС России готовится к нашим отпускам

Опасней гор могут быть только горы

Российская газета | Юрий Леонидович, в последнее время сообщения о пропавших в горах туристах появляются с печальной регулярностью.

Юрий Воробьев | Верно. С туристами у нас дело обстоит не очень хорошо. Но это не наша сфера, не буду ее критиковать. К сожалению, проблемы туризма очень часто переходят в нашу сферу. И поэтому мы в прошлом году провели на Байкале специальную конференцию, пригласили Федеральное агентство по туризму, представителей местных органов власти, крупных туристических и страховых компаний. К сожалению, заинтересованность в решении этой проблемы крайне мала: руководители компаний не приехали. Хотя именно они должны отвечать за безопасность туристов! По моим данным, среди путешествующих по России страхуются только 1,5-3 процента. То есть страховые компании пока не включились в процесс организации внутреннего туризма. И пока это не произойдет, у нас не будет возможности обеспечить достойную материальную поддержку безопасности туризма. Потому что возникающие риски должны быть учтены именно этой формой - страхованием.

РГ | А может быть, просто надо принять поправку в существующее законодательство по ужесточению допуска к экстремальным маршрутам?

Воробьев | Слишком жестко, конечно, нельзя действовать, потому что человек имеет право отдыхать так, как он пожелает. Задача турфирмы, страховой компании и, если понадобится, наша - обеспечить ему безопасный отдых. Поэтому мы внесли свои поправки к закону о туризме, разработанные совместно с Федеральным агентством по туризму. В конце 2006 года мы провели конференцию, посвященную проблемам обеспечения безопасности туризма. Более того, мы разослали выработанные на конференции рекомендации по всем субъектам Федерации.

РГ | Что конкретно предлагает МЧС изменить в законе?

Воробьев | Сейчас нужно менять не федеральные законы, а законы субъектов Федерации. Безопасность туризма - это предмет регулирования законодательных органов на местах. А пока только в 40 процентах субъектов Федерации приняты законы в области туризма. Не говоря уже о том, что в этих нормативных актах, как правило, не затрагивается тема безопасности туризма. Недавно МЧС совместно с администрацией Хакасии подготовили такую поправку в существующий закон о туристической деятельности на территории Республики Хакасия. Местные власти ее приняли. В соответствии с ним у турфирмы должны пройти регистрацию и обеспечить соответствующий контроль за безопасностью маршрутов. Мы надеемся, что в этом году уже и другие субъекты Федерации примут такие поправки.

Вы поймите, насколько это важно: 11 процентов ВВП в мире дает туризм. Одно рабочее место в этой сфере дает сразу четыре рабочих места в сопутствующих сферах. Это настоящий "двигатель" эффективного развития экономики. И представьте теперь, сколько туристов поедут отдыхать в Россию, если будут знать, что их маршруты безопасны? Тем более что сейчас очень популярны такие виды туризма, как экологический, экстремальный - то есть то, что наша страна может предложить в достаточном количестве. Поэтому если создать условия, мы обеспечим и рабочие места, и приток денежных средств в бюджеты тех субъектов Федерации, в которых туризм будет развиваться. Но туризм не может развиваться, если не будет обеспечен весь комплекс безопасности.

РГ | На данный момент где чаще всего регистрируются ЧП с туристами?

Воробьев | Наиболее часто гибнут туристы на Кавказе, в Южной Сибири и на Урале. Замечу, что на "первом месте" стоит не высокогорный и труднодоступный Кавказ, а обычные причерноморские склоны Западного и Северного Кавказа. Статистика свидетельствует, что большинство происшествий происходит в районах, давно освоенных в туристском отношении, и реже ЧП случаются в малоосвоенных регионах, посещаемых достаточно опытными туристами, например, на Кольском полуострове и Дальнем Востоке.

Так вот, первая поправка, которую предлагает МЧС, - урегулировать деятельность турфирм на уровне местного законодательства. Во-вторых, вовлечь в этот процесс страховые компании. В-третьих, обязать организаторов туристических маршрутов обязательно исследовать и оценивать их с точки зрения безопасности.

"Дикий" отдых и дикие нравы

РГ | А как быть с туристами-"дикарями"? Ведь экстремальный туризм на то и экстремальный, чтобы не спрашивать ни у кого разрешения.

Воробьев | Если уж люди решили, мы не можем им запретить идти туда, куда они хотят. Но должна быть регистрация туристов. И они обязательно должны получать необходимую методическую поддержку в туристических организациях или спасательных отрядах, сообщать данные о маршруте, иметь связь со спасательными службами.

РГ | Вы считаете реальным обязать "дикаря" зарегистрироваться в спасательной службе?

Воробьев | Не все регулируется законом. Я в Лондоне изучал, как у них работает спасательная служба на воде. Спрашиваю: "Как вы регистрируете суда? И кто выдает удостоверение судоводителя?" Они отвечают: "Мы не регистрируем. Купил человек яхту - и все. И никаких документов ему не выдают, он член яхт-клуба, этого достаточно". Дело не в законе, там человек, не умеющий управлять яхтой, не встанет за штурвал по определению. Вот вам налицо традиции безопасности. Нельзя спасать насильно, понимаете? Человек сам должен что-то сделать для сохранения своей жизни.

РГ | Вопрос из Ростова. На Кавказе постоянно происходят ЧП с альпинистами. Планируется ли там расширение спасательных сил?

Воробьев | А у нас и так там самая большая спасательная группировка. И работают там очень высококвалифицированные специалисты. Чтобы спасти альпиниста, спасатель должен быть подготовлен лучше, чем он. Нами специально создан горный лагерь спасателей. Знаете, что это такое? Если в горах на высоте 4000-5000 метров произошло ЧП, нельзя сразу туда пойти и спустить вниз пострадавших. Восхождение должно совершаться постепенно, человек должен адаптироваться к горным условиям.

Учитывая все это, беду гораздо легче предотвратить. Наши спасательные подразделения постоянно работают на опасных маршрутах. Проще простого прийти, зарегистрироваться, указать маршрут, поинтересоваться условиями на маршруте, получить рекомендации, организовать связь и так далее. Посоветуйтесь, возьмите частоты наших радиостанций, если у вас свои радиостанции. Если нет, мы дадим наши средства связи, дадим датчики, которые позволяют сообщить о ЧП. Мы порекомендуем необходимое дополнение к вашей экипировке. Наконец, мы посоветуем вам не идти туда, где опасно. Люди сами тоже должны заботиться о своей безопасности, хотя бы проявлять минимальную осторожность, а не быть "дикарями" по отношению к самим себе.

РГ | Аспирант Московской медицинской академии им. Сеченова Максим Горохов интересуется, существует ли международное сотрудничество в вопросах обеспечения туристической деятельности?

Воробьев | Безопасностью туризма занимаются туристические организации, а координатором является Всемирная туристическая организация. Для МЧС главное - спасение человека. Грубо говоря, мы вообще не должны заниматься безопасностью туризма, так же, как, например, безопасностью железнодорожного движения! Мы спасательная служба и действуем в чрезвычайных ситуациях, а организаторы и участники туристической деятельности должны по возможности не допускать чрезвычайных ситуаций.

Мы взаимодействуем со спасателями других стран, ежегодно проходят совместные учения, тренировки, обмен опытом.

Аномальные весна и лето страшны болезнями

РГ | Юрий Леонидович, давайте отвлечемся от проблем отдыха и вернемся к повседневным заботам. Вопрос из Ульяновска, прислал его директор одного муниципального предприятия, проводящего противооползневые работы. Центральная историческая часть Ульяновска в междуречье Волги и Свияги находится в опасной оползневой зоне. На защиту Ульяновска от оползней требуется порядка 18 миллиардов рублей. Ни город, ни область эту проблему решить не в состоянии из-за отсутствия средств. Можно ли Ульяновску попасть в какую-то федеральную целевую программу, чтобы хотя бы спасти его историческую часть?

Воробьев | Я думаю, что да. Мы знаем, что в Ульяновске есть такая проблема. Но это вопрос губернатора и правительства области. К сожалению, не в компетенции МЧС выделять какие-то средства на то, чтобы укрепить тот или иной участок земли в городе. И потом это просто не наша сфера деятельности. Чем мы можем помочь? Поддержать запрос, провести свою экспертизу, доказать важность и своевременность реагирования на эти риски - это да.

РГ | Кликовский Анатолий Георгиевич из Нижнего Новгорода интересуется прогнозом МЧС на весну-лето. Говорит, в городе муссируются слухи о поднятии уровня водохранилища до критической для Нижнего Новгорода отметки.

Воробьев | Действительно, Волжско-Камский каскад водохранилища сегодня заполнен выше нормы. Поэтому в зависимости от того, как будет проходить весна, по такому сценарию и будет развиваться ситуация. Если весна будет нормальная, без сильных осадков, тогда проблем быть не должно. Если придет циклон - а после аномальной зимы, которую мы с вами пережили, мы не можем утверждать, что циклона не будет, - и выпадет большое количество осадков, водохранилища примут большое количество воды и, естественно, сбросят больше воды, чем положено. Тогда могут быть разрушены противопаводковые плотины и начаться подтопления. В 1991 году ущерб от таких подтоплений составил более сотни миллионов рублей.

РГ | Вы готовы к такому неблагоприятному развитию событий?

Воробьев | Да. Предупредили территориальные органы, разослали прогнозы на места. Естественно, мы и дальше будем контролировать их действия, работать с администрациями субъектов Федерации. Если администрации на местах сработают четко, то проблем быть не должно. Вообще, паводки этой весной опасны лишь последствиями зимних заторных процессов, которые могут отрицательно повлиять на весеннее половодье, на весенний пропуск воды по рекам, на весенний ледоход.

РГ | Какие реки вызывают основные опасения?

Воробьев | Наибольшая угроза аномального развития паводка в связи с внесезонным вскрытием рек, консервацией заторов и сложными условиями проведения работ по разупрочнению льда сложится на территориях Северо-Западного и Сибирского федеральных округов, в бассейнах рек Северная Двина (Архангельская, Вологодская области), на территории Республики Карелия (р. Выг), на реке Енисей ниже Красноярской ГЭС (г. Енисейск, Красноярский край). В результате высокой приточности в водохранилище на реке Енисей повышена наполняемость Красноярского и Саяно-Шушенского водохранилищ. Значительное превышение нормы уровня воды в период ледостава (на 1,5-3 м выше нормы) и наличие законсервированных заторных образований и ледовых торосов у г. Енисейска увеличивают угрозу неблагоприятного развития паводковой обстановки в этом районе. Но не только паводковая ситуация нас настораживает. В период весеннего снеготаяния повышается вероятность возникновения чрезвычайных ситуаций, связанных с ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки, при затоплении и размыве очагов опасных инфекций, в том числе мест захоронений животных, павших от сибирской язвы, свалок бытовых отходов, складов ядохимикатов и кладбищ. Наибольшая угроза попадания в зону паводка сибиреязвенных захоронений существует на территории Южного федерального округа (Республика Дагестан и Ставропольский край). Повышенная вероятность попадания в зону паводка кладбищ существует на территории Краснодарского края.

Повышенная угроза попадания в зону паводка свалок твердых бытовых отходов существуют на территориях Ленинградской (115 таких свалок), Ростовской (50) и Астраханской областей (48).

Предпосылки для возникновения чрезвычайных ситуаций, обусловленных неудовлетворительным состоянием складов ядохимикатов, существуют на территории Челябинской области, где из 17 складов с ядохимикатами 6 находятся в аварийном состоянии, 11 разрушены, из них 2 находятся в водоохранной и 1 в санитарной зоне.

Наибольшая угроза вспышек инфекционных заболеваний, вызванных повышенным загрязнением поверхностных и подземных вод в период весеннего паводка (март-апрель), существует для большинства субъектов Федерации Северо-Западного, Приволжского и Уральского ФО.

РГ | Что еще надо учитывать в прогнозе на весну-лето?

Воробьев | В связи с продолжительной осенью и теплой зимой возникли благоприятные условия для появления большого количества грызунов. А где грызуны - там болезни. Поэтому мы дали поручение контролировать санитарную обстановку, с тем чтобы не допустить распространение болезни человека и животных вследствие этого явления.

Существует вероятность вспышек клещевого энцефалита, геморрагической лихорадки, поэтому мы рекомендовали своевременно обработать зоны отдыха, особенно детского.

Спасать, невзирая на джипы

РГ | Каждую весну, когда начинается ледоход, приходят тревожные сообщения о рыбаках, застрявших на оторвавшихся льдинах. И эта проблема не менее серьезна, чем туристы-"дикари". Ведь предупреждают, что на лед выходить опасно, а все равно идут. Как с этим бороться?

Воробьев | Когда этой зимой была оттепель, я лично проверял наших рыбаков. Подходил к ним на катере на воздушной подушке, спрашивал, понимают ли они вообще, что находятся в опасной зоне? "Да, мы все понимаем. Спасибо, что вы здесь". Все! В массе своей рыбаки - местные жители, которые всю жизнь рыбачили, это их основное средство пропитания, их доход и отдых. И что, их штрафовать? Или штрафами облагать только тех рыбаков, которые приезжают рыбачить на джипах, "просто отдохнуть"? Тоже нельзя, закон для всех одинаков, поэтому нужно думать, как организовать этот вид отдыха или промысла. Задача же МЧС состоит, мне кажется, в другом. Мы обязаны спасать в любом случае.

РГ | Почему? Ведь вся спасательная операция организована за счет государства. То бишь за счет законопослушных граждан. Почему мы должны оплачивать экстремальные удовольствия?

Воробьев | Потому что не развита система страхования рисков, потому что плохо администрируются эти виды деятельности. Сейчас даже наше обращение в суд по компенсации затрат проблематично. Все это вопросы развития культуры безопасности, понимание которой постепенно приходит.

Экономика Туризм Происшествия Правосудие Охрана порядка Правительство МЧС Деловой завтрак